Трудоголик
Текст: Сергей Беднарук
Фото: Reuters

Трудоголик

На протяжении карьеры Пэт Симондс находился в тени успехов команд. А ведь его вклад в победы «Бенеттона» и «Рено» трудно переоценить.
26 сентября 2009, суббота. 13:39 Авто

Пэт Симондс – уникальный человек для Формулы-1. Всю свою почти 30-летнюю карьеру в «королеве автоспорта» он провёл в одной команде! Конюшня меняла своих хозяев и названия – сначала это был «Тоулмен», который затем купило семейство Бенеттон, впоследствии в свою очередь продавшее её концерну «Рено». Но какой бы ни была вывеска команды, в ней неизменно работал Пэт Симондс.

Всю свою почти 30-летнюю карьеру в «королеве автоспорта» он провёл в одной команде!

Пэт Симондс родился 11 июня 1953 года в английском Бедфорде. Свою карьеру в автомобильном мире он начал в представительстве компании «Форд», где ещё будучи студентом Технологического института Грэнфилда проходил практику. Получив образование инженера, Симондс пришёл в автоспорт – в 1976 году он стал шеф-дизайнером команды «Хоук», выступавшей в «Формуле-Форд».

Первый же сезон принёс несколько побед, в том числе на престижном этапе в Брэндс-Хэтче. В 1978-м Симондса переманили соперники из команды «Ройял», которые искали замену ушедшему в конюшню Формулы-2 «Тоулмен» Рори Бёрну. Именно с подачи Бёрна через год Симондс присоединится к коллективу Теда Толумена, который к тому времени уже находился на пороге Формулы-1.

В 1981-м, когда «Тоулмен» уже дебютировал в Ф-1, Симондс возглавил отдел исследований и заодно выполнял работу гоночного инженера шведского пилота Стефана Йоханссона, выступавшего в Ф-2. Ну а в следующем сезоне Пэт уже полностью сосредоточился на деятельности команды «королевских гонок». Всего в 29 лет Симондс стал главным инженером конюшни Формулы-1!

В 1985 году команду купил Лучано Бенеттон, и в следующие пять лет она одержала пять побед в гонках и дважды становилась бронзовым призёром Кубка конструкторов. А в конце 1991 года новый менеджер «Бенеттона» Флавио Бриаторе пригласил в команду молодого пилота Михаэля Шумахера, гоночным инженером которого и был назначен Пэт Симондс.

С самого начала сотрудничества Симондс и Шумахер стали практически неразлучными.

Они моментально сошлись. Спокойный и вдумчивый англичанин сразу же заметил в немецком гонщике достаточно редкие для молодого пилота качества. Не только природный талант, но и способность (а главное – интерес!) к тщательному анализу, не боязнь скрупулёзной работы и огромное желание понять и контролировать все элементы, способные привести к успеху.

С самого начала сотрудничества Симондс и Шумахер стали практически неразлучными. Технические брифинги затягивались далеко за полночь, и порой уезжавшие в отель механики других команд с удивлением замечали, как из окон моторхоума «Бенеттон» на асфальт опустевшего паддока струится электрический свет. На тестах же эту парочку и вовсе невозможно было выгнать с трассы. Порой Симондс и Шумахер приезжали на неё в пять утра, а уезжали глубоко за полночь!

Постепенно Пэт привил Михаэлю свою культуру работы. Главное – не количество, а качество. Проехав пару кругов, Шумахер мог вернуться в боксы и на несколько часов засесть с Симондсом за анализ телеметрии. «Когда я пришёл в „Бенеттон“ из „Мерседеса“, за который выступал в гонках спортпрототипов, то был просто поражён, – вспоминает Шумахер. – Пэт оказался дотошнее и въедливее любого из немецких или швейцарских инженеров, с которыми я работал прежде. Он моментально смог передать мне этот вирус, и с тех пор мы работали не покладая рук, регулярно подгоняя друг друга».

Шумахер и Симондс были практически непобедимы. В отличие от других команд этот блистательный дуэт настоящих профессионалов автоспорта не только пытался обуздать уже существующую машину, но и конструктивно работал с техническим директором «Бенеттона» Россом Брауном. Получая чёткие и точные желания своего пилота, Симондс помогал Брауну внести изменения, которые сделали бы автомобиль ещё быстрее. А в межсезонье Пэт затаскивал Михаэля на завод команды, чтобы создавать некоторые детали будущей модели непосредственно вместе с главным конструктором Рори Бёрном – тем самым человеком, который одним из первых разглядел в Симондсе отличного инженера.

Всё это привело «Бенеттон» к двум подряд чемпионским титулам Шумахера в 1994 и 1995 годах и победе в Кубке конструкторов, завоёванной во втором из этих двух сезонов. Одним из главных слагаемых успеха стало качество Симондса мгновенно переходить от спокойной и методичной работы к взрывному режиму, где приходилось одновременно анализировать десятки параметров и принимать решения за считаные секунды. Пэт разрабатывал для Шумахера гибкую тактику на гонку, уже по ходу которой в зависимости от ситуации на трассе принимались решения о том, сколько пит-стопов проводить: один, два или даже три.

Неудивительно, что когда в 1996 году Шумахер перешёл в «Феррари», он звал с собой Симондса. Но, в отличие от Брауна и Бёрна,

Крайне жаль, что карьера Симондса может запомниться не его безупречной и кропотливой почти 30-летней работой в Формуле-1, а одним-единственным ошибочным решением, принятым год назад в Сингапуре.

Пэт отказался пойти в «Скудерию» и остался в команде, с который прошёл весь путь – от её основания до триумфа в самой престижной дисциплине автоспорта. Тем более в «Бенеттоне» его теперь ждало повышение – Бриаторе назначил Симондса техническим директором. И пускай последующие несколько лет выдались не слишком успешными, но после покупки команды компанией «Рено» она вновь стала возвращаться на первые позиции – в 2005 и 2006 году чемпионом становился Фернандо Алонсо.

Но, несмотря на всё эти успехи, Симондс зачастую оставался в тени, хотя его вклад в победы «Бенеттона» и «Рено» носил не меньший характер, чем других ведущих людей команды. И крайне жаль, что карьера этого человека может запомниться не его безупречной и кропотливой 30-летней работой в Формуле-1, а одним-единственным ошибочным решением, принятым год назад в Сингапуре, и последовавшим 12 месяцев спустя скандалом.

Впрочем, нет сомнений, что Симондс пошёл на это ради будущего своей по-настоящему родной команды. Как знать, выступал бы в нынешнем сезоне в «Рено» Алонсо и присутствовала бы вообще в Больших призах французская конюшня, если бы не та победа в ночном Сингапуре…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 августа 2017, суббота
18 августа 2017, пятница
17 августа 2017, четверг
Партнерский контент