Бруно Сенна: фамилия ко многому обязывает
Текст: Евгений Кустов

Бруно Сенна: фамилия ко многому обязывает

В преддверии тестов за "Хонду", которые могут открыть ему путь в Формулу-1, племянник Айртона Сенны Бруно пообещал справиться с давлением прессы и сделать на тестах всё, что в его силах.
14 ноября 2008, пятница. 14:00. Авто
В преддверии тестов за "Хонду", которые могут открыть ему путь в Формулу-1, племянник Айртона Сенны Бруно пообещал справиться с давлением прессы и сделать на тестах всё, что в его силах. Напомним, что Сенна наряду с Лукасом ди Грасси и нынешним пилотом "Хонды" Рубенсом Баррикелло является претендентом на место второго боевого гонщика команды в сезоне-2009.

Выступления в серии GP2 стали хорошей базой: я считаю, что в ней управлять болидом сложнее, чем в Формуле-1.
— Бруно, есть осознание того, что ваша фамилия ко многому обязывает, что не может не оказывать давление?
— Да, но я всегда знал, что рано или поздно с этим придётся считаться. В любом случае я сделаю всё, что в моих силах, чтобы получить место боевого пилота.

— Как вы готовитесь к тестам в "Хонде"?
— Я уделяю большое внимание своей физической подготовке, в первую очередь это касается шеи. Выступления в серии GP2 стали хорошей базой: я считаю, что в ней управлять болидом сложнее, чем в Формуле-1, - весь организм подвергается большим нагрузкам. Несколько дней назад я посетил базу "Хонды" в Брэкли, поговорил с инженерами, изучил разные системы машины.

— Вы уже общались с Россом Брауном?
— Первый раз я встретился с ним в Монако. Думаю, работать с таким опытным и успешным человеком было бы просто здорово. Я мог бы узнать много нового.

— Очевидно, что ваша цель – получить место боевого гонщика уже в следующем сезоне?
— Да, именно так. Конечно, решать команде. Но я продемонстрирую все свои навыки, чтобы доказать, что обладаю необходимым потенциалом.

— В своё время ходило много разговоров о ваших переговорах с "Торо Россо", одним из руководителей которой является друг вашего дяди Герхард Бергер. Почему общение не получило продолжения?
— Действительно, я общался с представителями "Торо Россо". Но Бергер, как и Ник Фрай, не смешивает личные отношения и работу. Если он не будет считать, что я готов, то не даст мне шанса.

— Успехи вашего дяди тесно связаны с "Хондой". Для вас это что-нибудь значит?
— В этом есть что-то особенное. Айртон и "Хонда" прекрасно сотрудничали, потому что исповедовали одинаковые ценности, в частности преданность работе. Я считаю, что он стал для японцев символом, потому что они идентифицировали себя с ним.

Когда я только начинал выступать в гонках, то мать, конечно, беспокоилась. Она не хотела, чтобы я излишне рисковал.
— Что сейчас испытывает ваша мать? Она гордится вами или больше боится за вас?
— Она счастлива. Когда я только начинал выступать в гонках, то, конечно, она беспокоилась, ведь автоспорт опасен. Она не хотела, чтобы я излишне рисковал. Кроме того, она опасалась атак со стороны СМИ: мать помнила, что Айртон по ходу карьеры дружил лишь с несколькими людьми, а пресса нередко его критиковала. Но я давно научился справляться с давлением.

— Если вернуться к минувшему сезону, почему вам не удалось выиграть титул в GP2?
— К сожалению, надёжность машины оставляла желать лучшего. Такое бывает. Кроме того, я сам совершал ошибки, и всё же я потерял чемпионство в первую очередь из-за механических проблем и многочисленных штрафов. Но я не очень расстроен тем, что стал вторым после Джорджио Пантано. Конечно, разочарование от того, что не смог победить, есть, но, с другой стороны, люди должны признать, что мне пришлось выступать в неоптимальных условиях.

— Как вы оцениваете финал Формулы-1 сезона-2008?
— Как и все бразильцы, я поддерживал Фелипе Массу. Если бы он выиграл титул, то это сослужило бы хорошую службу нашему автоспорту. Мальчишкам нужен кумир, который подавал бы им пример, благодаря которому открывались бы новые таланты. Но Льюис в любом случае заслужил эту победу. Они оба заслужили, но выигрывает всегда только один.

— Вы знакомы с Хэмилтоном?
— Да, мы знаем друг друга. Айртон – его кумир. Льюис хотел приехать на мемориал Сенны, но побоялся наплыва представителей СМИ. Поэтому он сделает это в другой раз.

— Помимо прочего вы работаете в благотворительном фонде. Не могли бы рассказать об этом подробнее?
— Я являюсь представителем фонда в Европе – своеобразным послом, который разъясняет наши цели. А моя мать является президентом фонда, работает на него каждый день. Мы делаем большое дело, помогая детям: только в прошлом году мы помогли миллиону и 300 тысячам детей в вопросах образования и спорта. Отдельным поводом для гордости является то, что мы стали единственной неправительственной организацией, получившей от UNICEF право организовать кафедру образования и спорта под эгидой фонда.

По материалам La Gazetta della Sport
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →