Акула в стае пираний
Текст: Сергей Беднарук
Фото: Reuters

Акула в стае пираний

Флавио Бриаторе – самая колоритная личность в паддоке Ф-1, доступ в который для него теперь закрыт. Ярчайший представитель "Пиранья-клуба", сам ставший его жертвой…
23 сентября 2009, среда. 17:07. Авто

Флавио Бриаторе добавил Формуле-1 ярких красок и зрелищности. Несмотря на то что до получения должности руководителя команды «Бенеттон» он мало что знал о гонках, итальянец вскоре доказал, что хорошее финансовое обеспечение, разумный подход и неутомимая работа приносят свои плоды. Бриаторе дважды приводил к чемпионству сначала «Бенеттон» с Михаэлем Шумахером, а затем «Рено» с Фернандо Алонсо. При этом, в отличие от большинства своих коллег, Флавио до прихода в Формулу-1 никак не был связан с автоспортом и даже не интересовался им!

Флавио Бриаторе добавил Формуле-1 ярких красок и зрелищности.

Флавио Бриаторе родился 12 апреля 1950 года в городке Верцуола, что неподалёку от Турина на севере Италии. Его родители были учителями, сам Флавио получил специальность геодезиста, но по профессии никогда не работал. Сначала он был горнолыжным инструктором, а затем, несмотря на недовольство отца, решил организовать своё дело, основав собственный ресторан под названием «Трибула».

Бизнес шёл хорошо, и через некоторое время Флавио стал известным ресторанным менеджером и партнёром знаменитого в этой сфере магната Аттилио Дутто. А после того как Дутто был убит в результате взрыва подложенной в его автомобиль бомбы, Бриаторе переехал в Милан и занялся игрой на бирже. Тогда и произошло его знакомство с Лучано Бенеттоном, основателем и владельцем всемирно известной компании по производству модной одежды. Это было в 1974 году. А в 1982-м Флавио стал одним из ведущих менеджеров фирмы, став руководителем сети магазинов в США. За несколько лет Бриаторе сделал продажи одежды «Бенеттон» в Штатах сверхприбыльным предприятием.

Как раз в это время, в конце 1985 года, семейство Бенеттон приобрело команду Формулы-1 «Тоулмен». На Гран-при Австралии 1988 года Лучано впервые пригласил Бриаторе на гонку, где предложил ему стать коммерческим директором своей конюшни. Так началась карьера Бриаторе в автоспорте, о котором прежде он даже ничего не знал. Неудивительно, что в паддоке Формулы-1 его встретили с пренебрежением. Многие ещё долго называли его за глаза «продавцом маек». Но Бриаторе сумел быстро доказать, что может добиться успеха и на новом поприще.

Флав быстро обрёл полный контроль над командой, и уже в 1991-м стал её руководителем. И в том же году он провернул дело, которое предопределило будущий успех «Бенеттона» в Формуле-1. Перед Гран-при Италии Бриаторе сумел переманить у Эдди Джордана молодого немецкого гонщика Михаэля Шумахера, поразившего всех специалистов своим ярким дебютом две недели назад в бельгийском Спа.

Многие ещё долго называли Бриаторе за глаза «продавцом маек».

В Монце Шумахер выступал уже за «Бенеттон», заменив там бразильского ветерана Роберто Морено, который был отправлен в «Джордан» — без особого желания и несмотря на положительное судебное решение в его споре с англо-итальянской командой. Как писал в своей книге «Добро пожаловать в Пиранья-клуб» известный британский журналист Тимоти Коллингз, «тайные пружины, приводящие в действие колёса Формулы-1, сработали и ввели в обиход одно из наиболее мрачных определений – „Пиранья-клуб“. А Бриаторе стал одним из его самых ярких представителей.

Шумахер стал тем гонщиком, вокруг которого Бриаторе стал создавать чемпионскую команду. Это привело к двум подряд чемпионским титулам немца в 1994-1995 годах и победе команды „Бенеттон“ в Кубке Конструкторов сезона-95. Но эти победы также были омрачены скандалами. В 1994-м соперники обвинили команду Бриаторе в использовании запрещённой системы трэкшн-контроля. И хотя это так и не было доказано, осадок остался.

В том же сезоне случился знаменитый пожар во время дозаправки машины Йоса Ферстаппена на Гран-при Германии. После этого команда стала подозреваться в использовании топливозаправочных машин, которые работают быстрее, но не отвечают безопасности. И, наконец, две дисквалификации Шумахера – сначала в Великобритании за обгон на прогревочном круге и неподчинение требованию штрафной остановки в боксах, а затем в Бельгии — за стёсанную планку на днище автомобиля. Но, несмотря на всё это, команда Бриаторе вышла победителем, а в следующем сезоне не оставила своим конкурентам ни малейшего шанса.

Но в 1996 году Шумахер ушёл в „Феррари“, и результаты „Бенеттона“ стали ползти вниз. А ещё через два года Бриаторе оставил пост руководителя команды. Как оказалось, ненадолго. Пока же он занимался продажей командам Ф-1 (в т.ч. и „Бенеттону“) старых двигателей „Рено“ под брендом „Супертек“, причём на этом извлёк немалую для себя выгоду. А в 2001 году концерн „Рено“, купивший „Бенеттон“, пригласил Бриаторе встать у руля своей заводской команды.

И история вновь повторилась. Флавио нашёл „нового Шумахера“, вокруг которого создал чемпионский коллектив. Этим пилотом стал Фернандо Алонсо, завоевавший в составе „Рено“ два подряд чемпионских титула в 2005 и 2006 годах.

При этом Бриаторе уже был не просто руководителем команды. Он стал одной из самых влиятельных фигур в паддоке. Флавио стал заниматься менеджментом гонщиков, вместе с Берни Экклстоуном создал успешную молодёжную серию GP2. Но одним только автоспортом его деятельность не ограничивалась. Бриаторе владеет магазинами модной одежды, клубами и ресторанами, а также имеет долю в одной крупной фармацевтической компании. Кроме того, с недавних пор он является совладельцем футбольного клуба „Куинз Парк Рейнджерс“.

За 15 лет я не встречал в Ф-1 ни одного человека, который подошёл бы ко мне и сказал: „Ты плохо со мной поступил“.

Несколько лет назад в одном интервью экспрессивный Бриаторе признался: „За 15 лет я не встречал в Ф-1 ни одного человека, который подошёл бы ко мне и сказал: “Ты плохо со мной поступил». Я имел дело почти со всеми, и никто никогда не жаловался". Что ж, теперь, пожалуй, таких слов мы больше не услышим…

В том же интервью Флава спросили, не рассматривает ли он возможности занять место Экклстоуна, когда тот отойдёт от дел. Бриаторе ответил отрицательно и добавил: «Думаю, Ф-1 является – и должна являться – диктатурой. Никакая это не радость, а сплошные разочарования».

Флав является очень богатым человеком, у него бизнес по всему миру, но, что бы он ни говорил, именно Ф-1 стала его главным и, возможно, любимым делом. А поэтому расставание с ней в такой форме должно быть особенно болезненным. Акула бизнеса сама стала жертвой этого «Пиранья-клуба», жёсткого мира Формулы-1. Впрочем, думается, своё последнее слово он ещё не сказал…

Узнать мнение Сергея Беднарука по всем вопросам, связанным с автоспортом, вы можете на его конференции Team Radio.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
25 июля 2017, вторник
24 июля 2017, понедельник
23 июля 2017, воскресенье
Партнерский контент