Кубица: готовы к дискуссии с FIA
Текст: Александр Служаков

Кубица: готовы к дискуссии с FIA

Воспользовавшись вынужденной паузой на тестах в Бахрейне, Роберт Кубица в своём интервью рассказал о новом болиде "БМВ-Заубер", поведении сликов и спорах с FIA о ценах на суперлицензии.
12 февраля 2009, четверг. 18:30. Авто
Воспользовавшись вынужденной паузой на тестах в Бахрейне, Роберт Кубица в интервью Autosport.com рассказал о новом болиде "БМВ-Заубер", поведении сликов и спорах с FIA о ценах на суперлицензии.

— Роберт, как проходит знакомство с новой машиной?
— Думаю, что всё идёт очень хорошо. Тесты в Валенсии были для нас удачными, хотя мы были там единственной командой, поэтому качество полотна было не на самом высоком уровне, да и ветер был довольно сильным. В Бахрейне во вторник с утра было туманно, поэтому пришлось немного задержать начало, но потом всё пошло по графику. Сцепление с трассой мне понравилось, несмотря на то что на треке было всего три машины. У нас получились хорошие тесты при жаркой погоде. Была возможность проверить работу шин.

Думаю, мы в неплохой форме. Но для того чтобы понять нашу истинную силу, мы должны опробовать машину в идеальных условиях на максимуме её возможностей.
— Так как же шины вели себя?
— Очень хорошо, я считаю. Мы взяли сюда два разных типа, возможно, они были не лучшими, но у нас не возникало тех проблем, которые были в декабре. Конечно, я узнаю машину всё лучше и лучше, стараюсь понять, что нужно улучшить и как это сделать. Пытаюсь отметить те вещи, которые способны сделать машину ещё быстрее.

— Насколько велика разница между вашей новой машиной и той, у которой был прошлогодний уровень прижимной силы?
— Большая разница. Это серьёзный вызов для инженеров, дизайнеров и гонщиков. За счёт сликов мы получили определённый уровень сцепления с трассой, хотя иногда бывает достаточно скользким. Могу сказать, что сокращение аэродинамического уровня прижимной силы действительно серьёзное, гонщик это чувствует, у машины меняются характеристики.

Слики быстро обеспечивают хорошее сцепление, особенно на прямых. Но когда трасса чистая, то возникают определённые проблемы из-за избыточной поворачиваемости. Впрочем, думаю, что мы ещё сможем адаптироваться. Это касается и настроек машины, и стиля управления.

— Вам доставляет больше удовольствия пилотировать нынешний автомобиль или прошлогодний?
— Я бы так не ставил вопрос, ведь пилотировать машину Формулы-1 — это само по себе удовольствие. Стало интереснее, потому что мы ездим на сликах, это большой шаг вперёд с точки зрения гонщика. Хотя, конечно, я бы предпочёл более высокий уровень прижимной силы.

— Насколько новый болид отличается от гибридного, который вы использовали в прошлом декабре?
—Я бы сказал, что между ними огромная разница.

Стало интереснее, потому что мы ездим на сликах, это большой шаг вперёд с точки зрения гонщика. Хотя, конечно, я бы предпочёл более высокий уровень прижимной силы.
— В сторону улучшения?
— Не знаю. Мы надеемся на это. Пилотирование разнится совсем немного. Я думаю, что та, прошлая машина, нам очень сильно помогла. Мы поняли, в каком ключе нам нужно развиваться, что менять.

— Разница между результатами команд в Хересе была довольно ощутимой, здесь же, в Бахрейне, все находятся очень близко друг от друга. Что вы думаете об этом?
— Думаю, что не стоит сравнивать на столь раннем этапе подготовки результаты команд. Не имею представления, чем занимаются другие команды. Сравнивать можно будет в Австралии, тогда мы и узнаем результаты работы всех команд. Безусловно, мы более-менее понимаем, насколько конкурентоспособна наша машина, и всё же это больше наши догадки, чем проверенная информация.

— И каковы же ваши догадки?
— Думаю, мы в неплохой форме. Но для того чтобы понять нашу истинную силу, мы должны опробовать машину в идеальных условиях на максимуме её возможностей. Могу сказать: чтобы выигрывать, мы просто должны быть лучше остальных, а сейчас наша задача – работать.

— У вас есть суперлицензия на грядущий сезон?
— На данный момент я не знаю.

— Что вы можете сказать о заявлении ассоциации пилотов Формулы-1, в котором они протестуют против повышения цен на суперлицензии?
— В детали вдаваться здесь не имеет смысла, всё сказано в письме. Мы готовы к дискуссии, надеюсь, соберёмся за круглым столом и решим вопрос.

— А если Макс Мосли не будет готов к дискуссии, возможен вариант с забастовкой в Австралии?
— Не знаю, слишком много времени ещё впереди.

Вы забываете о том, что гонщики стали протестовать ещё в прошлом году, когда мы не знали, что люди будут терять рабочие места.
— Вы следите за новостями, люди во всём мире теряют работу… Красиво ли это, когда вы, люди, получающие миллионы, спорите из-за цен на суперлицензию?
— Я не знаю.

— Вы будете спорить с тем, что гонщики теряют авторитет, когда многие люди теряют свои рабочие места?
— Я не думаю, что мы теряем симпатии людей. Вы забываете о том, что гонщики стали протестовать ещё в прошлом году, когда мы не знали, что люди будут терять рабочие места.

— Но только сейчас вы начали протестовать во всеуслышание, хотя прошло уже 12 месяцев после повышения цен…
— Возможно, публика и не знала о существовании этой проблемы, но она зародилась не неделю назад.
Источник: Autosport
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к тому, что Хэмилтон оттормаживал Росберга?
Архив →