Коста: F60 первой среди всех прошла краш-тесты
Текст: Андрей Сухотин

Коста: F60 первой среди всех прошла краш-тесты

Создатели новой "Феррари" F60 в лице технического директора команды из Маранелло Альдо Косты, главного инженера Жиля Симона и шеф-дизайнера Николаса Томбасиса рассказали о своём детище.
14 января 2009, среда. 13:30. Авто
Создатели новой "Феррари" F60 в лице технического директора команды из Маранелло Альдо Косты, главного инженера Жиля Симона и шеф-дизайнера Николаса Томбасиса в интервью официальному сайту Формулы-1 рассказали о своём детище, объяснили основные изменения в конструкции нового болида и сообщили о том, как будет строиться подготовка F60 к первому этапу чемпионата в Мельбурне.

Альдо Коста: Мы представили публике автомобиль, созданный в соответствии с поправками в регламенте моторов, а также оснащённый системой KERS, хотя и имели совсем немного времени.
— На целый сезон каждому пилоту предоставят восемь двигателей. Останутся ли они такими же, что и в 2008 году?
Жиль Симон: В 2009 году мощность двигателей ограничится 18 000 оборотов в минуту, и наши пилоты смогут использовать до восьми двигателей в 17 этапах грядущего чемпионата. Следовательно, каждый двигатель должен преодолеть дистанцию примерно в две с половиной тысячи километров.

— F60 серьёзно отличается от предыдущих болидов "Феррари". Означают ли эти изменения, что придётся гораздо больше работать на испытательных стендах?
Альдо Коста: Работа на испытательных стендах в 2009-м будет более важной, чем в прошлые годы. У нас есть возможности для испытаний как отдельных узлов, так и групп компонентов. Это и будет посвящена основная часть нашей работы. Ну а тесты болида на автодроме станут заключительным этапом испытаний.

Вообще, мы будем достаточно много работать перед началом сезона, впрочем, как и в прошлые годы, но на этот раз мы сконцентрирует своё внимание на одном автомобиле по ходу пяти тестовых сессий. Ну а в течение сезона-2009 у нас будут пятничные свободные заезды, чтобы и искать настройки для гонок, и заниматься работой на перспективу.

— В этом году болид действительно кардинально отличается от прошлогодних моделей. Вы довольны конечным результатом или же во время разработки F60 пришлось пойти на определённые компромиссы?
А.К.: В прошлом году мы боролись за чемпионство вплоть до последней гонки, также сосредотачивая свои усилия на модернизации болида. Теперь же мы представили публике автомобиль, созданный в соответствии с поправками в регламенте моторов, а также оснащённый системой KERS, хотя и имели совсем немного времени. В этой связи хотел бы поздравить всех: Жиля, Николаса и всех в Маранелло. Мы первыми прошли краш-тесты и омологировали отдельные компоненты шасси.

— Будет ли возможно, учитывая запрет на тесты, серьёзно изменить автомобиль в течение сезона для устранения некоторых недостатков, выявленных на старте чемпионата?
А.К.: Мы привыкли считать, что всегда способны работать на высоком техническом уровне. Мы заинтересованы в прогрессе, а значит, сможем его добиться.

Николас Томбасис: В регламенте многое поменялось – в частности в вопросах аэродинамики. И скорость внедрения новых разработок является главным вопросом. Те команды, которые смогут добиться большего прогресса, получат преимущество. У нас есть возможность заняться работой на перспективу по пятницам накануне очередного Гран-при. Ну а до начала сезона ещё довольно много времени. И если мы окажемся впереди в первой гонке, то это значит, что мы сумели сохранить ясную голову.

Николас Томбасис: F60 будет существенно изменена к первому этапу. Мы хотим решить все проблемы, связанные с механикой и надёжностью, а также максимизировать развитие в области аэродинамики.
— Как команда отреагировала на необходимость снижения затрат?
А.К.: Правила были изменены недавно, и мы должны заново обдумать наши рабочие методики и программы. Но это необходимо делать постепенно, без поспешных решений. Мы должны развивать командную структуру.

— Как сейчас выглядит ваша программа подготовки? Сколько аэродинамических испытаний вы планируете сделать в этом году? Правда ли, что нынешний болид длиннее прошлых моделей?
А.К.: Программа подготовки продолжится пятью тестами на трассах в Портимао, Бахрейне (дважды), Хересе и Барселоне. В этом году у нас есть право на восемь аэродинамических тестов, то есть в нашем распоряжении восемь дней, в течение которых мы сможем проверить и устранить возможные проблемы.

Н.Т.: Поскольку длина автомобиля – это моя епархия, то могу сказать, что значение длины колёсной базы переоценивается. Это не настолько важный момент. В любом случаем, сложившееся мнение об увеличении длины F60 – лишь визуальный эффект.

— Можете сказать сегодня, как говорили и в прошлом, что этот автомобиль является лучшей машиной "Феррари"?
А.К.: В этом году были сделаны радикальные изменения, и сегодня, в связи с серьёзными ограничениями, развитие машины не будет столь быстрым. Ограничения не позволят нам соответствовать уровню прошлых лет, но я могу сказать, что наши методы работы улучшаются от года к году. Так было и прошлой зимой.

— Насколько машина изменится к первому Гран-при в Австралии? Получит ли McLaren преимущество благодаря минимальным затратам, произведённым в евро? Разве не противоречие: говорить о важности пятниц для разработок и работе с двигателем на ограниченных расстояниях?
Н.Т.: F60 будет существенно изменена к первому этапу. Так как в этом году будут доминировать команды, добившиеся наибольшего успеха в развитии, мы хотим решить все проблемы, связанные с механикой и надёжностью. Мы также хотим максимизировать развитие в области аэродинамики. Так что могу подтвердить, что автомобиль серьёзно изменится к первой гонке.

Ж.С.: Могу сказать, что ECU стал гораздо стабильнее в сравнении с прошлым годом. Система стала более сбалансированной.

А.К.: Нам придётся как-то решать проблему с ограничением на тесты. По пятницам нам необходимо думать о подготовке к разным типам трасс, принимая во внимание тот факт, что у нас больше не будет возможности проводить тесты на этих автодромах. Но также мы должны помнить и о перспективных разработках, которые помогут по ходу всего чемпионата. И всё это при жёстком лимите на тесты. Очень жёстком.

— За последние два года команды серьёзно работали над адаптацией болидов к покрышкам. Появление сликов каким-либо образом повлияло на разработку нового автомобиля?
А.К.: Философия конструкторов традиционно заключается в том, чтобы сохранить сильные стороны болида и прибавить в тех областях, в которых мы были не так сильны.

— На какой стадии находится разработка KERS?
Жиль Симон: KERS является очень сложной системой, которую мы не разрабатывали прежде. Нам всё ещё предстоит масса работы над ней.
Ж.С.: KERS является очень сложной системой, которую мы не разрабатывали прежде. Нам всё ещё предстоит масса работы над ней. Тем не менее мы свели воздействие системы на поведение автомобиля к минимуму.

Н.Т.: Очевидно, что значение KERS велико. Ведь, рассуждая о KERS, мы прежде всего говорим о 30 килограммах лишнего веса. Мы проделали колоссальную работу для того, чтобы внедрить систему и при этом компенсировать её вес.

— Как вы уже сказали, у команды будет вестись двойная подготовка: для конкретной гонки и чемпионата в целом. Означает ли этот факт, что у двух пилотов будут разные программы?
А.К.: Не знаю. Пока говорить об этом преждевременно. Посмотрим, как будет складываться ситуация ближе к первой гонке.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →