10 худших машин Формулы-1 2010-х
Дмитрий Захарченко
Омерзительная десятка. 10 худших машин Формулы-1 2010-х
Слабые, некрасивые и просто провальные болиды Ф-1. Провожая 2010-е, представляем самый важный из серии субъективных рейтингов.
Авто / Формула-1 0

«Макларен» MP4-30 (2015)

Фото: Mark Thompson/Getty Images

Первый «Макларен» после возвращения «Хонды». Самым слабым местом машины был двигатель — японцы только пришли в Формулу-1 и отставали от других производителей силовых установок. Моторы «Хонды» были не только медленными, но ещё и катастрофически ненадёжными. Два чемпиона мира — Дженсон Баттон и Фернандо Алонсо — на двоих не набрали и 30 очков, а команда провалилась на девятое место Кубка конструкторов.

За три года «Макларену» так и не удалось сработаться с «Хондой», но после перехода на моторы «Рено» выяснилось, что проблема была не только в моторах — да и сами японцы сейчас с «Ред Булл» выигрывают гонки. Команде удалось преодолеть те неудачи, сейчас это лучшая команда середины пелотона, а с новым регламентом в 2021-м «Макларен» может стать регулярным претендентом на подиум. Только вот никого из архитекторов возвращения «Хонды» в Уокинге уже нет — ни Рона Денниса, ни Эрика Булье, ни Фернандо Алонсо.

«Торо Россо» STR5 (2010)

Фото: Andrew Hone/Andrew Hone/Getty Images

Первая машина, построенная «Торо Россо» без помощи «Ред Булл» — в 2010 году правила на счёт использования клиентских компонентов и машин ужесточились. Автомобиль, спроектированный под руководством Джорджо Асканелли, оказался совершенно неубедительным и принёс Себастьену Буэми и Хайме Альгерсуари всего 13 очков — это наименее результативный год в истории «Торо Россо».

Ньюи против Эллисона, или 10 лучших машин Формулы-1 2010-х
Продолжаем подводить итоги минувшего десятилетия в Формуле-1 — и на очереди новый ультрасубъективный рейтинг: 10 лучших автомобилей.

«Рено» R.S.16 (2016)

Фото: Mark Thompson/Getty Images

С этой машиной «Рено» вернулся в Формулу-1 — и лучше бы, возможно, подождал бы ещё годик. Изначально эту машину строил «Лотус» — французский концерн приобрёл команду лишь в декабре, а потому работать пришлось с тем, что есть. Вместе с этим новые владельцы занимались реструктуризацией, а потому в техническом штабе Энстоуна был бардак.

В итоге машина – фактически лёгкий апгрейд прошлогоднего болида – получилась медленной и ненадёжной, Кевин Магнуссен и Джолион Палмер на двоих всего три раза финишировали в топ-10. В Кубке конструкторов команда набрала только восемь очков и откатилась на девятую строчку — даже под названием «Лотус» и без денег команда не опускалась так низко.

«Заубер» C35 (2016)

Фото: Mark Thompson/Getty Images

Ещё один ночной кошмар сезона-2016 — «Заубер». Команде отчаянно не хватало денег, а потому подготовить все компоненты к зимним тестам не удалось, инженеры постоянно опаздывали с разработкой обновлений, да и в целом шасси оказалось весьма и весьма слабым. Весь сезон ни Фелипе Наср, ни Маркус Эрикссон не могли набрать очков, и лишь девятое место бразильца в домашней гонке спасло команду от унизительного последнего места Кубка конструкторов. Собственно, это был последний сезон Мониши Кальтенборн во главе «Заубера».

Проклятие «волшебника». Почему Леклер мог ошибиться, продлив контракт с «Феррари»
Несмотря на внешнее сходство с Гарри Поттером, волшебства от Шарля Леклера в Маранелло, кажется, не ждут.

«Уильямс» FW41 (2018)

Фото: Charles Coates/Getty Images

Выступать на этой машине не повезло Сергею Сироткину. FW41, которая оказалась нестабильной и неуправляемой, вообще стала для многих сюрпризом — в 2017-м «Уильямс» занимал пятое место Кубка конструкторов, и ничто не предвещало столь головокружительного провала. В одночасье некогда легендарная команда стала главным аутсайдером чемпионата — и не факт, что Гроув сможет самостоятельно выбраться из этого болота.

Главными недостатками машины называли аэродинамику, плохую компоновку и системы охлаждения. В большинстве квалификаций того сезона оба «Уильямса» оставались в первом сегменте и лишь в двух гонках за весь сезон пилоты смогли набрать очки. Да, сезон-2019 сложился для команды ещё хуже, но это стало следствием тех же проблем, которые испортили год Сироткину.

«Вёрджин» VR-01 (2010)

Фото: Paul Gilham/Getty Images

«Вёрджин» пришёл в Формулу-1 с амбициозной идеей Ника Вирта — строить автомобиль исключительно на компьютере, не прибегая к работе в аэродинамической трубе: её в команде считали анахронизмом. Идея, правда, опередила своё время и показала, что пока без испытаний с реальным потоком воздуха не обойтись.

VR-01 была спроектирована за относительно небольшие деньги, но с ней сразу же начались проблемы. После 16 кругов на тестах у автомобиля отвалилось переднее антикрыло, а в первых гонках выяснилось, что у него недостаточно вместимый топливный бак — и в некоторых гонках горючего может попросту не хватить. И будто сама природа была против этой машины: привезти на одну из гонок обновлённое шасси не удалось из-за извержения вулкана Эйяфьядлайёкюдль. Уже в 2012-м Ричард Брэнсон потерял интерес к проекту, который дальше существовал под именем «Маруся».

«Заубер» C33 (2014)

Фото: Mark Thompson/Getty Images

Ещё более плохой «Заубер». В 2014-м, в первый год турбогибридных моторов, швейцарская команда вообще не набрала очков, хотя за неё выступали довольно опытный Адриан Сутиль и перспективный Эстебан Гутьеррес, неплохо выступавший в молодёжных сериях. В Кубке конструкторов ниже были только команды-новички, от которых вообще никто не ждал результатов.

Главной проблемой C33 была масса: автомобиль получился слишком тяжёлым. Сутиль, который и без того был весьма рослым гонщиком, а потому был тяжелее напарников, однажды не ел два дня, чтобы сбросить вес и отыграть хоть немного. Не помогло — одиннадцатое место в первой гонке сезона так и осталось главным достижением автомобиля.

«Хиспания» F112 (2012)

Фото: Clive Mason/Getty Images

Команду «Хиспания» в принципе можно назвать недоразумением. Если за спиной других новых команд сезона-2010 стояли относительно крупные спонсоры или амбициозные идеи, то «ХРТ» сделала ставку на аутсорсинг — машину должна была построить «Даллара». У итальянцев не слишком получилось, и «Хиспания» решила строить машины сама — с предсказуемым результатом.

F112, которая стала последней в истории «Хиспании», удалось собрать только к старту квалификации первого этапа — даже технические проверки Гран-при Австралии команда прошла с опозданием. В итоге в Мельбурне Педро де ла Роса проехал круг за 1:33.5 — на полсекунды медленнее, чем Витантонио Льюцци год назад. В том году стало ясно, что продолжать бессмысленно, и «Хиспания» исчезла со стартовой решётки.

«Ред Булл» завалил Ферстаппена деньгами. Что это значит для рынка пилотов Ф-1?
Хэмилтон, похоже, остаётся в «Мерседесе», а вот позиции Феттеля по-прежнему под угрозой.

«Лотус» E22 (2014)

Фото: Clive Mason/Getty Images

Из-за особенностей правил, касающихся аэродинамики машин Формулы-1, в 2014 году в чемпионате появился целый ряд странных автомобилей, которые в первую очередь привлекали внимание наростом на носовом обтекателе — так называемой «пипкой». Но «Лотус» пошёл дальше других и сделал машину с двумя «пипками» — разными по длине.

Инженеры изначально строили асимметричный автомобиль, пытаясь получить преимущество за счёт обхода ограничения размеров сечения края обтекателя. Идея столь же смелая (инженеры обещали Грожану чуть ли не борьбу за чемпионство), сколь и неэстетичная. И она в итоге не сработала — эта машина лишь три раза набирала очки и отбросила «Лотус» на восьмое место Кубка конструкторов. Фактически автомобиль стал началом конца для команды Жерара Лопеса — вскоре француз продаст коллектив «Рено».

«Кэтерхэм» CT05 (2014)

Фото: Drew Gibson/Getty Images

Но даже не «Лотус» был самым уродливым в том году, а построенный Марком Смитом «Кэтерхэм». У этого автомобиля был предельно укороченный обтекатель, из которого торчала штанга — и уже на неё крепилось переднее антикрыло. Предполагалось, что это улучшит аэродинамику, но «Кэтерхэм» оставался аутсайдером – ни Маркус Эрикссон, ни Камуи Кобаяси очков не набирали. На Гран-при Бельгии инженеры поставили на автомобиль новый передний обтекатель — уже более традиционного размера, но команду это не спасло. Ещё до окончания сезона она была расформирована.

Смит, к слову, после «Кэтерхэма» возглавил технический отдел «Заубера» — именно под его руководством в Хинвиле построили C35, о котором вы читали выше.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Читайте также
Партнерский контент