Баттон: как будто вернулся в 2000 год
Текст: Евгений Кустов

Баттон: как будто вернулся в 2000 год

Пилот "Брауна" Дженсон Баттон в первой части своего интервью признался, что ни с кем не вёл переговоров в ожидании судьбы "Хонды", похвалил новый болид BGP 001 и отметил мотор "Мерседес".
10 марта 2009, вторник. 14:25. Авто
Пилот "Брауна" Дженсон Баттон в первой части интервью Autosport признался, что ни с кем не вёл переговоров в ожидании судьбы "Хонды", похвалил новый болид BGP 001 и отметил мотор "Мерседес".

Вариант Б? Не выступать в гонках! Я действительно хотел остаться в команде на сезон-2009 и поэтому отверг все другие возможности.
— Наверное, вы должны быть рады самому факту того, что команда приехала в Барселону?
— Это была зима, богатая на стрессы. Не только для меня – для всей команды. Все эти пять месяцев до появления новой машины. Здорово, что во время шейкдауна в Сильверстоуне практически все члены команды смогли посмотреть на неё в деле, хотя бы несколько кругов. Это был очень эмоциональный день: просто выехать и проехать несколько кругов рядом с базой. В таких тяжёлых условиях они работали над тем, чтобы подготовить машину к сезону, и я должен сказать им спасибо. Думаю, всё это сблизило нас.

— Наверняка вы сидели как на иголках, когда переговоры застревали?
— Я поверил в счастливый исход на 100 процентов только после официального объявления в пятницу. Хотя команде всё было сказано за день до шейкдауна, когда все работники собрались в одном зале. Росс произнёс речь, заявил, что мы будем выступать в этом году, после чего все начали аплодировать и радостно кричать. Все ребята очень прикипели к команде после всего, через что мы прошли.

— А был ли у вас какой-то план Б?
— Не выступать в гонках! Я действительно хотел остаться в команде на сезон-2009 и поэтому отверг все другие возможности. Определённо, это лучший выбор для меня.

— Как вы готовились зимой?
— Я бывал на базе чаще, чем обычно, проводил много времени на симуляторе. Это не самая интересная часть подготовки, но необходимая. Думаю, у нас сейчас очень хороший симулятор. Кроме того, много времени уделял физической подготовке и другим вещам, которые занимали довольно много времени, но, конечно, это была трудная зима, ведь у меня не было тестов: я постоянно думал о гонках, о будущем. Когда ты в команде, с которой имеешь долгосрочный контракт, то не волнуешься за своё будущее, поскольку у тебя есть место, которое потеряешь только при каком-то совсем радикальном варианте.

Сидеть дома, думая "ух ты, как всё это неожиданно и быстро произошло!" и предполагая, что можешь не участвовать в гонках в 2009 году, было непросто.
Поэтому сидеть дома, думая "ух ты, как всё это неожиданно и быстро произошло!" и предполагая, что можешь не участвовать в гонках в 2009 году, было непросто. Я старался отвлечься, побольше занимаясь тренировками.

— Есть информация, что вы сами сделали немало для спасения команды. Например, согласились на сокращение зарплаты. Это правда?
— Да. Мне не хотелось бы говорить про контракты, но вообще я считаю, что для всех людей это необходимо, когда речь идёт о защите, спасении определённых вещей. Я хотел гоняться и потому счастлив, что выйду на стартовую решётку за рулём "Брауна". Это для меня самое важное. Что бы кто ни говорил, я здесь, чтобы гоняться. Я люблю гонки, а Ф-1 – лучшее место для этого. Приходится приносить немало жертв.

— Насколько хороша машина?
— У нас был неплохой день, мы проделали хорошую работу в первый день тестов. Машина была довольно надёжна, хотя небольшая проблема днём стоила нам нескольких кругов, но мы приехали сюда, чтобы делать длинные серии кругов, проехать как можно больше километров, и мы добились этой цели. 82 круга – это хороший стартовый задел, остаётся надеяться, что мы будем продолжать в том же духе. Кажется, машина хороша в управлении, но ещё много предстоит сделать.

— А что скажете о моторе "Мерседес"?
— Думаю, всё неплохо, учитывая, как поздно мы получили все узлы в своё распоряжение. Всё вместе работает очень хорошо. Очевидно, какие-то вопросы возникнут, что-то нужно решить. Но мне в машине комфортно, и она позитивно влияет на вносимые изменения. Все члены команды сфокусированы на улучшение болида, на том, чтобы подняться вверх на стартовой решётке.

— Подготовка к Мельбурну идёт по расписанию?
— В настоящий момент у нас только одна машина, к первой гонке у нас будет две, но всё же нам придётся сложнее, чем другим командам.

— По ходу создания машины пришлось отложить какие-то вещи?
— Нам повезло, что по ходу зимы мы смогли продолжить работу над машиной. Фантастика, что нам удалось это сделать! И за это следует сказать спасибо "Хонде".

— Когда вы узнали, что будете использовать "Мерседес"?
— Что ж, в таких ситуациях всегда ходит много разговоров, а я не хотел лишний раз тревожить команду. Я знал, что у нас будет один из лучших моторов. Было несколько команд, которые могли предложить надёжные моторы. Не так давно я узнал, что "Мерседес" поставит нам моторы, если мы выйдем на старт. Я рад, что у нас будет такой мотор. И после первого дня тестов я чувствую, что мотор хорошо подходит нашему болиду. Я чувствую себя комфортно в машине, мы уже добились некоторого прогресса.

— А что вы делали, когда "Хонда" объявила об уходе из Формулы-1?
— Я узнал об этом, когда возвращался с Канарских островов. Я только-только прилетел после замечательно проведённой недели с друзьями, а также моими тренером и инструктором.
82 круга – это хороший стартовый задел, остаётся надеяться, что мы будем продолжать в том же духе. Кажется, машина хороша в управлении, но ещё много предстоит сделать.
Всё было здорово, я ждал нового сезона. И вот я только сошёл с самолёта, когда мне позвонил мой менеджер Ричард и сходу рассказал о сложившейся ситуации. Что ж, это был лучший способ сразу вернуться в реальный мир.

Тот вечер был сложным, но я решил, что лучше не заливать горе алкоголем, а поехать к команде. Я поехал на базу, был шокирован… Это был эмоциональный момент: ты идёшь по базе, а сам думаешь, что, возможно, не будешь выступать в 2009 году. Но при этом все продолжали делать свою работу. Я поговорил с представителями некоторых департаментов, был очень эмоционален, а ребята смотрели на меня и думали: "Что случилось, в чём причина? Мы ведь продолжаем работать на износ, так что не волнуйся". Они не опустили рук, и результат их работы выражен в болиде, который мы здесь имеем.

— То есть они работали, как будто ничего не случилось?
— Да, и это главное, что я увидел, когда приехал на базу на следующий день после заявления "Хонды". Здорово было увидеть команду, я понял, что все механики всё равно сфокусированы на работе. Вообще они помогли мне больше, чем я – им. Но вообще это был двусторонний процесс, ведь я тоже показал им, что настроен на работу. Я не пошёл в другую команду, не пытался искать какие-то другие варианты, потому что знал, что наша команда справится. Сейчас мы видим результаты их труда, но я предчувствовал их ещё в ноябре.

Продолжение интервью с Дженсоном Баттоном читайте на "Чемпионат.ру" во вторник вечером.
Источник: Autosport
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →