Все новости
Евгений Кустов
Фото: SMP Racing
«Кубица? Пожалуйста, пусть сравнивают». Большое интервью с Сироткиным
Третий российский пилот Формулы-1 — о том, как «Рено» помог ему попасть в «Уильямс», отношениях с Кубицей и потенциале новой машины.
Авто / Формула-1
«Уильямс» в стиле «Феррари»: чего ждать от первой машины Сироткина в Формуле-1
В новом «Уильямсе» собраны самые интересные идеи «Мерседеса» и «Феррари» — поможет ли это Сергею Сироткину блеснуть уже в дебютном сезоне?

Накануне вылета на первые зимние тесты команд Формулы-1 в Барселоне боевой пилот «Уильямса» Сергей Сироткин ненадолго заглянул в Москву. Это позволило «Чемпионату» обсудить с россиянином подписание контракта и понять, с каким настроем Сироткин подходит к дебюту в новой — такой почётной, но вместе с тем ответственной — роли.

«Альтернатива появилась не без помощи людей из «Рено»»

— Сергей, уже прошло немного времени с момента, как вы перешли к роли боевого пилота Ф-1. Почувствовали себя звездой?
— Узнавать стали немного больше. Но знаете, вот пока вы не спросили, я и не задумывался. Безусловно, приятно, когда народ узнаёт тебя, интересуется. Но я такой же человек, как и все. Самое попадание в Формулу-1 – это здорово, но у меня отношение такое: большая и более трудная часть пути ещё впереди. Я тут не просто для галочки, я хочу добиться большего. Есть работа, есть цели, которых хочется достичь. Пока я зациклен на этом, а не на своей популярности.

— А когда вы выступали в младших сериях, то было приятно, когда впервые показали по телевизору, написали в газете?
— В глубине души было приятно, но я никогда не обращал на это большого внимания. Никогда не коллекционировал журналы с материалами про меня.

— Вы провели два года в «Рено» и, очевидно, рассчитывали стать там боевым пилотом. Когда они подписали контракт с Сайнсом, не возникло чувства, что мечта умерла, что шансов больше нет?
— Да, на некоторое время закрадывалось такое, но я знал, что работа идёт во всех направлениях. Это был не самый простой в плане нервов период для меня. В тот момент мне было немножко не понятно: вместе с «СМП Рейсинг» мы сделали хорошую работу, были ей очень довольны, заложили базис на будущее, но дальнейшее развитие событий вышло из моего «горизонта».

Слава богу, достаточно быстро появилась альтернатива – благодаря «СМП Рейсинг» и, кстати, также некоторым людям из «Рено». Мы остаёмся в очень хороших отношениях со всеми в «Рено» — с инженерами, Сирилем, Аленом, Жеромом… Я ещё дорабатывал последние гонки, и одновременно уже вовсю начинал готовиться к тестам в Абу-Даби.

— Как именно люди из «Рено» помогли вашим контактам с «Уильямсом»?
— В паддоке Формулы-1 не так много людей. Хороший отзыв о ком-то всегда поможет – особенно если он исходит от тех людей, к которым есть безусловное доверие.

Мы с Робертом в чём-то очень похожи: наш подход к работе во многом совпадает. Мне будет приятно делить с ним часть работы.

«Наш с Робертом подход во многом совпадает»

— На презентации «Уильямса», понятное дело, вы были вместе со Строллом и Кубицей. Не было косых взглядов со стороны Роберта?
— С обоими мы вполне нормально общаемся. С Лэнсом мы знакомы не так давно, а вот Роберта знаю дольше, с ним больше общался и общаюсь. Да, у нас была конкуренция за место, но мы не мальчики. Главное, сам Роберт понимает, что, как и почему. У нас с ним хорошие отношения. Я много раз говорил, что Роберт простой и открытый человек – так и есть. Мы с ним много говорили – про его карьеру в Формуле-1 и ралли, он давал советы. Всё здорово. Я рад, что у нас в команде есть такой опытный пилот. Он любит гонки, любит автоспорт. Мы с Робертом в чём-то очень похожи: наш подход к работе во многом совпадает. Мне будет приятно делить с ним часть работы.

— Но ведь все наверняка будут сравнивать результаты тренировок и так далее. Это неизбежно.
— Сравнивать будут, без сомнений, но насколько это будет объективно и правильно? Пожалуйста, пусть сравнивают. Формула-1 – такой вид спорта, тут всегда будут сравнения.

— Мы помним буйство польских болельщиков в твиттер-аккаунте «Уильямса». Вам от них сильно доставалось?
— Всякое бывало. Кстати, я общался с вашими польскими коллегами – всё абсолютно нормально, уважительно. Для меня самое главное, что между мною и Робертом нет никакого недопонимания.

— Надо отметить, что и британские СМИ на удивление хладнокровно восприняли ваш контракт.
— Если честно, не очень подробно за этим следил. Надеюсь, что дал им достаточно весомый аргумент в Абу-Даби, чтобы снять все «непонятки». Но сторонники или противники в нашем виде спорта всегда найдутся. Я и не ожидал, что все вокруг будут кричать, какой я хороший. Я был к этому готов и трезво и спокойно ко всему отношусь.

Фото: Handout/Getty Images

«Даже не пытайтесь представить, сколько я проехал на симуляторе!»

— Учитывая, что вы уже долгое время работали с командами Формулы-1, есть какие-то особенные чувства перед первыми зимними тестами в качестве боевого пилота?
— Об этом все спрашивают. Если бы всё случилось резко, то наверняка возник бы вау-эффект. Но поскольку речь идёт о продолжительной работе изо дня в день, то всё поспокойнее. Да, ты ждёшь тестов с нетерпением, как это всегда говорят в пресс-релизах, но всё-таки я подхожу к тестам как к работе.

— Рулевое колесо уже как-то адаптировали под вас?
— Руль «вылеплен» под меня: я достаточно серьёзно изменил концепцию расположения нескольких кнопок управления. Помню, как под меня адаптировали руль в «Рено» и какие из изменений мне понравились, а какие – нет. Какие-то свои преимущества в руле «Уильямса» имелись изначально. И я постарался всё смиксовать под себя. Понятно, какие-то из изменений трудно осуществимы, но мы по максимуму сделали то, что возможно. Некоторые новинки на руле появятся уже по ходу сезона – пока мы над ними работаем, это более долгосрочный план.

— Рабочие процедуры в «Уильямсе» и «Рено» сильно различаются или в основном похожие?
— Нет, многое по-разному. Но сами понимаете, я не могу раскрыть подробности работы каждой из команд. И те, и те работают хорошо – говорить о плюсах или минусах не стоит. Подходы разнообразные – но ведь и команды разные, каждая со своей историей.

Фото: SMP Racing

— «Макларен» получил моторы «Рено», заводская команда тоже прибавляет, «Хаас» собирается добиться прогресса. Чего в таком случае ждём от «Уильямса»?
— Вы даже представить не можете, сколько часов я отъездил на нашей новой машине на симуляторе! И слава богу, что не можете представить, не пытайтесь даже. Скажу так: дай бог, если на трассе всё окажется так, как мы видим сейчас на симуляторе. Лучше я буду сохранять недосказанность и потом мы всё покажем на трассе, чем наоборот.

— Новая машина – это революционный подход, а не эволюционный, не так ли?
— Не совсем. Регламент не так сильно поменялся. Хотя подход ко многим наиболее ключевым областям изменился – иногда в точности до наоборот. От машины можно ждать несколько иного вектора поведения, чем мы привыкли в случае с автомобилями «Уильямса». Нам всем интересно посмотреть, что получится.

— Раньше «Уильямс» был хорош на одних трассах и слабо смотрелся на других.
— Как раз про это я и говорю. В этом году всё может колоссально измениться – не в том плане, что хорошие и плохие трассы поменяются местами, но изменения будут заметны.

Вы даже представить не можете, сколько часов я отъездил на нашей новой машине на симуляторе! И слава богу, что не можете представить, не пытайтесь даже.

«Если ты не поедешь, толку от красивых разговоров не будет»

— Следите ли за презентациями других команд Формулы-1? Мы с вами общаемся между презентациями «Заубера» и «Рено».
— Один из ваших коллег показал мне фотографии «Заубера». Если честно, я даже не знал, когда у них презентация. Немножко занят был, когда команды анонсировали даты. Презентации – это интересно, но если твоего свободного времени хватает лишь на то, чтобы приготовить ужин или завтрак, помыться и поспать, то немного не до этого. Можно, конечно, фото перед сном посмотреть, если не можешь заснуть, но это не мой случай!

— В прошлом году вы рассказывали о своей повышенной загруженности – работа с командой, мероприятия, постоянные перелёты. В этом году можем ждать, что будет чуть легче?
— Да. В 2017-м мне приходилось и тренироваться, и быть на трассе столько же, сколько боевым пилотам. При этом если они ездят, то я сижу в боксах! Я всегда участвовал в спонсорских мероприятиях, а по работе с техникой иногда делал даже больше, чем требовали. Сейчас, думаю, команда сама будет понимать, когда наступает предел моей занятости.

— Когда покажете новый шлем?
— Как только он будет готов. Я настолько погружён в себя, в работу, и отдалён от остального мира, что поначалу даже совершенно забыл о дизайне шлема. Точной даты не знаю, но к первым тестам точно будет готово. Предусмотрены специальный дизайн для Сочи, ночной дизайн. Всё уже обговорено, нарисовано и запущено в процесс.

— Сколько минут или часов потратили на выбор постоянного номера?
— Выбор сделал достаточно быстро. Числа 3, 5 и 6 как-то по жизни, с самого детства шли со мной. Не то чтобы я сильно верил, что эти числа самые счастливые, никакого экстрима или мистики, но тем не менее. Вариантов с этими числами было не так много, а 35 хорошо сочетается с моими инициалами, можно замиксовать. Поэтому выбор был практически молниеносный.

— Вы – третий боевой пилот из России в Формуле-1. Реально ли как-то использовать опыт предшественников? Виталий Петров тоже участник программы «СМП Рейсинг» — может ли он дать какой-то совет, или у каждого свой путь?
— Безусловно, Виталик может дать много отличных советов, но в то же время у каждого своя дорога. Я не пытаюсь ни на кого равняться. Хочу оставаться тем пилотом и человеком, какой я есть. В нашем деле ты можешь сколько угодно пытаться выучить уроки соперников или соотечественников и попробовать что-то делать так же или по-другому, но я не хочу меняться. У меня есть свои сильные и слабые стороны.

Я не хочу хитрить, лицемерить, как-то правильно с кем-то общаться. Хочу просто максимально хорошо пилотировать машину.

Я не хочу хитрить, лицемерить, как-то правильно с кем-то общаться. Хочу просто максимально хорошо пилотировать машину. Если ты будешь хорошо выполнять свою работу, то остальное окажется не таким важным.

— Алонсо и Хэмилтон не забывают про пиар.
— Это понятно, но… Ты можешь научиться красиво говорить с прессой, но если ты не поедешь, толку от этого будет мало!

«Сироткин был очевидным выбором». «Уильямс» — о контракте с россиянином
Руководители «Уильямса» Падди Лоу и Майк О’Дрисколл хвалят Сироткина и не ждут проблем из-за инженера-новичка.
Комментарии (0)
Главные статьи про ЧМ-2018 - в вашей почте

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент