Формула-1
Фото: Reuters
Текст: Владислав Золов

Жёсткое торможение. Укажут ли Хэмилтону на дверь в «Мерседесе»?

Эпопея с оттормаживанием Льюисом своего партнёра по команде в Абу-Даби получает новый поворот. Что ждёт Хэмилтона после всего случившегося?
1 декабря 2016, четверг. 18:45. Авто
Тактические «выкрутасы» в исполнении Льюиса Хэмилтона во время финальной гонки сезона в Абу-Даби поделили автоспортивную общественность на два противоборствующих лагеря: одни не видят в действиях трёхкратного чемпиона мира ничего противозаконного, а другие требуют «дать ремня» звезде.

Ладно если бы речь шла только об эмоциональных болельщиках – о возможности введения «санкций» в отношении Хэмилтона заговорили авторитетные британские издания. Самые «свирепые» журналисты и вовсе предполагают, что «Серебряные стрелы» могут распрощаться с Льюисом. Напомним, что его текущий контракт с командой истекает в 2018 году. Впрочем, более жизнеспособные варианты наказания вице-чемпиона сезона-2016 заключаются просто в жёстком кулуарном разговоре с Тото Вольфом и Падди Лоу.
Самые «свирепые» журналисты и вовсе предполагают, что «Серебряные стрелы» могут распрощаться с Льюисом.
И на этом фоне возникают слухи, что ранее, после столкновения с Нико Росбергом на Гран-при Испании, сам Хэмилтон угрожал досрочно покинуть команду, если она не признает вины напарника.

Останавливаться подробно на желании Льюиса подставить Нико в Абу-Даби под шквал атак со стороны Феттеля и Ферстаппена не будем – эта тема больше подходит для рубрики «Спорный момент». Если смотреть на произошедшее с точки зрения буквы закона, то в действиях «Хэма» не было ничего запрещённого, а вот с моральной стороны судить Льюиса – оправданно. Тем не менее пускай Хэмилтон сам разбирается с минусиком к собственной карме.

Гораздо любопытнее то, какую позицию заняла команда. Сам по себе факт, что в радиоэфир вышел Падди Лоу, пытаясь вразумить Льюиса, уже говорит о многом: всё же далеко не каждый Гран-при технические директора команд лезут за микрофоном, чтобы дать наставления своему пилоту относительно того, как можно бороться, а как — нельзя. Кстати, после финиша гонки на Яс-Марине работодатель Хэмилтона и Росберга назвал анархией неподчинение Льюиса требованиям с «капитанского мостика» относительно необходимости ускорения. А вот заслуженные ветераны Ф-1 Ален Прост и Герхард Бергер ни капельки не считают, что Льюис в том самом эпизоде действовал сколь-нибудь некрасиво и уж тем более опасно.

Так почему же вообще тогда действия Хэмилтона на трассе во время Гран-При Абу-Даби наделали столько шума? Понятно, что пресса часто любит приукрасить ситуацию и преподнести картину несколько в иных красках. Но вот зачем тому же Падди Лоу стоило в принципе рваться в эфир и начинать учить и без того «учёного» Льюиса? Если честно, всё это выглядело как повод сказать британцу следующее: «Парень, ты здесь не суперстар – Нико тоже кое-чего стоит». Как ни крути, а Нико действительно вырос в глазах руководства «Мерседеса».
Хэмилтон превращался с каждым очередным годом пребывания в стане «Мерседеса» в своего рода зазнайку.
Немец никогда не хныкал, идя к своей цели, не винил команду в каких-либо неудачах. А Хэмилтон как раз превращался с каждым очередным годом пребывания в стане «Мерседеса» в своего рода зазнайку – в сезоне-2016 он и вовсе позволил себе публично высказать предположения о саботаже со стороны команды: так Льюис пытался объяснить лично себе и всем вокруг череду проблем с двигателем на своём болиде.

Безусловно, такие серьёзные обвинения не прошли мимо ушей «конюшни» – кому надо, тот в «Мерседесе» эти резкие слова Хэмилтона услышал. Теперь, когда Росберг доказал всем, что может выигрывать чемпионат, Льюису столь смелые и острые высказывания, которые могли бы простить раньше, уже не спишут на эмоции и прочее. Если что-то не нравится – ищи лучшие варианты. И не надо пытаться в последней гонке путём всяких там оттормаживаний компенсировать потерю очков по ходу предыдущих Гран-при. Похожее «ребячество» пока ещё прощается только Максу Ферстаппену, и то ключевое слово здесь – «пока».

Но нужно ли Тото Вольфу или Падди Лоу браться за «кнут»? Вводить какие-то «санкции» – в виде отстранения на парочку гонок, к примеру? Всё же рановато, да и так себе мера воздействия. Опять же зачем крупному концерну такой скандал.

Проблема в том, что теперь у «Мерседеса» в распоряжении имеются два чемпиона. И в новом сезоне каждый из них вновь захочет победить. Значит, и страсти между однокомандниками будут нарастать, словно снежный ком.
Сезон-2017 станет в отношениях между Льюисом и Нико определяющим.
Роль оракула на себя примерять не будем, но жизненная практика, связанная с миром Ф-1, показывает: рано или поздно такой чемпионский тандем должен рухнуть.

Сезон-2017 станет в отношениях между Льюисом и Нико определяющим. Что касается «Мерседеса», то у них будет время, чтобы ещё раз присмотреться к своей скамейке запасных с теми же Эстебаном Оконом и Паскалем Верляйном. Возможно, кого-то из них и подберут на замену Хэмилтону… А может, и Росбергу (все ведь в курсе, что любой «жёсткий» контракт в Ф-1 резко может стать «мягким»?). Обновившиеся статусы пилотов, имеющих на двоих четыре титула, будут понятны только в году грядущем.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 78
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →