Баттон: зарплата — это не главное
Текст: Евгений Кустов

Баттон: зарплата — это не главное

Во второй части интервью Дженсон Баттон заявил, что легко согласился на урезание зарплаты, пообещал взять реванш у Баррикелло и назвал новый болид красивым, даже несмотря на его антикрылья.
11 марта 2009, среда. 00:00. Авто
Первая часть интервью:
Баттон: как будто вернулся в 2000 год.

Во второй части интервью Дженсон Баттон заявил, что легко согласился на урезание зарплаты, пообещал взять реванш у Рубенса Баррикелло и назвал новый болид красивым, даже несмотря на его антикрылья.

— Когда Росс встретился с вами и сообщил, что нужно урезать зарплату, то насколько легко вам далось это решение?
— Ну, я ведь не единственный. Все мы сделали это, ведь в такое трудное время нужно идти на жертвы. Вы можете сказать: "Ты же пилот Ф-1, получаешь много денег", — и ведь некоторые из нас и в правду получают немало. Но теперь ситуация совсем другая по сравнению с той, что была хотя бы год назад. Для меня же зарплата не имела решающего значения, потому что я просто хотел участвовать в гонках. Что бы я делал, сидя дома?

Мне 29 лет, в собственных глазах я остаюсь ребёнком. И мне ещё многое предстоит доказать в Формуле-1. Через пять-шесть лет я могу уйти в поисках чего-то нового. Но в настоящий момент такой цели у меня нет, я хочу остаться здесь, быть на стартовой решётке и доказать, что я могу выигрывать гонки вместе с "Брауном". Думаю, в ближайшем будущем у меня будет возможность для этого.

Для меня зарплата не имела решающего значения, потому что я просто хотел участвовать в гонках. Что бы я делал, сидя дома?
— У вас было время обдумать всё своё будущее. Может быть, теперь вы стали более целеустремлённым в желании добиться как можно большего?
— Да. Не могу сказать, что в предыдущие годы у меня не было настроя, но когда происходит что-то подобное, то это, конечно, здорово тебя отрезвляет. Как будто начинаешь всё с нуля, а когда садишься в болид в Ф-1, то снова чувствуешь себя ребёнком. Это очень захватывающе и напоминает мне сезон-2000, но только с учётом девятилетнего опыта. Замечательное положение! И хочется добиться как можно большего.

Я не один так думаю, это точка зрения всех нас. Особенно после того как мы создали машину, которая, я думаю, будет конкурентоспособна, будет отличаться от двух наших предыдущих. Так что мы снова как будто чувствуем себя детьми, снова на лицах членов команды улыбки, причём они были ещё до первых официальных тестов. Здесь прекрасная атмосфера, и, как я сказал, мы стали ближе друг к другу. Сейчас просто здорово ощущать себя частью команды.

— Не могли бы побольше рассказать о процессе адаптации к машине 2009 года? К тому же у вас на неё меньше времени, чем у других.
— Да, это проблема: у нас меньше тестовых километров, чем у других команд. Но нашу команду всегда отличало хорошее развитие болида и быстрое нахождение оптимальных настроек, и я думаю, в понедельник мы ещё раз это доказали. Ещё многое нужно улучшить, но базовые настройки вполне достойны, это хорошая стартовая точка. Думаю, не все команды смогли добиться таких же результатов на первых тестах новых машин. Я не слишком обеспокоен. Думаю, единственным вопросом станет надёжность, ведь нам просто не хватит тестовых километров, чтобы проверить все узлы, в отличие от других команд.

— А как насчёт ваших ощущений от болида? Насколько машина отличается в плане управления?
— Да, она другая. Поведение новой машины мне нравится больше, чем прошлогодней. Может, это касается только нашего болида, я не знаю. Но ощущения от машины… Я куда лучше чувствую дорогу, чем это было в прошлые годы. Перед тобой более ясная картина, а ситуация должна и дальше улучшаться.

— Вы впервые выступаете за полностью независимую команду. Какие ощущения?
— Если ты быстр, то это не имеет значения: главное, чтобы денег хватало закончить сезон. Не знаю, становится ли атмосфера в команде более семейной, если конюшня частная.
Ещё многое нужно улучшить, но базовые настройки вполне достойны, это хорошая стартовая точка.
Когда тебя поддерживает крупная корпорация, это, конечно, здорово, у тебя огромные ресурсы. Но в частной команде чувствуешь себя, как в большой семье. Думаю, нам это поможет, особенно в этом сезоне.

Нам нужно работать вместе, нужно дружить, а не только оставаться коллегами по работе. Я сейчас очень счастлив каждое утро, когда просыпаюсь, потому что нахожусь в предвкушении новых испытаний машины. Такого в моей карьере ещё не было. Я в замечательном месте с блестящей командой. У меня большой опыт, и я восхищён, что в моём распоряжении снова машина Ф-1.

В прошлом не всегда было такое настроение, иногда потому, что нам не удавалось создать хорошую машину. Но после перерыва и мыслей о возможном пропуске сезона нас как будто встряхнуло, привело в чувство.

— Вы рады, что вашим партнёром будет Рубенс Баррикелло?
— Да, я очень рад. Я не знал ничего до четверга. Он замечательный парень, мы работали вместе три года. И это очень конкурентоспособный напарник. В прошлом году он давил на меня, в некоторых гонках, будем откровенны, надрал мне задницу. Так что я постараюсь, чтобы это не повторилось!

Но он очень опытный, и ему вся эта ситуация также позволила начать жизнь с чистого листа. Так что будем давить друг на друга, работать на полную, чтобы добиться как можно большего прогресса. Учитывая недостаток времени, мы – это два лучших пилота с точки зрения доводки машины, приведения её к оптимальной форме к Мельбурну.

— Были по ходу зимы моменты, когда вам казалось, что вы слишком рискуете, не рассматривая другие варианты продолжения карьеры?
— Да. Такое было, и это были довольно волнительные моменты. Действительно, получал большую дозу адреналина. Было трудно, но я сохранял контакт с командой по ходу всей зимы. Мы всё время общались по телефону, следя за развитием ситуации. Конечно, мы не знали всех деталей переговоров, но рады их исходу. В определённый момент я думал, всё ли сделал правильно, но я знал, что ребята работали над машиной, которая должна была стать конкурентоспособной, и хотел быть за её рулём. К тому же другие варианты не обещали более достойных результатов, а потому я предпочёл рискнуть и остаться с "Брауном".

— Что значит для вас то, что Росс Браун стал главой вашей команды?
— Для меня это здорово. Я работал с Россом в прошлом году, он непростой человек, но зато прямой, а это хорошо. Он замечательно мотивирует людей, объединяет всех в единое целое, а не разбивает по департаментам. Нынешний уровень взаимоотношений в команде – это во многом заслуга Росса. И его воодушевляет новая роль.

Для всех нас это новый вызов, а для Росса особенно, но он добился в спорте таких высот с разными командами, что я думаю, для него как раз самое время самому возглавить конюшню. Думаю, он немного нервничает, но ставит высокие задачи.

Вообще новые болиды с этими антикрыльями трудно называть такими, но наш действительно красив!
— Ваша команда начала работу над болидом-2009 раньше всех. Как вы думаете, вы получите благодаря этому какое-то преимущество?
— Определённо. Конечно, возникли некоторые сложности, ведь мы планировали использовать другой мотор. В некоторых областях мы не так хороши, как другие команды, но мы рано начали работу над этим болидом и сделали его действительно конкурентоспособным. Наблюдая за тестами других команд, мы изучали их машины и видели определённые решения, которые проверили на своём болиде, но они не сделали его намного быстрее.

Многие решения в нашем случае не сработали, мы не смогли сделать так, чтобы они принесли преимущество, а потому предпочли идти другим путём, с помощью которого добивались прогресса. Кроме того, наша машина просто красива. Вообще новые болиды с этими антикрыльями трудно называть такими, но наш действительно красив!
Источник: Autosport
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →