Русинов: я давно говорил о таланте Баттона
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Русинов: я давно говорил о таланте Баттона

Эксперт "Чемпионат.ру" Роман Русинов продолжает помогать нам подводить итоги сезона Ф-1. На этот раз разбираем обстоятельства ухода БМВ и "Тойоты", а также будущее "Уильямса" и Баррикелло.
24 ноября 2009, вторник. 16:30. Авто

— Роман, как оцениваете решение концерна БМВ уйти из Формулы-1? Ведь оно диктовалось даже не финансовыми проблемами, а исключительно годичным провалом в результатах…
— В принципе, я придерживаюсь позиции, которую раньше уже озвучивал: в Формулу-1 можно вкладывать огромные деньги, но это очень слабо связано с продажами дорожных автомобилей. У БМВ был хороший бюджет, хорошая команда, но они не получили достаточной компенсации за свои затраты. То же самое, к слову, было и у «Тойоты», и у других производителей, которые ушли. Вот в такой ситуации они и решают, что лучше перейти в другой чемпионат, где можно тратить меньше, но получать не меньшую, а может, и большую выгоду благодаря маркетингу.

У БМВ был хороший бюджет, хорошая команда, но они не получили достаточной компенсации за свои затраты. То же самое, к слову, было и у «Тойоты», и у других производителей, которые ушли.

Для таких команд, как «Макларен» или «Феррари», Формула-1 — это прекрасный чемпионат, потому что они постоянно в нём участвуют и постоянно побеждают. Но давайте возьмём для примера концерны «Порше» или «Ауди» — зачем им приходить в Ф-1? Им это неинтересно, им намного интереснее кататься в Ле-Мане, где они всё выигрывают, а бюджет намного меньше. Думаю, и БМВ просто будет выступать в других чемпионатах, где сможет побеждать.

— А почему «Тойота» не ушла из Ф-1 ещё год назад, когда из автоспорта побежали все японцы?
— Думаю, это связано с введением в чемпионате нового регламента. Все команды могли начинать с чистого листа. Поэтому «Тойота» могла надеяться, что у неё получится так же хорошо, как в итоге вышло у «Хонды», трансформировавшейся в «Браун». Плюс к этому у «Тойоты» уже был утверждён бюджет на 2009 год, были деньги, чтобы выходить на старт. Думаю, решение всё-таки уйти из Формулы-1 принципиально было принято этим летом, когда как раз надо было определяться с бюджетом на сезон-2010.

— В таком случае зачем они подписывали новый Договор согласия, обрекая самих себя на крупные штрафы от Экклстоуна и FIA?
— Ну, тут надо понимать, что есть управляющие команды, а есть те, кто платит по счетам. Те, кто платит, они не всегда на сто процентов контролируют тех, кто управляет. Раз подписали Договор согласия, то понятно, что какие-то планы насчёт продолжения у них были. Возможно, управленцы надеялись, что если в концовке чемпионата будут хорошие результаты, то «Тойота», может быть, останется в чемпионате.

Вообще на эту тему довольно сложно рассуждать, тем более что у японцев очень интересный характер: они на любую просьбу говорят «да». Потому что ответить «нет» — невежливо.

— Многим болельщикам в такой ситуации больше жалко даже не саму «Тойоту», а её новобранца Камуи Кобаяси. Вам жалко?
— Конечно, жалко. Выступление Кобаяси — это прекрасная иллюстрация того, что может показать талантливый пилот на достойной технике. Поэтому действительно обидно, что хороший гонщик лишился шанса выступить в составе заводской команды. Надеюсь, всё-таки у него что-нибудь сложится. «Рено»? Ну, тут ещё вопрос, останется ли само «Рено» в Ф-1…

Если бы в этом году мы посадили Хайдфельда в «Браун», то он наверняка боролся бы за призовые места в чемпионате.

К слову, о «Рено»: у французского концерна своя тактика нахождения в чемпионате. Они добивались успеха, находились на пике, но как только видели, что начинают уступать, то на какое-то время уходили. Потом через 5-10 лет, когда в Ф-1, уже многое менялось, «Рено» вновь возвращалось.

— На ваш взгляд, чего БМВ не хватило, чтобы добиться успехов уровня «Мерседеса»?
— Не надо забывать, что всё-таки «Мерседес» всё это время работал вместе с «Маклареном» — командой, которая была успешной и до прихода немецкого концерна. Помним мы, как в своё время она не менее успешно выступала в партнёрстве с «Хондой». Теперь «Мерседес» купил «Браун» и строит свою команду. Не знаю, что лучше: идти таким путём или ограничиваться партнёрством и ролью моториста. «Макларен» здорово справляется со своими обязанностями, а вот у БМВ команда «полного цикла» успеха не добилась.

— Если говорить о БМВ, то если бы конюшне в этом году действительно удалось выйти на первые роли, то дуэт Кубица-Хайдфельд — это пара уровня чемпионской команды?
— Думаю, и Кубица, и Хайдфельд — очень хорошие пилоты. Вообще в Ф-1 практически не важно, кто сидит за рулём: в первую очередь это состязание спонсоров и автомобильных магнатов. Не знаю, что сейчас будет — реклама сигарет и алкоголя запрещена, теперь уходят и автогиганты. Поэтому полагаю, что в ближайшее время лишь три-четыре команды смогут регулярно бороться за первые места, а остальным уготована роль массовки.

Хайдфельд сам по себе очень талантливый пилот — он выигрывал Формулу-3000. Кубица в первый же сезон победил в Мировой серии «Рено». Это доказывает, что это хорошие пилоты. Если бы в этом году мы посадили Хайдфельда в «Браун», то он наверняка боролся бы за призовые места в чемпионате. Кстати, я ещё два года назад говорил, что Баттон — это чуть ли не самый талантливый пилот. Помните, как в 2006 году он в ужасных погодных условиях выиграл в Венгрии? Сразу видно, кто очень талантлив! Так что я очень рад, что Дженсон наконец-то получил достойную машину и выиграл титул.

Я ещё два года назад говорил, что Баттон — это чуть ли не самый талантливый пилот. Помните, как в 2006 году он в ужасных погодных условиях выиграл в Венгрии?

— Напоследок о «Уильямсе». На ваш взгляд, сумеет ли команда в следующем сезоне по крайней мере удержать свой нынешний уровень?
— Надеюсь, что сумеет. Честно говоря, «Уильямс» — это вообще моя любимая команда, это одна из лучших конюшен в чемпионате. К сожалению, сейчас у команды нет такого хорошего спонсорского бюджета, какой был раньше. Так что всё будет зависеть от того, насколько хорошо подготовятся команды-новички, как покажет себя «Косуорт». Но я думаю, что в любом случае «Уильямс» будет сражаться в первой десятке.

— Переход на моторы «Косуорт» — не слишком ли большой риск? Всё-таки вариант с «Рено» надёжнее, если не брать в расчёт возможный уход французов.
— Согласен. Но, «Уильямс», видимо, тоже подозревал, что шансы на продолжение участия «Рено» в чемпионате не являются стопроцентными. Плюс к этому партнёрство с «Косуортом» может дать больше: я не уверен, что «Рено» поставляло бы «Уильямсу» точно такие же двигатели, которые оно ставило бы на свои собственные болиды.

— В «Уильямс» перешёл Рубенс Баррикелло. В этом году он сражался за титул, в случае с командой из Гроува шансы на повторение успеха всё-таки ниже. Не затоскует бразилец?
— Думаю, Рубенс не затоскует. Тем более что он всякое пережил: был вторым пилотом при Шумахере, оказался вторым в «Брауне». Думаю, Баррикелло такой пилот, который в принципе мог бы выступать в Ф-1 ещё лет 10-15. Надеюсь, что в «Уильямсе» у него всё сложится хорошо, хотя сражаться с новым напарником ему будет сложно. К слову, эта дуэль и будет для него самой важной: традиционно в Ф-1 первая задача гонщика на сезон — опередить партнёра по команде, доказать, что ты быстрее его. А остальное уже зависит от техники.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 апреля 2017, понедельник
23 апреля 2017, воскресенье
22 апреля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Кто является фаворитом в борьбе за чемпионство в сезоне-2017 Формулы-1?
Архив →