Все новости
Гандбол. Россия — Норвегия. LIVE
Райкконен: иногда хочется побыть одному
Фото: Reuters

Райкконен: иногда хочется побыть одному

Чемпион мира 2007 года Кими Райкконен в пространной беседе ответил на вопросы, раскрывающие разные стороны его личности, и поделился своим взглядом на жизнь, одиночество, талант и другое.
Авто

Чемпион мира 2007 года Кими Райкконен в пространной беседе с журналистом F1 Racing Брэдли Лордом отвечает на вопросы, раскрывающие разные стороны его личности, и делится своим взглядом на различные аспекты – о жизни, одиночестве, таланте и другом.

Кими Райкконен известен как человек, который не любит болтать. И если интервью длится более двадцати минут, а он продолжает говорить, то это хороший знак. Да он даже усмехнулся несколько раз! Но это не тот безынтересный Кими, который безразлично отвечает на послегоночные вопросы. Этот Кими загорелый; худее, чем в прошлом году, он расслаблен. Будет слишком смелым сказать, что он наслаждается интервью, но, по крайней мере, он пока что не ушёл.

Многие слова использовались для описания Кими, но его суть можно описать лишь полудюжиной.

Многие люди в 2008 году вопрошали, что же происходит с Кими. Он показал множество лучших кругов, но выиграл всего дважды. Гонки заканчивались с кучей обломков карбона, но Райкконен просто пожимал плечами и исчезал. Выглядело так, будто Кими потерял свой амулет, но никто об этом не знал, ведь Кими это не тот человек, который изливает своё сердце.

Многие слова использовались для его описания, но его суть можно описать лишь полудюжиной. Как становится ясно из последующего интервью, благодаря этим чертам его характера складывается портрет простой жизни; философии, которую нельзя подвергнуть дальнейшему анализу, потому что она и так предельно проста. Это чемпион мира 2007 года и его суть: Кими в его собственных словах…

Индивидуальность. “Я делаю то, что мне по душе”.

— Вы известны как человек со свободным духом. Есть ли на свете человек, который скажет «Не делай этого», и вы послушаетесь?
— Это может сказать любой, но на самом деле это ничего не значит. Я сам решаю, что мне делать. Существует много людей, которые могут что-либо говорить, но верить ли им и прислушиваться ли к ним — зависит только от вас. Я делаю то, что мне по душе. Мне на самом деле не интересно, чем заняты остальные гонщики, я живу своей собственной жизнью, и у меня есть вещи, которые мне нужно делать. Каждый человек индивидуален, и я не думаю, что в паддоке есть две одинаковых персоны.

— Вы самый быстрый в пелотоне?
— Я не знаю. Если вы спросить других, то они, конечно, скажут, что они самые быстрые. Но иногда вы быстрее всех, иногда нет. Это зависит от множества вещей. Если всё идёт хорошо, то да, вы можете быть быстрее всех. Но это не так-то просто. И мы на самом деле этого никогда не узнаем. Нет никакого смысла постоянно говорить, что такой-то гонщик быстрейший… Тот, кто выигрывает чемпионат, был лучшим в течение одного года, вот и всё.

— Вы говорили, что если бы смогли воспользоваться машиной времени, то отправились бы на Дикий Запад или стали гонщиком Формулы-1 1970-х годов…
— Тогда в Формуле-1 было бы веселее. Тогда было опасно, но сейчас обгонов почти нет, и ситуация должна быть другой. У нас должна быть плотная борьба и обгоны, а этого, к сожалению, почти нет. Кроме того, в те времена гонщики были более расслаблены: в спорте крутилось меньше денег, и поэтому люди были расслаблены, понимаете? Конечно, тогда люди больше наслаждались Формулой-1, чем мы сейчас. Но это две абсолютно разных вещи. Я люблю гонки, все любят гоняться. Если вы спросите у тест-пилотов, что им больше нравится: тестироваться или гоняться, они выберут второй вариант. И это главное.

— Формула-1 недостаточно рискованна? Поэтому ваше хобби – ралли, а не коллекционирование марок?
— Я не думаю, что здесь присутствует какой-либо риск. Это просто то, чем я хочу заниматься. Когда я был молодым, мы играли в хоккей, футбол и занимались различными видами автоспорта. Так что для меня было совершенно естественным заняться хоккеем или автоспортом. Мои хобби в каком-то смысле являются и моей работой. Мне нравится всё, что связано с моторами — мотокроссы и всё такое прочее. Просто это разные виды спорта.

— Вы говорили, что вас вдохновляет Джеймс Хант. Но помимо того, что он был завсегдатаем вечеринок, он был достаточно одиноким человеком. Вы похожи на него?
— Думаю, если вы спросите двух разных людей, то получите два совершенно разных ответа. Но мне нравится то время, которое я провожу в одиночестве.

— Что скажут ваши друзья о том, какой вы в повседневной жизни?
— Не знаю, вам лучше спросить у них.

Иногда вам просто надоедает то, чем вы занимались, и хочется побыть одному.

— Но мы их не знаем…
(Смеётся) И это не так уж и плохо.

— Почему? Какие истории они могут нам рассказать?
(Внезапно становится серьёзным) Конечно же, никаких. Я наслаждаюсь своим временем с друзьями, и наслаждаюсь временем, которое провожу сам с собой. Иногда вам просто надоедает то, чем вы занимались, и хочется побыть одному. В другое время вам хочется погулять с друзьями. Если у вас хорошая компания, то обычно это доставляет удовольствие.

— Кстати, о чём все эти татуировки, которые у тебя есть?
(Хихикает) Это просто тату.

Гениальность. “Я пытаюсь ехать быстро, вот и всё”.

— Множество людей говорят, что в болиде вы гениальны. Вы согласны с ними?
— Эм, нет. Я пытаюсь ехать как можно быстрее, вот и всё.

— Что ответят ваши школьные учителя, если мы скажем им, что вы гений?
(Смеётся). Они знают, что это не так, поэтому им не придётся много говорить!

— Когда кто-то подошёл к вам в первый раз и сказал “Чёрт возьми, ты просто очень хорош”?
— Ну, не знаю. Всегда есть множество людей, которые говорят как хорошие вещи, так и плохие…

— Но наверняка такое было, когда вы гонялись в картинге в возрасте пяти лет…
— Иногда люди слышат такое, когда гоняются в картинге, но я не помню.

— Ваш талант натурален или вы упорно работали ради него?
— Если у вас есть талант, то он у вас есть, вот и всё. Вы всегда можете улучшаться, но если у вас есть талант, то он есть. Когда вы учитесь чему-то и практикуетесь, то это немного другое. Но я не знаю, есть ли у меня талант. Люди говорят, что есть, но…

— Да ладно вам – вы один из лучших гонщиков в мире…
— Но это нормально для меня. Я не думаю об этом. Когда вы гоняетесь, то стараетесь ехать как можно быстрее, и не думаете об этом – всё происходит на автомате. Я не зацикливаюсь на том, какие движения произвожу. Это ненормально, или я не думаю, что это нормально – слишком много думать об этом. Вы делаете это потому, что это естественно.

Но всегда можно улучшаться, и, вероятно, у вас никогда не получится что-то совершенное. Когда вы затем смотрите на свой круг, то знаете, что могли проехать ещё немного быстрее – даже если разница составляет лишь тысячные секунды. Но если вы побеждаете, то этого достаточно. Вы всегда пытаетесь быть безупречным, но я не думаю, что когда-либо был таким. Если честно, то всегда можно найти пути для улучшения.

— Когда вы в форме, легко ли быть быстрым?
— Если у вас всё идёт правильно, машина и всё остальное работает так, как вам нравится, то вы показываете хорошие результаты. Но, к сожалению, получить то, что хочешь, не всегда легко. Если у вас плохая машина, то всё гораздо труднее. Но иногда у вас хороший болид, и быть быстрым легко. Это не значит, что вы на самом деле были быстры, но так получается, потому что всё работало как, так должно.

— Чувствуете ли вы себя непобедимым, когда такое случается с вами?
(Смеётся) Нет, это ведь не фильм. Это жизнь. Просто иногда всё совпадает, а иногда нет. Иногда вы побеждаете, иногда проигрываете, и это нормально.

Равнодушие. «Меня не интересует, чем занимаются другие люди».

— Вы сдерживаете свою индивидуальность на пресс-конференциях, чтобы оградить свою жизнь от возможных препятствий?
— Нет, но люди задают одни и те же вопросы на каждом Гран-при. А у меня нет интереса рассказывать людям то, чего я не хочу рассказывать. Если они спрашивают меня о гонках, то хорошо, я расскажу об этом.

Мы работаем как большая команда, мы выигрываем и проигрываем вместе.

Но, к сожалению, с этим на каждой гонке всё более или менее одинаково. Вы побеждаете, приходите вторым или сошли – факт в том, что ничего не поменяется. Истории более-менее похожи друг на друга. Нет такого, чтобы одна гонка была совершенно не похожа на другую.

— Значит, люди всё усложняют?
(Хихикает) Они спрашивают меня, как прошла гонка. Я отвечаю. И, к сожалению, из гонки не сделаешь очень уж большую историю, так что… Думаю, уже от них зависит, написать это или нет.

— И в Формуле-1 есть люди, которых вы избегаете?
— У меня нет причин общаться со многими людьми. Я не получаю от этого ничего. Я не заинтересован в том, что делают другие, и мне не интересно, как они живут. У меня и так есть, чем заняться, а не волноваться об этом. Здесь я делаю свою работу, и мы всегда загружены, так что…

— Чувствуете ли вы ответственность за команду? Машина, которой вы управляете, является результатом работы сотен людей…
— Вы всегда стараетесь достигнуть хороших результатов. И я не очень хорошо себя чувствую, когда не добиваюсь того результата, которого хочу. Мы работаем как большая команда, мы выигрываем и проигрываем вместе. И если я не добиваюсь тех результатов, которых хочу, то чувствую ответственность и за других людей. Я не остаюсь довольным собой, если показал плохой результат. Люди больше радуются, если я побеждаю; и я больше счастлив, если побеждаю. Это нормально.

Продолжение материала

Комментарии (0)
Партнерский контент