Алёшин: возвращения Михаэля будут ждать и в 60 лет
Фото: redbull.ru
Текст: Евгений Кустов

Алёшин: возвращения Михаэля будут ждать и в 60 лет

Во второй части своего интервью Михаил Алёшин комментирует возможный "камбэк" Михаэля Шумахера, реформы регламента Формулы-1 и преображение Дженсона Баттона в 2009 году.
21 декабря 2009, понедельник. 12:30. Авто
Алёшин: идти в Формулу-1 тест-пилотом смысла нет

— Вы верите, что Михаэль Шумахер может вернуться в Формулу-1?
— Я всё-таки думаю, что это скорее разговоры. Но если он вернётся, то последним не будет, это точно. Не знаю, насколько он будет конкурентоспособен с точки зрения борьбы за титул, но он бы выступал хорошо — это 100 процентов. Это видно по его последним выступлениям в картинге. При этом могу сказать, что в профессиональном картинге нагрузки схожие с Формулой-1.

Думаю, и когда Шумахеру будет 60 лет, журналисты будут его расспрашивать насчёт того, когда же он вернётся. Это абсолютно нормально.
Вообще всегда, когда великий человек уходит, потом возникает такая шумиха. Думаю, и когда Шумахеру будет 60 лет, журналисты будут его расспрашивать насчёт того, когда же он вернётся. Это абсолютно нормально. А он будет отвечать: "Да вот сейчас ещё чуть-чуть подумаю". Шумахер поддерживает интерес к себе, сохраняет медийность.

— Согласны, что с уходом Шумахера интерес к Формуле-1 несколько упал?
— Безусловно. Я даже знаю людей, которые просто перестали смотреть Ф-1 после его ухода. Для меня это странно, ведь есть и другие пилоты, но, с другой стороны, моих знакомых можно понять: в боксе происходит то же самое, когда уходит какой-нибудь великий боксёр, и поклонники, которые смотрели только его матчи, охладевают к спорту.

— А для вас что-нибудь изменилось с уходом Михаэля?
— Я вообще не смотрю Формулу-1 с позиции нормального человека. У меня отсутствуют эмоции по отношению к пилотам, хотя когда кто-то кого-то "убирает" с трассы, то мне, конечно, жалко пострадавшего. Мне больше интересна техническая сторона вопроса. Когда ты варишься в этом котле, то замечаешь намного больше деталей. Например, когда работает камера в кокпите, то ты понимаешь, какие кнопки нажимает пилот, знаешь, зачем они нужны.

Впрочем, бывают и особенные моменты. Когда в 2008 году Феттель выиграл в Монце, я получил огромное удовольствие. Мне было приятно, как выиграл человек, выступавший за команду-аутсайдера.

— Это правда, что вы не очень высокого мнения о Баттоне?
— Не совсем так. Просто меня удивило его выступление. До этого сезона возможности Баттона у меня вызывали сомнение. Но, видимо, Дженсон набрался опыта за 10 лет, который помог в "Брауне". Попав в "Браун", он реально расцвёл. Он понял, что машина на полсекунды быстрее всех остальных, и это его окрылило. Думаю, Баттон и сам после этого стал прикладывать больше усилий. В то же время меня удивило, что первую часть сезона как-то неактивно провёл Баррикелло.

— Говорят, виной тому проблемы с тормозами…
— Честно говоря, странное объяснение - почему же он не мог разобраться до "Сильверстоуна"? Не знаю… Если вернуться к Баттону, то после чемпионской для него гонки в Бразилии я понял, что Дженсон действительно достоин титула. Он мог позволить себе не рисковать, но провёл красивую гонку и выиграл чемпионат.

— Согласны, что в нынешней Ф-1 техника в разы важнее, чем сам пилот?
— Думаю, что, в принципе, 95 % гонщиков Формулы-1 способны выиграть чемпионат, если будут располагать хорошей техникой. Все пилоты очень высокого уровня — просто так в неё никто не попадёт. Команды не делают предложений людям, которые не умеют ездить — не важно, сколько у этих людей денег.
В принципе, 95 % гонщиков Формулы-1 способны выиграть чемпионат, если будут располагать хорошей техникой. Все пилоты очень высокого уровня — просто так в неё никто не попадёт.
Каждый из гонщиков живёт надеждой, что либо завтра поступит предложение от сильной команды, либо его собственная разработает отличную машину.

— А есть чемпионаты, где всё-таки от пилота зависит больше?
— Ну, в принципе, любая моносерия.

— Но ведь и в той же GP2 в сезоне-2009 фактически было лишь две команды, чьи пилоты могли постоянно бороться за победы…
— Ну, всё-таки от пилотов и инженеров тоже зависит довольно многое. Шумахер в 1996 году пришёл в "Феррари", когда команда была ну просто нигде, постоянно всё ломалось. А Михаэль затем сумел с ней выиграть пять чемпионских титулов. Он пришёл и построил вокруг себя коллектив. Характерный штрих: тогда в "Феррари" работало 500 человек, и Шумахер уже через год помнил даты дней рождения не то что механиков, а даже их детей! Вот так он и расположил людей к себе, собрал команду вокруг себя.

Схожая роль у Росса Брауна. Да, это не пилот, но это человек очень высокого уровня, который тоже сделал коллектив в своей команде. Он посадил за руль Баттона и Баррикелло — наверное, не лучших пилотов в мире на тот момент. Но Браун построил команду, всё объяснил и показал, и вот — пожалуйста… Гении есть, но их очень мало.

— А что бы вы сделали, если бы не просто стали пилотом Ф-1, а ещё и имели бы возможность набрать себе всю команду? Кого бы вы взяли?
— Главное — Росс Браун! Второй пилот… Кого-нибудь посильнее. На данный момент, получается, Баттон или Феттель. Шумахер? Шумахер, думаю, отказался бы. Знаете, я вообще о таких вещах даже не мечтаю (смеётся).

— А как вы относитесь к недавним изменениям правил в Формуле-1?
— Все ограничения по затратам так или иначе препятствуют прогрессу. Скажем, заморозили моторы, ограничили развитие в других областях. А ведь Ф-1 славится именно тем, что тут самые современные технологии в автоспорте. Поэтому, думаю, часть аудитории могла уйти — та, которая интересовалась не столько зрелищем, сколько технической составляющей.

Но есть и другая сторона — у той же "Тойоты" был какой-то невероятный бюджет. На него, наверное, можно было организовать исследования в космосе, хорошую программу! Наверное, это было перебором.

— Вы более-менее согласны с Максом Мосли, что большинству болельщиков все равно, что спрятано под обтекателями болидов? Сколько цилиндров в моторе, какая коробка передач…
— Абсолютно! Немногие люди осведомлены о технической стороне вопроса — им важны обгоны и аварии. Они приходят на трассы ради шоу! Они не будут вникать в мельчайшие подробности — это удел таких фанатов Ф-1, которые давно следят за ней.
В "Феррари" работало 500 человек, и Шумахер уже через год помнил даты дней рождения не то что механиков, а даже их детей! Вот так он и расположил людей к себе, собрал команду вокруг себя.
Безусловно, хорошо, что и такие внимательные люди есть – иначе всё бы вообще заморозилось!

— Сейчас ходит много разговоров про недостаточную зрелищность, но вместе с тем в календаре появляются априори скучные трассы вроде Валенсии и Сингапура. Разве это не странная ситуация?
— Ну, тут ещё и вопросы политические замешаны. Вероятно, правительству Валенсии такая гонка была очень интересна, хотя мы можем только гадать про условия контракта. Да, появление таких трасс не пошло на пользу обгонам, но зато привлекло людей, которые не хотят ради Ф-1 ехать за город, за 150 километров. Вообще, согласен с мнением, что на трибуне гонку смотреть не очень интересно. Это похоже на ралли, где мимо проносится машина, обдаёт тебя грязью или чем похуже, и на этом, в общем-то, всё заканчивается.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →