Судный день
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Судный день

В преддверии решения Всемирного совета ФИА вспоминаем обстоятельства аварии Пике и делает прогноз на исход «Краш-гейта».
20 сентября 2009, воскресенье. 23:45. Авто
В преддверии понедельничного решения по делу «Рено» Всемирного совета FIA по автоспорту «Чемпионат.ру» вспоминает обстоятельства аварии Нельсиньо Пике и делает свой прогноз на исход «Краш-гейта».

Мысли о намеренной аварии Пике скорее воспринимались как очередная попытка найти заговор там, где его нет, нежели как здравые рассуждения.

Обстоятельства истории годичной давности были обсосаны не раз, но, думаю, на всякий случай напомнить о них стоит – мало ли, кто-то из отпуска вернулся, а тут дела такие. Итак, ночной Сингапур-2008. Команда «Рено», ещё не продлившая контракт с Фернандо Алонсо и не уверенная в собственном будущем, после провального сезона сумела-таки доработать машину и справедливо рассчитывала на сильный результат в квалификации. Однако отказ топливной системы отбросил Алонсо на 15-ю позицию, фактически лишив его всех шансов на успешный результат – обгонять-то тут негде. А результат-то ох как нужен!

Вдобавок к этому Фернандо избирает, казалось бы, бредовую тактику со сверхранним первым пит-стопом (в то время как традиционно субботние неудачники стремятся остановиться как можно позже), откатываясь на последнюю строчку. Однако буквально тут же Нельсиньо Пике разбивает машину, да причём в таком неприступном месте, что без выезда машины безопасности никак не обойтись.

Пит-лейн закрыт, гонщики собираются друг за другом, лишь после чего наносят визит к механикам, и в результате Алонсо стремительно поднимается на пятую строчку, в конечном счёте превращающуюся в первую – ведь всем пилотам, идущим впереди, ещё предстоит либо скорая дозаправка, либо штраф за посещение закрытого пит-лейна. Сенсационная победа «Рено»…

Конечно, сразу после гонки у кого-то возникли подозрения насчёт того, что уж больно своевременно Пике разбил свою машину. Однако такие мысли скорее воспринимались как очередная попытка найти заговор там, где его нет, нежели как здравые рассуждения. В общем, посмеялись и забыли. А через год всё вдруг всплыло, да так всплыло, что впору созывать чрезвычайное заседание Всемирного совета FIA по автоспорту. И созвали.

Пытливый читатель чуть ли не впервые за всё время располагает ровно теми же документами, что и члены FIA, – причём располагает ещё до вынесения советом своего решения.

Поток всевозможной информации за последнюю пару недель впечатлил: то тут, то там в прессу просачивались очередные «секретные» документы, пока кто-то не вывалил всё досье FIA целиком. В результате пытливый читатель чуть ли не впервые за всё время располагает ровно теми же документами, что и члены FIA, – причём располагает ещё до вынесения советом своего решения.

Итак, о чём все многочисленные стенограммы-заявления говорят? Собственно говоря, прямое доказательство того, что Пике сознательно разбил машину, лишь одно – это показания самого Пике. Мол, был неадекватен, согласился на предложение Бриаторе и Симондса, запомнил точку на карте – и втопил на газ там, где не надо. Распечатка радиопереговоров команды по ходу гонки ничего не доказывает (слова «время переключиться на Нельсиньо» после пит-стопа Алонсо к делу, как говорится, не пришьёшь), нет и других прямых улик.

В нормальном суде такое дело наверняка развалилось бы, мы же на практике практически не сомневаемся, что крупного штрафа «Рено» не избежать: FIA вполне достаточно косвенных улик, а их за последние дни стало навалом. Во-первых, это странное интервью главного инженера Пэта Симондса, суть которого можно свести к одной фразе: «Ничего вам не скажу. Это кажется подозрительным? Да, конечно. Но я ничего не скажу. Ничего».

Во-вторых – и главных — «Рено» фактически признало произошедшее, расставшись с Бриаторе и Симондсом. Уход из команды двух главных подозреваемых – вполне достаточное доказательство того, что что-то действительно случилось, не так ли? Этот шаг французского концерна фактически перевёл предположения об организованной аварии в факты. С этой точки зрения и будем рассуждать дальше.

Если переходить к вероятным наказаниям, то до сих не понятно, согласился ли дать показания в обмен на амнистию Пэт Симондс. Он в отличие от Бриаторе не миллионер, а инженеры симондсовского калибра в Ф-1 ох как нужны. К тому же если Флавио запятнал собственную репутацию совершенно ненужными «скандалами, интригами и расследованиями» о странных друзьях Пике, то Пэт просто молчал. Думается, если Симондс будет амнистирован, то на его мобильный быстро пойдут звонки с заманчивыми предложениями.

Бриаторе теперь тоже вне «Рено», а в понедельник может ещё и получить запрет на профессию или как минимум отстранение от Ф-1 на пару лет. Впрочем, думается, Бриаторе вернуться в паддок ещё может – в отличие от Нельсиньо. Классных тим-менеджеров в Формуле-1 наперечёт, да и без харизмы Бриаторе паддок обеднеет.
Ну а команда… Наказать её чисто теоретически могут по-всякому – вплоть до исключения из чемпионата. Однако на такой шаг Всемирный совет, традиционно учитывающий политическую составляющую, решится навряд ли: добровольно терять очередного автопроизводителя Формуле-1 совсем не с руки, тем более что французский концерн увольнениями Бриаторе и Симондса явно дал понять, что готов на сотрудничество. Нет, не должно быть никакого исключения.

Если Бриаторе запятнал собственную репутацию совершенно ненужными «скандалами, интригами и расследованиями» о странных друзьях Пике, то Симондс просто молчал.

Очки, завоёванные в этом сезоне, отобрать в принципе могут – вроде и наказание суровое, а «Рено» наплевать – ну кому нужно это седьмое место? Вот денежно оштрафуют – тут уж наверняка. В прессе появились разговоры о 50 миллионах евро – то есть в два раза меньше, чем заплатил «Макларен» в 2007-м. Ну, так и команда сейчас вроде сотрудничает с правосудием, да и времена нынче другие, кризисные.

Так что будем, конечно, упорно жать в понедельник F5, но все скальпы, пожалуй, уже были содраны заранее, и ждать новых жертв не следует. «Рено» должно остаться (если вдруг само не решит гордо удалиться после скандала), Бриаторе получит временный запрет на профессию, а Пике – запрет негласный, но зато долгосрочный, если не пожизненный.

Вообще тема сингапурского скандала такая неисчерпаемая, что в одну статью всё не вмещается просто по объёму, так что спешите видеть вторую часть – часть, скажем так, вопрошающую. Там думаем над тем, как вообще Бриаторе мог так подставиться, зачем Пике-старший гробит карьеру сына и знал ли обо всём происходящем Фернандо Алонсо.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →