Даниил Квят
Фото: Павел Ткачук, «Чемпионат»
Текст: Евгений Кустов

Квят: в какой-то момент я хочу бороться за чемпионат мира

Даниил Квят пережил в 2016-м немало неприятных моментов, но выкарабкался. В интервью «Чемпионату» россиянин рассказал о прогрессе и целях.
18 ноября 2016, пятница. 12:00. Авто
Оставив позади Гран-при Бразилии, Даниил Квят вместе со своим боссом Францем Тостом приехал в Москву, чтобы принять участие в нескольких мероприятиях нового партнёра «Торо Россо», компании Acronis. В промежутке между встречами с журналистами, лицеистами, студентами и снова журналистами российский гонщик Формулы-1 довольно откровенно рассказал о непростом сезоне-2016 и не только.

Даниил Квят провёл лекцию и урок физкультуры. Фоторепортаж

«С судейством много чего непонятно»


— Даниил, сколько дней в году вы проводите в России?
— Честно говоря, не считал. Основное время — в самолётах, гостиницах и, естественно, на трассах. Я провёл несколько дней в Москве в мае — после гонки в Сочи.
Вот сейчас вернулся тоже на несколько дней. Так и живём.

— С момента Гран-при Бразилии прошло несколько дней. Сразу после гонки вы сказали, что решение перейти на промежуточные шины в дебюте гонки было верным — сейчас по-прежнему так считаете? Сайнс на пит-стоп не поехал, избежал проблем и набрал очки…
— Мы пришли к правильному решению. Нельзя же было предвидеть, что выедет сейфти-кар и затем в меня въедет Палмер. Как только мы перешли на промежуточные шины, то скорость была очень высокой, и я думаю, что на тот момент это было верное решение. Но потом был сейфти-кар, а затем — прокол. Вернее, отказ датчика, ошибочно показавшего наличие медленного прокола. Я говорил по радио, что ничего не чувствую, но если команда видит прокол по датчику, то практически обязана позвать меня в боксы. Пришлось заехать на пит-стоп ещё раз, и я откатился на предпоследнее место. Дальше была авария с Палмером, и машина оказалась очень сильно повреждена. Гонка была разрушена, всё пошло по спирали.

Все обстоятельства по ходу гонки сложились против меня. Жаль, что было упущено много очков, но когда так происходит, ты ничего не можешь поделать. Не люблю гадать, но думаю, что без этих проблем мы с Карлосом были бы примерно в одной зоне, боролись бы друг с другом. Однако, как это очень часто бывало в этом году, всё прошло не по моему сценарию.

— Вы вообще верите в такое понятие, как некое фатальное невезение? Одни спортсмены верят, другие очень не любят это слово.
— Часто что-то случалось, но я думаю, что во всём есть свой смысл. Рано или поздно всё вернётся: иногда обстоятельства складываются против тебя, иногда — за.
В середине сезона мы очень много экспериментировали, вносили изменения «методом тыка» и, конечно, часто ошибались.
После гонок я часто спрашивал себя, почему всё так происходит, но иногда ничего нельзя поделать. К счастью, я довольно быстро прихожу в себя.

— После Гран-при Мексики вы обещали, что встретитесь с Чарли Уайтингом и обсудите с ним свой штраф за столкновение с Серхио Пересом, смещавшимся на торможении. Поговорили? Ведь в следующей гонке в схожей ситуации оштрафовали ехавшего впереди Феттеля.
— Сейчас судейство на таком уровне, что много чего непонятно, это довольно обсуждаемая тема. Не знаю, как достичь стабильности. В Мексике много чего происходило: меня ведь ещё оштрафовали за инцидент с Грожаном. Я до конца так и не понял, что там случилось: да, я заехал при обгоне на обочину, но видел, что он тоже не соблюдал пределы трассы. У меня не было бы вопросов, если бы он остался на трассе, но я видел в зеркалах, что этого не было. Например, в Сингапуре, когда я по обочине обошёл Переса, то пропустил обратно, потому что Серхио остался на трассе.

В регламенте много серых зон, и нужно понять, как всё будет судиться в следующем сезоне. Пока понятно не всё.

«Вносили изменения «методом тыка»


— Как только вы вернулись в «Торо Россо», то рассказывали, что работа чуть усложняется тем, что в вашей бригаде не очень опытные инженеры. Можно сказать, что сейчас вы с ними уже вышли на уровень, близкий к оптимальному?
— Думаю, да. В итоге мы отлично сработались с моим инженером Пьером. В середине сезона мы очень много экспериментировали, вносили изменения «методом тыка» и, конечно, часто ошибались. Не было стабильности. Но мы нашли стабильную базу после летнего перерыва, и она оправдывает себя. Каждые пятницы и субботы проходят у нас всё чище и чище,
Доктор Марко очень многое для меня сделал. Они ведут меня с 15 лет, довели до Формулы-1, до «Ред Булл».
мы выполняем свою работу не хуже, чем другая сторона гаража. И это очень приятно, ведь Карлос и его инженеры тоже очень сильны, они стали для нас отличным ориентиром. Когда мы оказываемся впереди, то знаем, что хорошо поработали.

— И теперь вы вновь начали время от времени обходить Сайнса в квалификациях.
— Да, это стало происходить чаще, наша борьба в квалификациях стала плотнее. Теперь мы уже знаем заранее, что будем близки с Сайнсом в квалификациях. Только нам с инженером обидно, что не было вознаграждения в виде набранных очков. В той же Бразилии мы были расстроены, потому что знали, что отлично провели пятницу и субботу, знали, что будем быстры под дождём, и быстро ехали на промежуточных шинах. Но обстоятельства опять были против нас. И всё же я верю в наш союз и знаю, что всё будет хорошо.

— Мы помним 2013 год, когда во второй части сезона GP3 вы умчались к титулу, а Карлос остался далеко позади. Насколько сильно Сайнс изменился с того момента?
— Знаете, спорт такая вещь: у всех бывают спады и подъёмы. Например, я после перехода в «Торо Россо» был в моменте спада, а Карлос сейчас на пике, отлично выступает и в квалификациях, и в гонках. Он сейчас на кураже, всё складывается в его пользу. Сайнс — отличный ориентир для меня. Но я бы не сказал, что он сильно изменился. Тогда, в 2013-м, у него был спад, у меня — подъём. Такой круговорот бывает в карьере каждого гонщика.

— Вы упомянули спад после перевода в «Торо Россо». Что всё же было главной причиной — психология или невозможность быстро адаптироваться к новой машине?
— В середине сезона было много чего. Машина была намного более капризной, чем та, к которой я привык. Настройки очень отличались, и я не знал, как найти подход к автомобилю — и в квалификации, и в гонке. Иногда что-то получалось, но мы не знали почему, а иногда не получалось — и мы тоже не знали, из-за чего! Поэтому середина сезона была очень трудной, а я очень многого требовал от себя, хотел чуть ли не победить на «Торо Россо». Когда ты требуешь слишком многого, ничего не получается, и всё начинает рушиться, как карточный домик.

К счастью, после летнего перерыва удалось стабилизировать ситуацию и набрать ритм. Сейчас я не вижу какой-либо зоны, про которую можно сказать: да, вот тут мы проигрываем очень сильно. Везде ещё можно прибавить в деталях, но я очень доволен собой и своим инженером.

«В 2017 году можем многого достигнуть»


— После перевода из «Ред Булл» насколько вам комфортно общаться с Хельмутом Марко?
— Во-первых, доктор Марко очень многое для меня сделал. Они ведут меня с 15 лет, довели до Формулы-1, до «Ред Булл». Да, так получилось, что я оказался в команде в момент, когда она переживала самый серьёзный спад. Послевкусие после этого не самое приятное, но в целом они продолжают в меня верить. Конечно, был момент, когда мне было не очень приятно, но вся жизнь — это спады и подъёмы, так что нужно перевернуть страницу и двигаться дальше. Именно это я сделал после летнего перерыва. Сейчас я настроен только на работу и результат.
Думаю, неплохо, если бы победил Нико: он много работал, шёл к этому. Но пусть победит лучший.

— Все знают, что вы не любите прогнозы. Если обойтись без конкретики, чего ждёте от 2017 года?
— Я всегда говорю: если год прошёл лучше, чем предыдущий, то был прогресс, а это всегда приветствуется. У нас всегда высокие амбиции, будем работать как можно лучше. Я верю в нас, верю, что мы можем добиться высоких результатов. Но это будет плодом очень упорной работы и очень сильных гонок.

— Вы остались в команде, которая вам нравится, но очевидно, что путь любого гонщика «Торо Россо» лежит в сторону «Ред Булл», а там на ближайшую пару лет всё занято. В таком случае каков ваш долгосрочный карьерный план в Формуле-1?
— Сейчас я с «Торо Россо» — с командой, в которой я очень хорошо себя чувствую, она как родной дом. Я знаю почти каждого сотрудника. В следующем году, думаю, мы можем много достигнуть. Естественно, в какой-то момент я хочу бороться за чемпионат мира, а где будет такая возможность, это мы уже посмотрим.

— В заключение вопрос о борьбе за титул Росберга и Хэмилтона. Как считаете, чьё чемпионство будет лучше для Ф-1 — Нико как нового лица или Льюиса как более яркой личности?
— Думаю, неплохо, если бы победил Нико: он много работал, шёл к этому. Но пусть победит лучший.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 45
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →