Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Рене Раст
Текст: Максим Вершинин
Фото: dtm.com

Раст: в Формуле-1 всё портят деньги

Немецкий гонщик «Ауди» в DTM Рене Раст рассказал о знакомстве с Россией, отношении к электромобилям и поддержке Себастьяна Феттеля.
21 июля 2017, пятница. 15:45 Авто

География выступлений Рене Раста поражает: немец то штурмует австралийский «Батерст» на машине GT, то пилотирует прототип в американской Дайтоне. В Европе успевает менять автомобили DTM на прототип LM P2, а его — уже на LM P1 и электрическую «формулу». И делает это на зависть многим более узкоспециализированным гонщикам! Триумфатор «24 часов Спа» и «24 часов Дайтоны», успевший в первой половине своего дебютного сезона в DTM выиграть квалификацию и гонку, в эксклюзивном интервью «Чемпионату» рассказал немало интересного о гонках и не только.

«Готовился на трёх симуляторах»

— Рене, вы успели провести немало гонок по всему миру — небезуспешно гонялись в Австралии, в США, поучаствовали в бессчётном количестве заездов в Европе, а в России бывали до 2017 года?
— Нет! Впервые я оказался не только в Москве, а в России вообще накануне уик-энда DTM. Мои российские друзья говорили, что меня удивят люди и их гостеприимство, открытость и готовность всегда прийти на помощь. Должен сказать, что это действительно так!

Я никогда не бывал на Moscow Raceway, но это вовсе не означает, что я не подготовился к гонкам. Конечно, в первую очередь я посмотрел большое количество видеороликов с гонок DTM. Кроме этого, я работал на симуляторах и знаю конфигурацию трассы — по крайней мере сейчас я в курсе, где поворачивать направо, а где налево. Безусловно, когда я окажусь уже на трассе, то буду открывать её для себя с нуля — живьём любой автодром отличается от всего, что ты видел в записях и на симуляторе.

— Вы работали на симуляторе Audi Sport?
— На самом деле, к российской гонке я готовился сразу на трёх симуляторах! Дома у меня есть своя игровая система, кроме того, у меня была возможность поработать на базе симулятора Audi Sport, а также свой симулятор есть у Team Rosberg, за которую я выступаю в DTM, — им я тоже воспользовался. Получился такой комплексный подход, который, надеюсь, принесёт плоды.

— Какие ожидания от гонок в России?
— Не так уж и много! Я прекрасно понимаю, что весь уик-энд для меня будет одной сплошной учёбой. Мне предстоит с нуля изучать трассу, на которой остальные пилоты выступали уже не один раз. Будет гораздо лучше, если обойдётся без осадков. Возможность попробовать машину на мокром асфальте была только один раз. Не лучший вариант учить новую трассу в дождевых условиях, когда не совсем хорошо понимаешь поведение автомобиля.

— Коллеги по Audi как-то помогают в адаптации к новым трассам?
— У остальных гонщиков огромный опыт выступления на Moscow Raceway, и они мне помогают советами, отвечают на мои вопросы, но, конечно, всех секретов не раскрывают — и это понятно. Мне очень повезло с напарником, поскольку Джейми Грин очень открыт и дружелюбен и всегда с радостью готов честно и ничего не тая дать совет в той или иной ситуации.

Я прекрасно понимаю, что уик-энд будет сплошной учёбой. Мне предстоит с нуля изучать трассу, на которой остальные пилоты выступали уже не раз.

— Помимо Moscow Raceway в России есть ещё одна трасса топ-уровня — «Сочи Автодром»? Не хотели бы погоняться там на машинах DTM или WEC?
— На трассе я не был, но, судя по трансляциям Формулы-1, если запустить в Сочи кузовные автомобили, то это будет невероятное зрелище в плане борьбы. Посмотрим, может, когда-нибудь это и случится. Будет жаль потерять гонку DTM в России, когда я только открыл для себя вашу страну.

«Уличные или стационарные? Конечно, уличные!»

— Вы проводите свой первый сезон в DTM. Как раз в Москве будет его экватор…
— Всё складывается очень хорошо! Это мой первый сезон в DTM, который является одной из самых конкурентоспособных гоночных серий во всём мире. Борьба здесь чрезвычайно плотная, и это самое яркое подтверждение уровня команд и пилотов. Я очень счастлив, что в свой дебютный сезон смогу завоевать поул-позицию, одержать свою первую победу в гонке и даже лидировать в личном зачёте!

— Ожидали, что победы в квалификациях и гонках придут так быстро?
— Нет, конечно! Перед началом сезона моей целью было хотя бы пару раз за чемпионат попасть в топ-10 и набрать несколько очков. Программа-максимум — подняться на подиум к концу сезона. О победах и поулах не было даже мыслей! Так что результаты превзошли все ожидания.

— После первого поула и первой победы вам стало легче выступать или прессинг наоборот вырос?
— О давлении речи не идёт, потому что в нашей серии всё очень быстро меняется и просто невозможно отвлекаться на какие-то размышления о том, давит ли на тебя груз побед или наоборот. Я не фокусируюсь на чемпионате — мои мысли сосредоточены на каждой отдельной гонке, потому что только так можно добиваться максимальной результативности. Это мой первый сезон, никто не ставил мне задач, и если я не выиграю титул с первой попытки, меня это не огорчит. Но и если мне удастся сразу стать чемпионом, то, очевидно, я тоже не расстроюсь! Какой бы результат ни был, он уже больше того, что я сам себе ставил целью.

Очень надеюсь, что Русинов наконец-то покорит «24 часа Ле-Мана», потому что Роман заслужил эту победу.

— В WTCC уже не первый год проходит этап на «Нордшляйфе» — что думаете насчёт машин DTM на этой трассе?
— Нет, наша техника слишком быстрая! У современных машин DTM настолько эффективная аэродинамика, что в поворотах они очень быстры и для «Нордшляйфе» это не годится. Да и трасса по своим стандартам не подходит таким быстрым автомобилям — на иных участках, если вылететь за отбойник, то можно либо скатиться с немаленького склона, либо улететь далеко в лес. Это просто небезопасно.

— При этом на Audi R8 GT3 вы на «Нордшляйфе» гоняетесь!
— Ну всё-таки это совсем другой тип гоночного автомобиля — это же практически серийная машина, только на шинах «слик».

— А если говорить об автодромах — вам больше нравятся уличные или стационарные?
— Конечно уличные! Эти трассы очень требовательны к точности пилотажа и не прощают даже малейшей ошибки. Я категорически не понимаю автодромы, где гигантские зоны вылета и за свои помарки пилот ничем не расплачивается. Предпочитаю ситуации, в которых ты ошибся и тут же разбил машину — это служит отличное мотивацией делать всё идеально на протяжении всей дистанции.

Для всех было бы гораздо лучше, если бы у каждой команды в Формуле-1 был шанс выиграть Гран-при.

«Русинов заслужил победу в Ле-Мане»

— У вас огромный опыт управления машинами самых разных категорий, где в том числе различные моторы: атмосферные, турбированные, гибридные и даже электрические. Какие вам ближе?
— Для меня очень важен звук, поэтому мой фаворит — бензиновый атмосферный мотор, который на высоких оборотах выдаёт феноменальный рёв. Гибриды — это тоже неплохо, поскольку они обеспечивают прибавку в мощности, а чем больше лошадиных сил — тем для нас лучше и интереснее. В данный момент я очень доволен тем, что есть в DTM.

— А как вы относитесь к электродвигателям и Формуле-Е?
— Электромоторы — это будущее автомобильной промышленности и Формула-Е старается это будущее сделать сегодняшним днём в автоспорте. Мне очень не хватает звука мотора, но в остальном болид весьма интересен в управлении и имеет свою специфику. Это вполне серьёзная гоночная техника, как бы, возможно, забавно она ни выглядела на фоне привычных нам машин с бензиновыми моторами.

— Проблема в том, что сейчас уже появляются гонки беспилотных машин…
— Всё это выглядит ужасно, поскольку в таком будущем нет работы для нас! Шучу! Конечно, соревнования беспилотных машин это уже не автоспорт, а какое-то сражение программистов. Я понимаю, что таким образом создаются и тестируются новые технологии для серийных машин, но, на мой взгляд, это нельзя называть гонками.

— Перейдём от машин к людям. В своё время вы выступали вместе с Романом Русиновым в составе G-Drive Racing — что скажете об этом пилоте?
— А что тут говорить? Мы продолжаем с ним общаться, и я очень рад, что знаю Романа. Это не просто хороший гонщик, но и отличный человек, с которым мы поддерживаем отношения и за пределами гоночных трасс. Русинов представляет собой ту черту характера, которая присуща россиянам: он видит свою цель и идёт к ней, невзирая ни на что. К сожалению, в гонках не всё зависит от человека и от техники — необходима ещё и удача, а вот этого почему-то ему не хватает. Не знаю, в чём дело, но я очень надеюсь, что он наконец-то покорит «24 часа Ле-Мана» потому, что Роман заслужил эту победу.

— Следите за Формулой-1?
— Не все гонки смотрю, но стараюсь держать себя в курсе событий.

— Как болельщику нравится то, что происходит в чемпионате мира?
— Да, поскольку Формула-1 является топовым уровнем автоспорта, там присутствуют очень технологичные болиды и эти сражения весьма интересны. Конечно, проблема в том, что между командами гигантские разрывы, и связано это в первую очередь с бюджетами. Хоть хорошо, что в 2017-м борьбу между собой ведут «Мерседес» и «Феррари», а не как в прошлом году. Прекрасно, что «Феррари» сражается за победу, но гораздо лучше для всех было бы, если бы у каждой команды в пелотоне был шанс выиграть Гран-при.

Всё портят деньги. В DTM машины весьма серьёзно унифицированы между собой, но это положительно сказывается на остроте борьбы. То же самое и с пилотами — в Формуле-1 давно уже не талант является ключевым фактором для получения места в команде.

— Будучи немцем, вы больше болеете за Себастьяна Феттеля или за «Мерседес»?
— Я давно знаю Себастьяна, мы не один сезон провели в гонках, выступая вместе, поэтому, безусловно, я поддерживаю Феттеля. Это один из лучших современных гонщиков и да, он немец, поэтому я болею за него (смеётся). Ну а за «Мерседес» вместо меня болеют другие — думаю, понятно почему.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
22 октября 2017, воскресенье
21 октября 2017, суббота
Партнерский контент