Сотрудница «Торо Россо» Екатерина Касаткина
Светлана Амеличкина Евгений Кустов
,
Экатэрина-сан в Формуле-1. История сотрудницы «Торо Россо» из России
Как попасть в Ф-1, если очень этого хочешь. И как выглядит этот шикарный мир изнутри.
Авто / Формула-1 0

Вы ведь понимаете, что Даниил Квят — не единственный россиянин в Формуле-1? Вот сегодня мы расскажем про ещё одного сотрудника – а вернее, сотрудницу – «Торо Россо» из России. Возможно, кто-то из вас уже знает Екатерину Касаткину – про неё в своих видеоблогах не раз рассказывал Алексей Попов. Ну а если нет, то тем лучше.

Вот что нам сказала Катя перед тем, как перейти к рассказу о своей жизни в Формуле-1: «Я даю интервью не для того, чтобы прославиться, а чтобы российская публика лучше поняла мир Формулы-1 и работу нашей команды «Торо Россо». Хочется, чтобы болельщики лучше поняли, кто и как работает внутри команды. Многое, что я говорю, может быть субъективным, но сказано от души!». Итак, поехали!

Как Екатерина стала следить за Формулой-1

«У нас дома Ф-1 смотрел только папа. В нашем преимущественно женском коллективе — мама и две дочки — он был своего рода «изгнанником». Иногда папу отправляли куда-нибудь в дальний угол и даже просили смотреть без звука. Потом, когда я уже выросла и начала в одном из пиар-агентств вести автоспортивные проекты, в частности шоу Moscow City Racing, то стала постепенно вовлекаться. Моя первая «любовь» — Дженсон Баттон: тогда он приезжал в Москву вместе с «Маклареном».

Мы начали смотреть гонки вместе с папой. Ну а теперь смотреть гонки в семье «разрешено» всем вместе! Одна из моих бабушек стала настоящим фанатом. Эта история вызывает у меня уважение: человек, которому за 80 лет, обнаружил в себе такую страсть! Она учитель немецкого языка, так что сначала читает новости на немецком языке, потом на русском и всё комментирует папе! Она болеет за Феттеля – как фанат всего немецкого. Но за «Торо Россо», конечно, тоже следит. Бабушка с другой стороны ещё не совсем до конца не понимает, чем я занимаюсь в Формуле-1. Но она тоже начала следить за новостями.

Почему на гоночных машинах нельзя ездить по обычным дорогам
А если нарушить это правило, вами очень быстро заинтересуется полиция. Доказано свежим случаем в Чехии.

Была очень смешная история. Пару месяцев назад бабушка позвонила мне и сказала: «Поздравляю вас с победой: мне сказали, что «Хонда» выиграла!» А это было ещё до Гран-при Австрии. Мы посмеялись, что у неё какой-то волшебный телевизор, но после Шпильберга она позвонила ещё раз: «Ну я же тебе сказала!» А потом она ещё раз позвонила после Германии, когда были и победа «Ред Булл», и подиум «Торо Россо». Так что бабушка назвала себя осьминогом Паулем».

Как попала в «Торо Россо»

«Первый раз на Гран-при я оказалась, когда работала в российском представительстве «Ред Булл». Это был первый Гран-при России. Тогда я познакомилась изнутри с командой «Торо Россо», прожила с ними полноценный уик-энд — с утра до вечера. Вот тогда я по-настоящему осознала жизнь Формулы-1. Когда ты приходишь в паддок на один день в роли гостя, это совершенно не то. А вот когда ты ходишь за сотрудниками словно тень, наблюдаешь за событиями в офисе… Я была поражена чёткостью и оперативностью работы. Не скажу, что я сражу побежала подавать документы в «Торо Россо», но я увидела эталон, которому хотела соответствовать в своей собственной работе.

Спустя время, когда захотелось что-то поменять в жизни, то встал вопрос: что делать дальше, как стать ещё лучше? Желательно внутри огромной вселенной «Ред Булл». Мне хотелось попробовать поработать за границей. Чем старше становишься, тем сильнее понимаешь, как тебе лениво что-то менять. Я поняла: сейчас или никогда. Я постучалась в эту дверь, и мне сказали — давай попробуем.

Без некоего провидения не обошлось: так сложились обстоятельства и в команде, и с моей стороны. Вакансии в команде Формулы-1 открываются редко. Сказалось и возвращение Даниила в «Торо Россо», и мои хорошие отношения с Фабианой (Фабианой Валенти, пресс-атташе «Торо Россо». — Прим. «Чемпионата»), сложившиеся в Сочи. Этапы собеседования пролетели словно компьютерная игра: как герой переходишь с одного уровня на другой, а потом раз — и финиш.

Не скажу, что я долго думала, когда из «Торо Россо» прислали оффер. Когда тебе предлагают работу в Формуле-1, долго не размышляешь! Но было страшно. В силу бюрократических барьеров ещё оставалось время, чтобы подумать, но я нашла в себе силы не менять своё решение. Ведь пока не попробуешь, не узнаешь!

Фото: Мария Мельникова

Что нужно, чтобы попасть в Формулу-1? Наверное, должны быть соответствующие желание и способности, выдержка. Скорее желание и видение себя в Формуле-1, чем специальное образование. Здесь работает подход «клик — не клик»: либо люди чувствуют друг друга, срабатываются, либо не получается. Очень много примеров, когда у человека вроде всё хорошо, но что-то не складывается. Я говорю только про маркетинг — возможно, у «технарей» всё по-другому. Но я знаю и примеры, когда приходил какой-то инженер и очень быстро пропадал. А его сменщик потом оставался очень надолго. В любом коллективе очень важно находить общий язык, всё должно работать как единое целое.

Мир автоспорта реально сложный. Его нужно знать, нужно понять. Здесь люди разговаривают по-другому. Здесь люди много не говорят: каждая секунда на вес золота, так что люди понимают с полувзгляда. Рада, что мне удалось адаптироваться — на это нужно время».

Это вам не диван! Как я наошибался, тестируя гоночную «Ладу»
Мучил «Весту», мешал профессиональным гонщикам, снялся в пафосном ролике.

Чем занимается в «Торо Россо»

«Когда я пришла в команду, то отдел маркетинга возглавляла девушка, которая сейчас ушла в декрет. Она меня обучала, а моральную поддержку больше всех оказывала Фабиана. Я её называю «Гоночная мама».

Мне хотелось немного поменять сферу деятельности, выйти из пиара и коммуникаций. Хотелось заниматься похожими вещами, но на более частном уровне. Предложили вариант общения с партнёрами, спонсорами команды — мне это было интересно.

Основная задача — гостеприимство на гонках. Встреча партнёров, рассказ им о команде, экскурсии в боксы… Организация их приятного времяпрепровождения на трассе. Параллельно офисная работа и другие задачи, относящиеся к маркетингу. У нас немного людей — ты да я да мы с тобой. Часто бывает, что ты делаешь много дополнительных вещей.

Распорядок дня варьируется от числа рабочих задач, близости отеля к трассе и расписания гонок. Встаём довольно рано. Самый тяжелый день — пятница, потому что в этот день самый ранний подъём, а я отнюдь не жаворонок. Время отъезда из отеля варьируется, обычно это 7:30-8:00, но может быть и 6:30. Тогда приходится вставать в шесть или раньше. А вернуться тоже можем поздно — часов в 10-11, а может, и позже. Но у меня уже выработалась привычка просто следовать расписанию.

У нас такая шутка есть… Когда мы в пятницу в 9-10 вечера уходим с трассы, то Франц говорит: «Что, сегодня только полдня поработали?» Инженеры-то сидят в лучшем случае до часа-двух ночи — до наступления комендантского часа. А ведь механики приезжают уже во вторник или среду, начинают готовить гараж…

Усталость? Конечно, тяжеловато, когда гонки идут два уик-энда подряд. Усталость скорее моральная, чем физическая. Ты вроде и хочешь что-то сделать, а голова уже не соображает!»

5 бесящих правил Формулы-1, которые нельзя изменить
Бесит, бесит, бесит! Но нет, дозаправки возвращать не стоит.

Какие особенности работы с итальянцами

«Итальянская команда — особенная. У итальянцев очень развито семейное отношение друг к другу. А отношения, как в любом итальянском фильме, могу развиваться по-разному: сейчас бушует Везувий, а через пять минут уже мы можем обниматься и целоваться. Реакции моментальные. Итальянцы очень добродушные, не злятся. Конечно, первое время у меня был культурный шок. Я примерно знала, чего ожидать, но все равно нужно было привыкнуть.

Здесь постоянно какие-то курьёзные истории, люди любят подшутить друг над другом. Например, позвонить и начать рассказывать, что Франц якобы чем-то расстроен. Или подлить куда-нибудь соус табаско. Помню, механики один раз над Даней подшутили, когда он проходил примерку сиденья — ремень куда-то высоко повесили, а гоночные перчатки спрятали. Постоянно такие добрые подшучивания друг с другом. Могут что-нибудь забавное отфотошопить и повесить на доску объявлений. Знаю, что механики вместе собираются и ходят на картинг, у них дружные отношения.

В Италии особо нет культуры приглашать друг друга в гости, отмечать с коллегами по работе дни рождения… Большинству хватает общения друг с другом в поездках и в офисе. В первый год я узнала, что у одного из коллег будет день рождения и подарила книгу. Он был очень удивлён — неделю ходил и меня благодарил.

«Вы же не думаете, что мы просто профуфукали деньги?». Фоменко о «Марусе» и Ф-1
Тот самый Николай Фоменко — о новом шоу на НТВ, резком неприятии современной Формулы-1 и том, что помешало взлететь в Ф-1 «Марусе».

Внутри команды я общаюсь на английском. Когда приходила в «Торо Россо», то не знала итальянского, но благодаря базе французского могла более-менее понимать какие-то вещи. Так что при общении на итальянском я как собачка: понимаю, но сказать ничего не могу. Надо посыпать голову пеплом и признаться: я пыталась заниматься итальянским, но все времени не хватало времени на преподавателя, особенно во время периода европейских гонок. Ты грубо говоря возвращаешься на один «прачечный» день и снова уезжаешь. Занятия языком предполагают некоторую стабильность, а у нас она только в виде постоянных поездок.

Большую часть времени мы находимся за пределами Италии, а там язык общения в любом случае английский. Большинство механиков у нас итальянцы, а инженеры — англичане, немцы, французы и так далее. Так что нас всех связывает английский и хорошая атмосфера.

Вариаций моего имени в команде очень много. Итальянцы зовут Катерина. Некоторым нравится, что имя звучит по-другому — они говорят Экатэрина. Есть сокращённый вариант Эка. Я прошу называть меня Катя. А ещё я общаюсь с японскими коллегами — от них пошла вариация Экатэ-сан или Экатэрина-сан. Самый забавный вариант, к которому я уже привыкла — Сеньорина Казаткина или Казакина».

Как отпраздновали подиум на Гран-при Германии

«Вторую половину гонки в Германии я смотрела в гараже, затаив дыхание. Дала себе установку — максимально ни о чём не думать! Меня за несколько лет в Формуле-1 научили не плодить никаких ожиданий и быть готовой ко всему. Думаю, я очень сильно перенервничала! В какой-то момент все эмоции отключились. Думаю, осознание всего произошедшего пришло только в понедельник в офисе, когда я читала соцсети и смотрела видео.

Для команды подиум — такое грандиозное событие! Механики молодцы, отлично провели все пит-стопы… Я поражаюсь их работоспособности.

В понедельник мы немножко собрались, чтобы отметить подиум. Правда, команда была разделена: механики из-за спаренных гонок ехали из Германии сразу в Венгрию, а вот отдел маркетинга, инженеры и некоторые другие сотрудники вернулись в офис. Но ощущения были двойственными: вроде и попраздновать нужно, и в то же время не расслабиться перед следующей гонкой, которая уже не за горами».

«Я давно знал о решении». Квят — о том, что его не возьмёт «Ред Булл»
Российский гонщик «Торо Россо» эксклюзивно комментирует ситуацию с контрактом — на 2020 год и даже на 2021-й. А ещё обсудили Головина.

Как общается с Даниилом и как итальянцы относятся к россиянам

«Не могу сказать, что мы с Даней постоянно сидим за чаем-кофе и размышляем о судьбе родины. Но когда это приватные разговоры, то, конечно, говорим по-русски. А рабочие вопросы обычно обсуждаются на людях, так что говорим на английском языке. К слову, тренер у Дани австралиец.

Конечно, мы ждали рождение ребёнка у Дани и готовились. Не хотелось очень сильно акцентировать внимание на этом событии, но всё-таки как-то проявить участие. Тем более у итальянской нации просто неземное обожание детей — своих, чужих… Если вы хотите в Италии получить максимальное внимание, просто приезжайте с ребёнком!

А вообще — они не понимают русских! Для них наши люди — диковинка. Например, тот факт, что у нас такие серьёзные, напыщенные лица. Ещё — почему так много проверок безопасности. Как человек, живший в России, я понимаю, с чем это связано. Но когда люди ездят по всем европейским Гран-при, где такого нет, и ничего не знают про угрозы террористических атак, то они удивляются и возмущаются, почему нужно тратить столько времени.

Потом у меня спрашивают: «Вот я улыбался охраннику, а у него даже мускул на лице не дрогнул — почему?! Что я сделал не так?» Но однажды Фаби, которая водила в Сочи нашу машину, выучила по-русски фразу «Доброе утро». И когда она так обратилась к охраннику, то его сердце, видимо, растаяло и он улыбнулся!

Санкт-Петербург отберёт у Сочи Формулу-1? Уже нашлось два варианта
Загадочная история со многими но. Но дыма без огня не бывает.

Наши люди слишком серьёзные, а итальянцы относятся ко всему попроще. Могут пошутить даже на очень серьёзную тему. В Сочи был смешной случай — я тогда ещё не работала в «Торо Россо». Во время ланча я подбежала к Фаби, извинилась и начала рассказывать про какую-то срочную проблему. Она меня выслушала и сказала: «Так, сядь и поешь. А уже потом будем решать все вопросы». Так что война войной, а обед по расписанию!»

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент