Кубица: наш болид прочен, как танк
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Кубица: наш болид прочен, как танк

Гонщик "БМВ-Заубер" Роберт Кубица похвалил свой болид за прочность, но признался, что других поводов для радости после Шанхая нет. Хотя шансы на попадание в очки у поляка имелись.
20 апреля 2009, понедельник. 14:30. Авто
Гонщик "БМВ-Заубер" Роберт Кубица похвалил свой болид за прочность, но признался, что других поводов для радости после Гран-при Китая нет. Хотя шансы на попадание в очки у поляка имелись.

— Гран-при Китая для вас получился экстремальным…
— Да, это была сложная гонка — наверное, одна из самых сложных в моей карьере из-за ужасной видимости.
Ярно ехал очень медленно – не знаю, с чем это связано. Он очень рано затормозил, а в том месте на трассе была практически река, которая текла по асфальту.
На старте гонки я вообще ничего не видел! Возможно, у тех, кто ехал впереди, всё было хорошо, но в хвосте пелотона была очень опасно. В начале гонки большинство пилотов ехало в одном темпе. Вероятно, это во многом было связано с тем фактом, что никто ничего не видел, все ехали по наитию.

Затем ситуация улучшилась, потому что расстояние между болидами стало больше. У меня был довольно неплохой темп, но, к сожалению, я врезался в Трулли в последнем повороте. Он ехал очень медленно – не знаю, с чем это связано. Он очень рано затормозил, а в том месте на трассе была практически река, которая текла по асфальту. Я переезжал через неё, возник аквапланнинг, и болид поехал даже быстрее. И я врезался в Трулли.

— Наверное, удар был очень сильным?
— Нам пришлось заменить передний спойлер. Но я был поражён, что за исключением этого машина не получила никаких повреждений. После возвращения на трассу первые несколько кругов всё шло довольно хорошо, баки заправили под завязку, и я мог ехать до финиша без пит-стопов.

К сожалению, после шести-семи кругов я почувствовал вибрацию, и болид начал как-то странно ехать. Я подумал, что это последствия аварии. Но после 10 кругов команда увидела по телевизору, что передний спойлер скошен. Наверное, в ходе пит-стопа его не закрепили должным образом.
После 10 кругов команда увидела по телевизору, что передний спойлер скошен. Наверное, в ходе пит-стопа его не закрепили должным образом.
Болид вёл себя очень плохо. Ну а конец гонки был довольно интересным.

— Вы могли сказать команде по радио, что Трулли едет очень медленно? Он до этого потерял несколько мест…
— Нет. Я не знал, кто передо мной, так как не видел номера. Сначала я вообще думал, что это Глок, а не Трулли.

— Но есть хотя бы один позитивный момент: ваш болид очень прочный.
— Да – прочный, как танк. Теперь вы знаете, что бывает, если у вас прочная машина. Может, из-за этого она такая тяжёлая.

— Что можете сказать об управлении F1.09?
— В целом было очень много моментов с аквапланнингом – это можно сравнить с ужасным уровнем сцепления в сухую погоду. В дождь всё хуже. Нужна удача, ведь трасса очень скользкая. И у меня, и у Ника – я думаю – было много проблем. Таких сложностей у нас никогда ещё не было. Тем не менее до аварии с Трулли мой темп постепенно рос. Да и затем на тяжёлой машине удавалось показывать неплохие секунды. Я смог оставить позади два-три болида и шёл практически в темпе лидеров. Затем, однако, возникла проблема с крылом.

— Если бы не авария, вы могли бы набрать очки?
— Я мог бы набрать их и после аварии, если бы не проблемы со спойлером.

— В таком исходе этапа есть хоть какие-то плюсы?
— Найти позитивные моменты после такой сложной гонки можно с трудом, если учитывать скорость машины. В целом, как уже обсуждалось, единственный плюс – это то, что машина очень прочная. Надеюсь, что в Бахрейне будет больше поводов для радости.

— Эти надежды на чём-то основаны?
— Как говорят у нас в Польше, надежда – мать глупцов. Я верю, что каких-то чудес ждать не стоит, но машина может быть конкурентоспособнее. Бахрейн больше подходит мне по своей конфигурации.
Единственный плюс – это то, что машина очень прочная. Надеюсь, что в Бахрейне будет больше поводов для радости.
Но о чуде речь не идёт, некоторые проблемы так просто не решить.

— Уже есть решение по тому, будет ли KERS использоваться в Бахрейне?
— Нет.

— Вы правильно решили отказаться от системы после пятничных заездов?
— Трудно сказать. В такую погоду KERS даёт немного, потому что условия очень сложные. Кроме того, не обойтись без удачи, когда дело касается состояния шин: нужно как можно лучше адаптироваться к ситуации на трассе. Были моменты, когда асфальт немного подсыхал, и на машине с пустыми баками всё шло хорошо. Но когда болид был заполнен под завязку, то покрышки сильно истёрлись, и после возобновления дождя пришлось очень непросто.
Источник: f1.pl
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →