Макс Ферстаппен
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

«Пойдём к психиатру вместе». Жёсткие ответы Ферстаппена критикам

Юный злой гений Формулы-1 Макс Ферстаппен никогда не признаёт вины и жёстко отвечает критикам. Мы собрали самые острые споры голландца.
7 сентября 2016, среда. 13:45. Авто
>>> По пути Квята. Хороша ли агрессия Ферстаппена?

Жак Вильнёв — о переходе Макса в Формулу-1
— Макс всё ещё мальчик, это очень рискованно. Вы не возьмёте 16-летнего, кто ещё не был в университете, доктором в больницу, пусть даже он очень хорош и умён. Это худшее, что произошло с Формулой-1 за всё время, потому что повлечёт два эффекта. Либо он будет уничтожен, либо, если он сразу же окажется успешен, Ф-1 станет просто ничем, будет бессмысленной.

Ответ: «Я всегда делал большие шаги. И переход из картинга в Формулу-3 также был большим шагом, но со мной всегда рядом был мой отец. Думаю, я готов к переходу. Возраст — это всего лишь цифра.
Возраст — это всего лишь цифра. Важно быть быстрым на трассе. За это я не беспокоюсь и даже не думаю об этом.
Важно быть быстрым на трассе. За это я не беспокоюсь и даже не думаю об этом».

Ромен Грожан — о столкновении с Максом на Гран-при Монако - 2015
— К сожалению для меня, он забыл о точке торможения. Да, он был быстрее, но все знают, что в Монако нелегко обгонять. В этом движении он был излишне оптимистичен. Он мог нанести вред своему или моему здоровью. Он очень старался, но перестарался.

Ответ: «После пит-стопа я создавал прессинг, когда вдруг был протестирован Грожаном на торможении и попал в серьёзную аварию».

Фелипе Масса — об аварии Грожана и Ферстаппена
— Я бы сказал, что инцидент с Ферстаппеном был довольно опасным. Он просто затормозил очень поздно, и то, что произошло, было опасным. Если честно, он даже не был в позиции для обгона. Он даже не был достаточно рядом, чтобы поехать бок о бок: он был позади.

Ответ: «Возможно, тебе стоит пересмотреть прошлогоднюю гонку в Монреале и посмотреть, что там случилось».

Пастор Мальдонадо — о борьбе с Максом на Гран-при Австрии
— Он был не агрессивным, а, скажем так… он не уважал правил. Надо оставлять некоторое пространство другой машине. А он это правило не уважал. Несколько раз он действовал на пределе. Если стюарды ничего не сказали по этому поводу, значит всё в порядке.

Ответ: «Довольно забавно слышать это от Пастора. Единственное, что я могу сказать о его комментариях, что это забавно. Я не отношусь к этому слишком серьёзно. Я наслаждался своей работой, защищая свою позицию. И Пастор делал бы то же самое».

Карлос Сайнс — об отказе Макса выполнить приказ команды и выпустить его вперёд в Сингапуре
— Теперь я лучше знаю Макса. В Малайзии на последнем отрезке гонки Макс обогнал меня: это не был обгон, я дал ему пройти. А все сказали: „Ох, какой блестящий манёвр“. В Монако я тоже подвинулся. И был ещё один раз — я не помню где. Вероятно, Максу нравится играть роль плохого парня, он продемонстрировал это.

Ответ: «Да, из боксов поступала команда пропустить Карлоса, но у меня на протяжении всей гонки был отличный темп, я отрывался ото всех в середине пелотона, догонял шедших впереди, а потому не видел причин, почему должен был пропускать напарника».

Карлос Сайнс — об инциденте в Австралии, когда Макс слегка врезался в него сзади
— У нас было немного общения по радио, мало что можно было понять. В эпизоде с контактом я получил тычок сзади и увидел в зеркалах, как Макса развернуло.

Ответ: «Я всё время был быстрее Сайнса, но ничего не было предпринято. Я был очень зол. У нас отличная машина, и 10-е место — не то, где мы должны быть. В норме я должен быть далеко впереди.
После того как со мной так поступили в первом повороте, я не собирался отдавать позиции. Жалобы Кими - это нелепо. Но для телевидения хорошо, когда кто-то стонет.
С этим всё должно быть в порядке».

Кими Райкконен – об опасной обороне Макса по ходу гонки в Бельгии
— Я целиком и полностью за честную и плотную борьбу, но когда мне приходится тормозить, чтобы не врезаться в него, потому что он поворачивает после моего манёвра, это неправильно. У нас могла быть большая авария. Когда мне приходится тормозить на полной скорости... Ни с одним другим пилотом у меня такого не было.

Ответ: «После того как со мной так поступили в первом повороте, я не собирался отдавать позиции. Жалобы Кими - это нелепо. Но для телевидения хорошо, когда кто-то стонет. Говорить, что я агрессивно ехал, - большая ложь. Я просто защищал свою позицию. Мы с "Феррари" боремся в чемпионате, так что не может быть, чтобы мы говорили друг другу: "Спасибо большое, дверь открыта, можете ехать". Мы здесь боремся и хотим набирать очки - думаю, Сенне и Просту это понравилось бы».

Себастьян Феттель — о контакте двух «Феррари» и Макса на старте в Бельгии
— Машина, которая впереди, имеет приоритет, и это Максу надо понять. У него не было шансов войти в поворот без контакта. Я оставлял Кими мало места и мог проехать, но он нет, потому что Макс в любом случае бы его задел.
Ответ: «Я думаю, что им должно быть стыдно за то, что они допустили аварию при таком количестве опыта, какой они имеют за плечами, а потом жалуются на меня. Поэтому они не должны делать драмы из произошедшего. Они должны понять, что я недоволен тем, как они меня выбили из гонки. Если они портят мою гонку, то я не собираюсь им облегчать жизнь».

>>> Спорный момент: можно ли бороться, как Ферстаппен?

Жак Вильнёв — о мнении, что на старте в Спа ошибся Макс

— Если у тебя был плохой старт, то просто прими это. Но после этого он жалуется на других пилотов, говоря: «Они разрушили мою гонку». Расслабься, расслабься. Ты знаешь, что пошёл на большой риск, и он не окупился. Ты разрушил их гонку и свою собственную. Всё в порядке, это жизнь. Но то, что он сделал впоследствии, неприемлемо. То, что он сделал дважды на прямой в борьбе с Райкконеном, и с Феттелем тоже... Нужно просто успокоиться, иначе ты кого-то убьёшь.

Ответ: «Вильнёву стоит следить за своими словами, ведь это он убил человека.
Высказывания Жака о том, что кто-то может кого-то убить на гоночной трассе, звучат уважительно по отношению к семье погибшего маршала.
Не думаю, что высказывания Жака о том, что кто-то может кого-то убить на гоночной трассе, звучат уважительно по отношению к семье погибшего маршала».

Ники Лауда — о стартовом инциденте в Спа
— Если он говорит, что виноват Кими, то это относится к области психиатрии. Гонщик не может ставить под угрозу безопасность другого пилота и свою. И у него нет ни малейшего понятия, что он допустил ошибку. С такими ошибками гонки не выигрываются. То, что он попытался сделать на старте, это полное безумие. Ему нужно назад в школу. Нельзя так пилотировать в Формуле-1, и так нельзя выигрывать гонки.

Ответ: «Если я пойду к психиатру, то мы должны пойти вместе. Критика ничего для меня не меняет. К некоторым поступкам относятся критически, но затем, думаю, они привыкнут».

>>> «Макс всё больше похож на Шумахера». СМИ — о Гран-при Бельгии
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 74
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →