Хельмуту Марко исполнилось 77 лет
Дмитрий Захарченко
Доктор Макса и Квята. Как Марко потерял в гонках зрение, но вернулся и завоевал Формулу-1
Советнику «Ред Булл» по автоспорту сегодня 77 лет. Рассказываем историю человека, без которого в Ф-1 вряд ли появился бы Квят.
Авто / Формула-1 0

Хельмут и Йохен

Хельмут родился в 1943 году в Граце и ходил в школу вместе со своим лучшим другом Йохеном — и вместе с ним впервые увидел гонки. «Это был 1961 год, «Нюрбургринг», — рассказывал много лет спустя доктор Марко. — Мы оба провалили экзамены и вместо того, чтобы пойти домой и рассказать родителям, поехали на гонки». Друзья приехали на трассу вечером, припарковались в лесу и спали в машине, а наутро проснулись от грохота машин Формулы-1. «Это моё! Это то, чем я хочу заниматься», — воскликнул Йохен. Ему тогда было 19 лет, Хельмуту — 18.

Молодые люди мгновенно влюбились в автоспорт и вскоре по звуку могли отличить один двигатель от другого. Оба мечтали быть такими же или даже круче, чем Джим Кларк, Джек Брэбэм и Стирлинг Мосс, однако для начала собственной карьеры не хватало уверенности. Первым гоняться начал Йохен, но особого результата это не приносило: с одной из гонок его вообще сняли за небезопасный пилотаж. В конце концов ему удалось заручиться финансовой поддержкой и прошлогодним «Купером» T67 — пришли первые небольшие победы. А в мае 1964-го Йохен неожиданно для всех выиграл «Лондон Трофи», опередив Грэма Хилла. Австриец превратился в восходящую звезду автоспорта.

«Увидев его победу в Англии, я подумал: „Если у него получилось, то и я смогу! Почему нет?“ — будет вспоминать потом Марко. — Я и все австрийские гонщики ему благодарны. Без него нам было бы сложнее попасть в этот спорт. Он проложил дорогу».

Где и когда была первая гонка Марко, сейчас установить невозможно, но сам он рассказывает, что гонялся на всём, до чего мог дотянуться. «Я и сам не всё помню из своей карьеры, — признаётся он. — Я выступал в любых гонках: кузова, прототипы, Формула-2. Помню, в 1967 году стартовал в Формуле-Vee и выиграл в Монако».

Йохен, лучший друг Хельмута. Май 1966 года

Йохен, лучший друг Хельмута. Май 1966 года

Фото: Ted West/Central Press/Getty Images

Йохен к этому моменту уже был звездой Формулы-1 — поворотным в его карьере стал сезон-1966, когда 24-летний австриец завоевал первые подиумы и занял третье место в чемпионате. Первой победы пришлось ждать до 1969-го, а в сезоне-1970 равных Йохену не было. Он выиграл Гран-при Монако, Нидерландов, Франции,

Великобритании и Германии и набрал 45 очков из 54 возможных (тогда в зачёт чемпионата шли шесть лучших результатов из 13 гонок) и стал практически недосягаем для остальных.

А 5 сентября в Монце он умер. Йохен выехал на серию кругов без антикрыльев, чтобы уменьшить сопротивление воздуха и достигать на прямых более высоких скоростей, но в итоге вылетел с трассы и погиб. В оставшихся гонках никто его так и не смог догнать — Йохен стал чемпионом мира посмертно.

«Когда мне сообщили, что Йохен погиб, я не мог поверить, ведь тогда он уже гонялся не так рискованно, как в начале, — говорит Марко. — На его похоронах мне предложили место в команде — так я узнал, что такое автоспорт».

Для Хельмута Марко Йохен был лучшим другом, а для остальных он был Йохеном Риндтом — одним из наиболее отчаянных гонщиков своего времени, тонко чувствовавшим машину и проходившим трассы в контринтуитивной манере. Люди попросту не могли поверить, что так можно ездить. Сейчас в честь Риндта назван один из поворотов «Ред Булл Ринга», а у его памятника в Граце и через 50 лет после гибели пилота собираются болельщики.

Он так боялся ремней безопасности… Единственный посмертный чемпион в истории Формулы-1
Победный трофей за гонщика, едва не погибшего во время Второй мировой, получила его вдова.

Новая надежда Австрии

Девять месяцев спустя Хельмут Марко вместе с голландцем Гейсом ван Леннепом выиграл «24 часа Ле-Мана». Их «Порше 917К» за сутки прошёл 397 кругов, а средняя скорость экипажа составила 222 км/ч — ранее никто не проезжал этот марафон с такой скоростью. На следующий год кольцо «Сартэ» модифицируют, конфигурация станет медленнее, а потому рекорд Марко и ван Леннепа продержится до 2010-го и появления прототипов LMP1.

Хельмут Марко и Гейс ван Леннеп на подиуме «24 часов Ле-Мана»-1971

Хельмут Марко и Гейс ван Леннеп на подиуме «24 часов Ле-Мана»-1971

Фото: Bernard Cahier/Getty Images

Параллельно с гонками на выносливость Марко выступал в Формуле-2, и в 1971-м, через полтора месяца после победы в Ле-Мане, впервые отправился на Гран-при Формулы-1 в качестве пилота. Дебюта, правда, не вышло: по каким-то причинам топливо кончилось уже на первом круге квалификации и к старту Марко не допустили. К тому моменту австриец общался с «Сертисом» и БРМ и получил контракт с последними на выступление в четырёх оставшихся гонках сезона. «В то время имя БРМ было грозным, у них большая история, — рассказывает Марко. — Луис Стэнли по-моему первым получил настоящий спонсорский контракт в Формуле-1». Тот спонсор, к слову, до сих пор присутствует в «Больших призах».

БРМ привозила на каждый этап по несколько машин. Какие-то были подготовлены лучше и доработаны с учётом новинок, а другие им уступали. В команде была внутренняя иерархия, и более современный автомобиль получали более быстрые пилоты, так что поначалу Марко довольствовался старыми шасси. Пока Йо Зифферт и Питер Гетин выигрывали гонки, Марко не добирался даже до очков, но постепенно ситуация стала меняться, и к 1972 году он стал одним из лидеров команды.

Старт Гран-при Франции-1972

Старт Гран-при Франции-1972

Фото: Hulton Archive/Getty Images

На Гран-при Франции в Клермон-Ферране Марко наконец получил топовое шасси команды и сразу же выстрелил на шестое место в квалификации — лучший результат в карьере. В том сезоне БРМ стартовала так высоко лишь в Монако и Бельгии. На старте Марко прошёл Шектера и вырвался на пятое место, но на пятом круге уступил Эмерсону Фиттипальди и откатился обратно на шестое. Но Хельмут не отставал от бразильца и несколько кругов преследовал будущего чемпиона мира.

Пока на девятом круге из-под заднего колеса «Лотуса» Фиттипальди не вылетел камень — он прилетел прямо в шлем Марко и пробил визор. С тех пор Хельмут видит только одним глазом. «Я так хотел получить новое шасси — в нём я сидел на 15 см выше, чем должен был, с трудом шевелил ногами, но хотел именно его. Если бы я ехал на своей прежней машине, камень меня бы даже не задел, — вспоминает Марко. — Саму аварию я не помню, но мне рассказывали, что я сумел поднять руку и даже каким-то образом припарковал машину на обочине, прежде чем отрубиться». После травмы Марко в Формуле-1 изменили правила конструкции шлемов: визоры стали намного крепче и безопаснее.

Почему Джим Кларк не хуже Сенны и Шумахера
4 марта Джиму Кларку исполнилось бы 78 лет. Он "всего лишь" двукратный чемпион мира, но считается одним из величайших. Разберёмся почему.

Марко создаёт команду

Потеряв глаз, выступать на прежнем уровне Марко уже не мог, а перспектива быть джентльмен-драйвером его не прельщала. «Что-то в голове переключилось. Раньше я думал, что весь смысл жизни в гонках, но внезапно понял, что и после них есть жизнь», — сказал он и стал наставником для молодых австрийских гонщиков. И первым успешным проектом на этом поприще стал Герхард Бергер.

Под Бергера Марко создал собственную команду — RSM Marko — и привёл своего протеже к победам в Формуле-3, после чего тот отправился покорять Формулу-1. Следующим успехом австрийца стал Йорг Мюллер, который в 1994-м выиграл для RSM Marko немецкую Формулу-3, а в 1996-м — Формулу-3000. В будущем Мюллер построит карьеру в кузовных гонках и спортпрототипах и вместе с БМВ станет чемпионом Американской серии Ле-Ман.

С уходом Мюллера RSM Marko титул в Ф-3000 уступила. В 1997-м году Марко вообще был очень недоволен своими пилотами: один не следил за физической формой, второй просто был медленным, так что австриец прогнал обоих. Первый — Хуан-Пабло Монтойя — позже дважды выиграет «500 миль Индианаполиса» и станет суперзвездой по обе стороны океана, а второй — Крэйг Лаундс — вернётся в Австралию и станет чемпионом V8 Supercars.

Райкконен, Монтойя, Алонсо и Бернольди перед стартом сезона-2001

Райкконен, Монтойя, Алонсо и Бернольди перед стартом сезона-2001

Фото: Clive Mason/Getty Images

Новой надеждой Марко стал Энрике Бернольди. Марко видел в бразильце огромный потенциал и даже уговорил Дитриха Матешица, владельца концерна по производству энергетических напитков, не только поддержать пилота, но и вложиться в создание целой программы по подготовке пилотов. Матешиц согласился с доводами Марко и так появилась молодёжная программа «Ред Булл».

«Ред Булл» к тому моменту был титульным спонсором «Заубера» в Формуле-1 — именно в ней в 2001 году должен был дебютировать Бернольди. Однако Заубер внезапно отказался брать бразильца и решил вместо него взять никому не известного финского паренька по имени Кими Райкконен, который к тому моменту не пилотировал ничего мощнее двухлитровой Формулы «Рено».

Этот шаг Заубера Марко не понравился. «Ред Булл» договорился с «Эрроузом» о переходе Бернольди, а с «Заубером» было решено расставаться. В «Ред Булл» даже решили идти дальше и задумались о создании собственной команды Формулы-1, ведь в австрийской программе уже было несколько талантливых гонщиков, включая 13-летнего Себастьяна Феттеля.

Взлёты, падения и снова взлёты Квята. Самому успешному россиянину в Ф-1 — 26 лет
Что принесёт гонщику «Торо Россо» год, в котором возраст догнал его боевой номер?

Штурм «Больших призов»

О создании собственной команды Формулы-1 «Ред Булл» объявил 14 ноября 2004 года. Австрийский концерн выкупил «Ягуар», однако на фоне неудач британской марки всё нужно было отстраивать заново. В качестве руководителя команды пригласили англичанина Кристиана Хорнера — Марко познакомился с ним в ещё в Формуле-3000 и видел как тот управляет делами «Ардена». Затем несколько месяцев шли переговоры с Эдрианом Ньюи — легендарный инженер, строивший чемпионские «Уильямсы» и «Макларены», расходился во взглядах с Роном Деннисом и решил принять новый вызов. К тому же в Милтон-Кинсе ему предлагали одну из ключевых ролей в команде, чего Деннис позволить себе не мог.

В 2006-м, на второй сезон выступлений, Дэвид Култхард принёс «Ред Булл» первый подиум в Формуле-1 — в Монако. В 2007-м третьим на «Нюрбургринге» финишировал Марк Уэббер, а в 2008-м в Монреале Култхард завоевал ещё одно третье место. В паддоке даже столь редкие подиумы «Ред Булл» были сюрпризом — мало кто воспринимал команду имени газировки всерьёз. Всё изменил 2009 год, когда в силу вступил новый технический регламент, а новый «Ред Булл» Ньюи одержал шесть побед и стал второй машиной чемпионата.

Марко, Феттель, Ньюи и Хорнер после победы на Гран-при Абу-Даби-2010

Марко, Феттель, Ньюи и Хорнер после победы на Гран-при Абу-Даби-2010

Фото: Red Bull Media House

В сезоне-2010 «Ред Булл» равных вообще не было — Алонсо на «Феррари» каким-то чудом оставался в борьбе, но в Абу-Даби уступил титул Феттелю. В конце концов Себ стал четырёхкратным чемпионом мира, а «Ред Булл» за несколько сезонов ворвался в число наиболее титулованных команд в истории чемпионата.

На протяжении нескольких лет «Ред Булл» доминировал в Формуле-1, в то время как «Макларену», «Феррари» и «Мерседесу» оставалось лишь надеяться навязать им борьбу. Тот период хорошо символизирует действующий рекорд Феттеля — девять побед подряд в конце сезона-2013. Ни до, ни после никому не удавалось так долго оставаться на вершине подиума.

Разбитое сердце Формулы-1: Айртону Сенне могло бы исполниться 60 лет
Вспоминаем гонщика, который умел делать невозможное.

Империя Марко

С тех пор прошло семь лет, и «Ред Булл» пока не удаётся вернуть титул. К молодёжной программе тоже есть некоторые вопросы — на данный момент она работает не с собственными воспитанниками, а с более взрослыми пилотами, которые и без «Ред Булл» добились некоторых успехов. Возможно, это не временный кризис и в ближайшие годы Матешицу придётся закрыть команду — миру и экономике пока не до гонок. Но даже если и так, Марко вместе с Матешицем выстроил уникальную программу подготовки пилотов, без которой Феттель, Риккардо и Ферстаппен не вышли бы на свой уровень в Формуле-1. Не факт, что без «Ред Булл» в «Большие призы» пробился бы Даниил Квят.

История Хельмута Марко это история становления австрийского автоспорта, ведь тогда, в 1961 году, в Формуле-1 не было ни одного гонщика из этой страны — первым три года спустя станет Йохен Риндт. Сейчас автоспорт представляет собой зрелищное высокотехнологичное шоу, но в 60-х и 70-х гонки были настоящей мясорубкой. Риндт — далеко не единственный близкий человек, которого Марко потерял на трассе. В 1974-м в Уоткинс-Глен погиб первый протеже Хельмута Марко — Хельмут Койнигг, которому было 25 лет. В 1980-м на этапах Формулы-2 разбились Ханс Георг Бюргер и Маркус Хоттингер. «Я отдаю себе отчёт в том, что мне сильно повезло отделаться только одним глазом», — говорит Марко.

Фото: Red Bull Media House

Те, кто видел Марко на трассе, говорят, что он был очень хорош. Говорят даже, что он был лучше Ники Лауды, который в некотором смысле пошёл по пути Марко — занял его место в БРМ, а позже перешёл в «Феррари», куда должен был прийти Хельмут. «Кстати, это я был с Ники, когда он впервые познакомился с Энцо Феррари. Это было впечатляюще. Заходишь в тёмную комнату, где-то в глубине сидит он — в очках ещё темнее. Так таинственно», — вспоминает со смехом Марко.

В августе 1961 года Марко ничего не знал об автоспорте, но сейчас в мире едва ли найдётся тот, кто лучше австрийца понимает, как устроены гонки. Он основывал команды и создавал чемпионов, он видел, как смерть забирает гонщиков, и сам не раз ходил по краю — ещё до Клермон-Феррана Марко чуть не погиб в Дайтоне, когда на скорости 300 км/ч в зоне бэнкинга лопнула шина. «Пока я ещё ехал в стену, в голове пронеслось, что с гонками надо было завязывать раньше, — рассказывает он. — Невероятно, что за какие-то мгновения перед глазами пролетает вся жизнь, даже девушек всех вспоминаешь».

В 1972-м Формула-1 чуть не убила Хельмута Марко, но он вернулся и всех победил.
Долгих вам лет, Доктор.

Комментарии (0)
Рекомендуем вам
Партнерский контент
Рекомендуем вам