Алёшин: от денежного вопроса никуда не уйдёшь
Фото: Red Bull Racing
Текст: Евгений Кустов

Алёшин: от денежного вопроса никуда не уйдёшь

В заключительной части интервью российский пилот Михаил Алёшин рассказывает о своей мечте и планах на далёкое будущее, а также сожалеет, что в России автоспорт пока не интересен спонсорам.
22 декабря 2009, вторник. 16:00. Авто
Алёшин: идти в Формулу-1 тест-пилотом смысла нет

Алёшин: возвращения Михаэля будут ждать и в 60 лет

— Хрестоматийный вопрос: когда в Формуле-1 появится российский пилот?
— Всё зависит от того, когда этим видом спорта заинтересуются в России и поймут, что он действительно важен, поймут, что с помощью автоспорта можно повышать популярность России за рубежом. Пока никто этого, к сожалению, не понимает. Формула-1 требует большого бюджета, это абсолютно нормально — даже Шумахер приносил с собой деньги, когда в первый раз сел за руль "Джордана". А сколько было Шумахеров, которые элементарно не смогли найти бюджет! Я думаю, что много.

Даже Шумахер приносил с собой деньги, когда в первый раз сел за руль "Джордана". А сколько было Шумахеров, которые элементарно не смогли найти бюджет! Я думаю, что много.
— Но есть какие-то подвижки в России в последние годы?
— Интерес со стороны команд Формулы-1 есть, интерес большой. Но раз в России это никому неинтересно, то пока всё остаётся только на словах.

— Ну а какой прогноз вы можете дать по срокам появления нашего пилота в Ф-1?
— Думаю, в ближайшем будущем у нас появятся очень хорошие пилоты — сейчас очень много наших гонщиков выступает в европейском картинге. Можно упомянуть и Даниила Квята, который идёт примерно по тому же пути, по какому шёл я: большую часть карьеры он провёл за границей, а не в России, приезжал в призёрах картинговых чемпионатов, а это на самом деле очень круто. Я считаю, что у таких людей есть очень большие шансы.

Но очень важно, чтобы кто-то первый сумел попасть либо чтобы в России наконец-то построили трассу. Второе пока совсем маловероятно, первое более реально, но тоже сложно. Но когда какая-то из двух этих вещей всё-таки произойдёт, думаю, люди оценят всю прелесть автоспорта — возможно, даже на правительственном уровне. И тут же автоспорт у нас зацветёт, я в этом уверен. Но пока все наши успехи на мировой арене почему-то ценятся европейцами, а не русскими. Там мы нужны, а тут нет.

Если с карьерой не получится, то вообще у меня есть желание так или иначе помогать молодым спортсменам, чтобы они не сталкивались с теми проблемами, с которыми столкнулся я.
— Давайте попробуем продолжить разговор об относительно далёком будущем. Кем вы себя видите, скажем, в 2015 году?
— Ну, во-первых, надо дожить! Посмотрим, как сложится карьера — тут важны все мелочи, один неверный шаг, и можно говорить гонкам "до свидания". Если с карьерой не получится, то вообще у меня есть желание так или иначе помогать молодым спортсменам, чтобы они не сталкивались с теми проблемами, с которыми столкнулся я. Чтобы им не приходилось думать о том, что нечего есть, чтобы они могли сосредоточиться исключительно на выступлениях. Если бы мне удалось хоть кому-то помочь, я бы посчитал свою задачу выполненной.

— А какой совет вы бы могли дать родителям молодых гонщиков?
— В картинге никаких спонсоров точно не найдёшь, а ведь самое важное — как раз найти деньги, чтобы хотя бы провести тесты. Так что от денежного вопроса никуда не уйдёшь. Очень важно, чтобы кто-то работал с гонщиком. Вот со мной вообще никто не работал как с пилотом — никто никогда ничему не учил. Конечно же, возникали сложности, приходилось постоянно учиться на своих ошибках. Вот у Феттеля был Шумахер, который поддерживал его чуть ли не с 12 лет. Если бы рядом со мной был человек такого плана, то, безусловно, всё было бы понять в десять раз проще. Понять даже не с точки зрения пилотирования, а в плане общения с инженерами, командой, как строить работу.

Со мной вообще никто не работал как с пилотом — никто никогда ничему не учил. Конечно же, возникали сложности, приходилось постоянно учиться на своих ошибках.
— Насколько легко понять, есть ли талант у молодого пилота?
— Если смотрит непрофессионал, то он, конечно, ничего не поймёт. Я же могу точно сказать, что это дело опыта. Причём это определяется даже не скоростью гонщика на круге, а его реакцией, его отношением к процессу, которым он занимается. Есть много пилотов, которые не очень талантливы, но при этом работоспособны. В то же время существует много гонщиков, которые работать не любят. С ними заниматься очень сложно. Так что баланс между талантом и работоспособностью всегда необходим.

— Какова ваша личная мечта в спорте?
— Безусловно, очень хочется попасть в Формулу-1 и хотя бы разок выиграть чемпионат. Конечно, желательно не разок, а побольше, но это уж слишком далеко идущие планы. Но если у каждого должна быть мечта, то почему нет! Это не желание заработать деньги или стать известным, а именно спортивная цель. Если бы мне предложили место в нормальной команде, но не платили зарплату, я бы не видел в этом ничего страшного — естественно, я бы поехал! Не у многих людей есть мечта, которая существует с детства и остаётся актуальной. Но у меня она есть, и я работаю над её исполнением! А уж как получится, так получится.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →