Петров: я не ищу лёгких путей
Текст: Евгений Кустов

Петров: я не ищу лёгких путей

Российский автогонщик серии GP2 Виталий Петров подвёл итоги прошедшего сезона, рассказал об особенностях этой серии, не согласился с Роном Деннисом и поделился своими планами на будущее.
25 сентября 2008, четверг. 22:30. Авто
Российский автогонщик серии GP2 Виталий Петров подвёл итоги прошедшего сезона, рассказал об особенностях этой серии, не согласился с боссом "Макларена" Роном Деннисом и поделился своими планами на будущее.

— Виталий, в этом году вы поднялись в общем зачёте GP2 на шесть позиций: седьмое место против 13-го годом ранее. Вы довольны своим выступлением?
— Честно говоря, не очень доволен. Начало чемпионата было неплохим, но потом потеряли что-то в машине в середине сезона. Пришлось довольствоваться не самыми высокими результатами. К счастью, баланс был восстановлен уже на этапе в Германии, и я смог снова сражаться за подиумы и очки.

— Что помешало выступить ещё лучше?
В GP2 есть несколько пилотов, которые славятся своими необдуманными поступками. Таких примеров масса. Есть и совсем абсурдные, когда партнёры по команде выпихивают друг друга с трассы, лишаясь возможности заработать баллы.
— Так сложно сказать, что конкретно помешало. Просто что-то не складывалось в настройках машины, немного упала мотивация, в середине сезона сменили напарника по команде. Думаю, это совокупность каких-то обстоятельств. Но по большей части я виню только себя.

— Часто ли приходилось страдать из-за неопытности и горячности других пилотов, провоцировавших аварии?
— В GP2 есть несколько пилотов, которые славятся своими необдуманными поступками. Таких примеров масса. Есть и совсем абсурдные, когда партнёры по команде выпихивают друг друга с трассы, лишаясь возможности заработать баллы. Если говорить обо мне, то в этом сезоне показательной стала предпоследняя гонка в Монце. Был ужасный дождь, мы стартовали под пейс-каром, после трёх кругов машина безопасности свернула в боксы, но дождь не прекратился, и шлейф от машин был такой сильный, что ничего не было видно. Я стартовал пятым, позади меня шёл Цубер, но перед первым поворотом я почувствовал, что его машина немного меня подтолкнула, я вылетел в гравий. Пытался рестартовать, но мне это не удалось.

Уже когда выбрался из машины, увидел, что практически лишился задней части болида: всё было разгромлено подчистую. Оказывается, стартовавший девятым Хави Вилла решил, что нет смысла тормозить на мокрой трассе, и со всего хода врезался в автомобиль Цубера, выбив из борьбы сразу двоих пилотов. Цубер ни за что не сражался в чемпионате, а для меня эта гонка была очень важной: я мог бы завершить чемпионат пятым. Неприятно и то, что Вилла даже не подошел извиняться. За него приходили и менеджеры его команды, и даже его напарник Джорджио Пантано.

— Насколько легко было настраивать машину к различным трассам чемпионата? Хорошо ли налажен контакт с механиками команды?
— У нас отличные отношения с механиками и с инженерами. Вообще, возможно, у нас самый лучший коллектив. Работать приходится по 20 часов в сутки, но когда вокруг тебя единомышленники, это здорово помогает. Конечно, любая трасса специфична, и к каждому автодрому нужен свой подход. А тесты в нашей серии запрещены. Поэтому мы часами анализируем данные телеметрии, ищем оптимальные настройки, спорим. Иногда приходится и рисковать.

— То, что в этом году в серии GP2 использовался новый болид, пошло вам на пользу или нет?
Уже когда выбрался из машины, увидел, что практически лишился задней части болида: всё было разгромлено под чистую. Оказывается, стартовавший девятым Хави Вилла решил, что нет смысла тормозить на мокрой трассе, и со всего хода врезался в автомобиль Цубера, выбив из борьбы сразу двоих пилотов.
— Да, новая машина мне понравилась. Она гораздо сложнее предыдущей. И намного мощнее.

— Какую свою гонку в этом году вы считаете самой успешной? Это субботняя Валенсия или что-то другое?
— Каждая гонка хороша по-своему. В этом сезоне были откровенно неудачные гонки, например, Монако. Были те, которые принесли массу положительных эмоций. Это Валенсия, где я одержал победу. Но были просто сложные гонки, где приходилось много атаковать, анализировать ситуацию на трассе. Люблю сложные погодные условия, когда дождь затихает и трасса начинает подсыхать. Вообще, не ищу лёгких путей.

— Какая трасса из календаря GP2 нравится вам больше всего?
— Мне нравятся городские трассы Монако и Валенсия, но люблю ездить и по стационарным автодромам. Обожаю Монцу. Особенно в дождь.

— Насколько ценится в GP2 победа в командном зачёте, завоёванная Campos?
— Командная победа – это самый высокий результат. Причём результат именно командной работы, то есть труда каждого механика, инженера, пилота, менеджера. Это коллективный результат, высшая награда всей команде и каждому её члену в отдельности. Это очень высоко ценится в GP2. Ездить в чемпионской команде не просто престижно, но и ответственно. Нельзя подвести коллектив.

— Рон Деннис говорит, что не видит в GP2 исключительных талантов. Как вы относитесь к его словам?
— Плохо смотрит.

— Похоже, победитель этого сезона Пантано прервёт традицию, по которой чемпион GP2 на следующий год попадал в Ф-1. На ваш взгляд, с чем это связано?
Прежде всего, его фамилия Пантано, а не Сенна или Пике. Во-вторых, ему же уже тридцать лет! В-третьих, был он уже в Формуле-1. Не смог реализовать первый шанс, надо попытаться найти себя в чём-то другом.
— Прежде всего, его фамилия Пантано, а не Сенна или Пике. Во-вторых, ему же уже тридцать лет! В-третьих, был он уже в Формуле-1. Не смог реализовать первый шанс, надо попытаться найти себя в чём-то другом. Говорят, он собирается в Америку. Это отличный поворот событий, он там сможет показать класс европейской школы. Но я думаю, что из Джорджио вышел бы отменный тест-пилот для команды высочайшего класса. Вот если бы его взяли в "Феррари", он принёс бы много пользы.

— Вы уже определились со своими планами на следующий сезон? Остаётесь ли вы в GP2? Будете ли зимой участвовать в азиатской серии GP2?
— Нами вместе с моим менеджментом и спонсорами принято решение провести финальный сезон в GP2. При этом останусь в своей команде.

— Напоследок хрестоматийный вопрос, который любят задавать все любители Ф-1: когда ждать в Формуле-1 российского пилота? Каковы шансы, что им станете именно вы?
— Я очень хочу попасть в Формулу-1. Думаю, что и Россия готова иметь своего пилота в королевских автогонках. Как говорится, если сильно захотеть, то всё получится. Главное – верить в успех.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →