Гюнтер Штайнер и Маттиа Бинотто
Евгений Кустов
Штайнер: был уверен, что вы спросите про Шварцмана! Он весьма хорош
Самый открытый босс Формулы-1 — о популярности, решении не менять состав, проблемах с машиной и шансах, что «Хаас» пригласит Шварцмана.
Авто / Формула-1 0

Зимой 2019 года Гюнтер Штайнер внезапно стал одой из главных звёзд Формулы-1. В сериале Netflix про сезон-2018 Штайнер порадовал всех максимальной открытостью и эмоциональностью, не стесняясь микрофона и камер. Мы поговори с Гюнтером и про это, и про непростой сезон-2019, в котором болид «Хааса» максимально непостоянен: за блестящей квалификацией может последовать провальная гонка, причём форма двух машин команды может различаться кардинально. Штайнер верит, что в 2020-м проблема не повторится.

«Я не старался стать звездой»

— Гюнтер, вы стали одним из главных героев первого сезона сериала Netflix. Вам нравится этот новый статус?
— Не могу сказать, нравится мне это или нет – это просто часть рабочего процесса. Я не старался стать звездой сериала: я просто выполнял свою работу, вот и всё. Согласен, что я был более открыт, чем другие люди. Но в целом я просто говорил то, что действительно думал. Я практически всегда так делаю, таков мой характер. Но я не думаю, что такой подход плох для Формулы-1. В конце концов, мы гоняемся не ради себя, а ради публики. То, чем ты занимаешься, не является ни для кого секретом. Мы не боимся говорить то, что думаем. Я – не боюсь.

Конечно, есть и негативная сторона, ведь ты кого-то критикуешь. Но я никого лично не оскорбляю. Критика – это часть нашей работы в гонках. Думаю, для зрителей хорошо, что они видят чуть больше нашей внутренней кухни.

«Хейтеры меня не волнуют». Король мемов Ф-1 – о себе, Маркелове и трассе в Сочи
Бодрый новичок Формулы-1 Ландо Норрис – о том, что изменил бы на «Сочи Автодроме», о российских гонщиках и сезоне-2019.

— Насколько много будет Гюнтера Штайнера во втором сезоне?
— У меня нет никаких ожиданий. И в прошлом году я ничего не ожидал. Я не актёр. Я просто надел микрофон и продолжил выполнять свою работу. Я не знаю, что делают в Netflix и каким будет результат. Честно говоря, я и не думаю об этом. Они делают свою работу, я – свою. Может, это вы станете следующей звездой?

— Ну, я не глава команды и постоянного пропуска в паддок у меня нет! Так что давайте поговорим про этот сезон. Непростой для «Хааса», не так ли?
— Конечно, сложный сезон. Результаты не такие, как нам хотелось. Думаю, в начале года наша машина была в порядке, но все обновления не сработали, мы не добились прогресса. Очевидно, что мы приняли несколько неверных решений. Думаю, теперь мы знаем, когда мы ошиблись. Так что я вполне уверен, что в следующем году мы вернёмся к уровню, на котором находились в конце сезона-2018. Надо поработать, но у меня позитивный настрой перед 2020 годом.

— Выходит, проблема была с новинками? Или всё-таки что-то не так с общей концепцией машины?
— И то, и то. Новинки не подходят концепции. Возможно, при изменении концепции обновления работали бы по-другому. К нашему положению привело сочетание нескольких моментов.

— Теперь вы вполне уверены, что концепция машины 2020 года окажется верной?
— Да, вполне.

— Когда вы окончательно поняли, что проблемы с нынешним болидом глобальны и их легко не решить?
— К сожалению, мы этого не поняли даже на Гран-при Испании, куда привезли самое большое обновление. Думаю, мы всё осознали где-то в районе Гран-при Австрии. Мы поняли масштаб проблемы, начали возвращаться к старой версии машины – после этого у нас появилось хорошее понимание происходящего.

Прежде всего ты должен понять, где ты находишься, после этого – почему ты здесь оказался. Выявить все причины нелегко, но я думаю, что теперь мы знаем, что делать в следующем году, чтобы не оказаться в том же положении.

— В первых гонках вы продолжали думать, что с машиной всё в порядке и что дело просто в плохих шинах?
— Да, мы считали, что с болидом всё как надо. Мы немножко потерялись.

Квят у пропасти, гусли для репортёров и внезапная Украина. Истории с ГП России
То, чего не было в телетрансляциях из Сочи — включая лай Риккардо и аналитику по борщу.

«Я за более низкий лимит и свободу правил»

— С учётом столь непростого сезона какие результаты в 2020-м вас устроят?
— Как я уже сказал, мы должны продолжить на том уровне, на котором выступали в конце 2018 года. На то же самое мы нацеливались в нынешнем сезоне. Я считаю, что мы как команда по-прежнему хороши, чтобы добиваться подобных результатов.

— Трудно параллельно держать в голове задачи по «спасению» нынешней машины, созданию следующей и первым прикидкам болида 2021 года?
— У нас в команде немало людей, мы распределяем между ними задачи. Лично я концентрируюсь на следующем сезоне. Правила на сезон-2021 продолжают эволюционировать, так что не могу сказать, что я уделяю им много внимания.

— Да и людей у «Хааса» не так много.
— Да, но так было и прежде. Так что не вижу причин, почему мы не должны справиться и достойно выполнить нашу работу при подготовке к сезону-2021.

У худшей команды Формулы-1 кончаются запчасти. Польский спонсор разгневан
Один из гонщиков всё равно готов поставить свой дом на то, что в 2020-м станет лучше. Нет, он не сошёл с ума.

— Вам нравится регламент 2021 года в его нынешнем виде? В том, в каком его последний раз презентовали командам?
— Думаю, в нём многовато ограничений. Но ещё есть время на изменения. Я считаю главным изменением введение лимита на бюджеты. На мой взгляд, если вы вводите лимит, то внутри него команды должны получить право делать всё, что захотят. Таков мой принцип. Я бы ещё снизил лимит на бюджеты и сделал технический регламент более свободным – вместо того, чтобы всё зарегулировать и сделать более высокий лимит. В итоге команды все равно будут тратить деньги, а топ-команды — доминировать. Я за более низкий лимит, который никто не может превышать, и свободу правил.

— Каков идеальный лимит для вас?
— Что-то между 100 и 150 миллионами долларов. Это был бы хороший лимит.

— При том лимите, что утверждён, «Хаас» сможет мечтать, например, о борьбе за подиумы?
— Разница в бюджетах по-прежнему слишком большая. Наш бюджет сейчас намного меньше будущей планки. Да, мы станем ближе к лидерам, но на это уйдёт несколько лет. В любом случае, важно, что лимит на бюджеты появился. А уже дальше можно будет уточнить цифру.

— У владельца команды Джина Хааса успешная команда в NASCAR. Насколько он понимает и принимает ситуацию, что в Ф-1 всё гораздо сложнее?
— Он недоволен нашими результатами, но понимает, что это спорт. Вы спрашивали про подиумы. В идеале в Формуле-1 у всех должен быть шанс побороться за подиум – и вот отсутствие подобных шансов разочаровывает в том числе Джина. Ты инвестируешь так много денег – и не имеешь шанса попасть в топ-3. Это сложная ситуация. Я надеюсь, что в будущем правила ещё изменятся, лимит уменьшится – и однажды мы поднимемся на подиум.

— Джин изначально понимал, что сходу добиться громких успехов в Формуле-1 не получится?
— Абсолютно. Но когда ты приходишь в спорт, то пытаешься повлиять на его развитие, будущее. Ты не можешь просто сидеть и ничего не делать. Так что наша цель – добиться таких правил, при которых мы в какой-то момент получим возможность бороться за подиум.

Вильнёв: почему вы хотите, чтобы в Формуле-1 побеждали паршивые команды?!
Как всегда острый на язык Жак Вильнёв объяснил нам, почему Квят не вернётся в «Ред Булл», а также разнёс «Уильямс» и лимит на бюджеты.

«Мы осознавали риск с Rich Energy»

— Потеря Rich Energy – большой удар по бюджету «Хааса»?
— Конечно, мы потеряли деньги, но, к счастью, нас спонсирует Haas Automation. Да, нужно будет на чём-то сэкономить деньги, найти способ компенсировать потери, но нельзя говорить, что теперь нам придётся выживать. Эта ситуация не окажет огромного влияния на наш сезон-2020.

— Не боялись начинать сотрудничество с таким эксцентричным человеком, как Уильям Стори?
— «Бояться» — неверное слово. Всегда есть вероятность возникновения проблем, но мы получили часть денег заранее. Мы осознавали риск. Но если ты не рискуешь, то у тебя никогда не будет возможностей.

— Вы решили оставить в команде Ромена Грожана, а не взять Нико Хюлькенберга. Возможно, у вас было ощущение, что Нико недостаточно сильно стремится перейти к вам?
— Мы никогда не доходили до момента, чтобы спросить: «Пойдёшь ли ты к нам?» Я довольно хорошо знаю Нико. У нас были встречи, но в итоге мы решили оставить прежний состав. Это не связано с ним или какими-то ощущениями. Просто мы приняли решение. Не мне судить о его ощущениях – лучше спросите у самого Нико.

«Не ожидал такой поддержки!» Хюлькенберг — о поисках команды и пользе ушанки
Оставшийся без контракта пилот «Рено» — о переговорах с «Хаасом», силе Риккардо и о том, обсуждал ли он с Вассёром переход в «Альфа Ромео».

— Вы оставили Ромена, и в тот же уик-энд он столкнулся с Расселлом. Не подшучивали потом – мол, вот так ты отвечаешь на новый контракт?
— Ну, таких шуток не было. Считаю, в Сингапуре был обыкновенный гоночный инцидент. Ромен был быстрее Джорджа, но в Сингапуре нелегко обгонять. Я соглашусь со стюардами, что это был гоночный инцидент. Но я думаю, если там и была чья-то вина, то скорее Джорджа. В любом случае, они оба не претендовали на очки.

— В заключение ещё немного про гонщиков. Вам было бы интересно в какой-то момент взять в «Хаас» кого-то из выпускников Академии «Феррари»? Например, Шумахера-младшего или Шварцмана?
— Ха, я был уверен, что вы спросите про Роберта Шварцмана! Он ведь ваш соотечественник, если не путаю. В целом, если пилот хорош, то нет никаких проблем. Мы видели, как «Альфа Ромео» взяла к себе Шарля и он очень хорошо себя показал.

Честно говоря, мы всегда сомневаемся, стоит ли рисковать с пилотами, ведь в Формуле-1 и без них ты очень много рискуешь. Если ты неверно выберешь гонщика, то это… Нет, не станет катастрофой, но приведёт к серьёзным проблемам. Будет нехорошо и для нас, и для пилота.

«О Формуле-1 говорить рано». Шварцман-старший — о сыне-чемпионе
Отец чемпиона Формулы-3 — о прогрессе Роберта, одной ошибке с выбором команды и том, почему он за переезд Гран-при России.

Да, возможно, в какой-то момент мы будем готовы взять кого-то из академии. Зависит от того, кто конкретно будет доступен. А как вы сами думаете, насколько хорош Шварцман?

— Мне кажется, по своему характеру он отлично подходит для Формулы-1, у него очень правильный настрой, подход.
— А из какого он города? Из Санкт-Петербурга? Я его видел в аэропорту после Монцы, но мы ни разу не общались. Но я могу сказать, что он весьма хорош.

— И всё же на данный момент «Хаас» скорее предпочтёт гонщика с опытом?
— Именно так. Но всё может измениться. Ты всегда изучаешь, нельзя ли что-то сделать немного иначе.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент