Райкконен: я чувствовал, что готов перейти в WRC
Фото: Reuters
Текст: Пётр Геллер

Райкконен: я чувствовал, что готов перейти в WRC

Кими Райкконен в интервью изданию Red Bulletin прокомментировал свой переход в WRC, а также рассказал о том, каких трудностей ожидает в свой первый сезон в этом чемпионате.
4 января 2010, понедельник. 19:51. Авто
Тормоза на его формульном болиде "Феррари" ещё не успели остыть, а Кими уже идёт дальше, и в следующем году он будет выступать за рулём такого же "Ситроена", который в сезоне-2009 принёс шестой подряд чемпионский титул Себастьяну Лёбу.

Я вёл переговоры с командой Формулы-1 о выступлении в следующем сезоне, но мы не смогли достичь стопроцентного согласия. Затем пришёл "Ред Булл" и предложил мне выступать в WRC в следующем сезоне. И я почувствовал, что готов к такому шагу.
Приход Райкконена является большим событием для WRC. На всех пресс-конференциях, на которых он появляется, этот парень является настоящей суперзвездой. И если кто-то удивляется переходу из "вершины автоспорта", где круг за кругом проходится на асфальтовом покрытии, в параллельную вселенную с деревьями, льдом и снегом, то у него самого не возникает сомнений. Это абсолютно серьёзный переход в не менее престижный чемпионат мира, и он будет атаковать стой же непоколебимостью, которая принесла ему славу в Формуле-1.

— Кими, какова самая первая раллийная машина, которую вы запомнили?
— "Форд Эскорт" моего брата. Конечно, как настоящий финн, я с детства смотрел ралли по телевидению. Больше всего мне нравились "Пежо" 205 Е16s Ари Ватанена и Юхи Канккунена. Должно быть, первым ралли, которое я посетил, было "Ралли тысячи озёр" 1991 года. Тогда выиграл Канккунен за рулём "Лянчи Дельта Интеграли".

— Были ли раллийные гонщики вашими героями детства?
— У меня не было героев детства. Я был фанатом спорта в целом, а не отдельных гонщиков. Но в моём детстве Канккунен, к примеру, был гонщиком мирового класса, так что он мог бы стать идолом. Я затем встречался с ним. У него дома до сих пор есть "Пежо 205", а также Group B Audi Quattro из 1980-х. Он мог бы даже одолжить мне её, если бы я вежливо попросил.

— Могли ли вы представить, что в итоге окажетесь на гоночной трассе?
— Я всегда хотел попробовать себя в ралли, но я достаточно быстро попал в Формулу-1 [Райкконену был всего 21 год, когда он дебютировал в "Заубере" на Гран-при Австралии 2001 года, и набрал одно очко за шестое место]. Так что стало трудно двигаться в сторону ралли, и мне пришлось просто отложить такие планы. У меня не было шанса попробовать себя в ралли до недавнего времени, когда мне было уже почти 30 [Райкконен принял участие в Ралли Финляндии 2009 года за рулём "Фиат Гранде Пунто Абарт"]. Я также думаю, что опыт Формулы-1 помогает в ралли, и наоборот.

— Но было бы немного неблагодарно сказать, что вы ждали девять лет, и вам надо было взять титул чемпиона мира Формулы-1, чтобы наконец-то стать раллийным гонщиком?
— Так сложилась моя карьера. Теперь самое время заняться ралли с правильными людьми и правильной машиной. Я вёл переговоры с командой Формулы-1 о выступлении в следующем сезоне, но мы не смогли достичь стопроцентного согласия. Затем пришёл "Ред Булл" и предложил мне выступать в WRC в следующем сезоне. И я почувствовал, что готов к такому шагу.

— Многие гонщики на вашем месте просто купили бы себе раллийную машину для WRC и получали удовольствие. Но вы стали членом Citroen Junior на целый сезон, и вы будете сражаться с Себастьяном Лёбом, лучшим раллийным гонщиком в истории спорта. Не усложнили ли вы себе всё таким решением?
— Это определённо самый большой вызов, мне надо учиться с нуля. Но я хотел такого вызова. Мне нужно познакомиться с машиной, с ралли, научиться работать со своим штурманом [Каем Линдстрёмом], а также всему остальному. Я с нетерпением жду этого. И если вы действительно хотите узнать, насколько вы хороши , то нужно соревноваться. Но я по-прежнему смогу покататься в лесу на частной раллийной машине.

— Но когда вы дебютировали в WRC в прошлом году, на Ралли Финляндии, вы готовились куда более профессионально, если сравнивать с другими известными гостями чемпионата.
— Если вы собираетесь заниматься чем-то, то этим следует заниматься с лучшей командой. Моя машина в прошлом году была подготовлена командой Томми Мякинена, а эти парни суперпрофессиональны. Конечно, эта организация куда меньше, чем команда Формулы-1, но они профессионалы. Даже при условии того, что в ралли пилот в целом играет большую роль, нежели в Формуле-1, лучший гонщик не выиграет на плохой машине. Поэтому я хотел, чтобы у меня был опытный штурман, и, таким образом, хотя бы один из нас двоих знал, что надо делать. Я познакомился с Каем Линдстрёмом с помощью Томми, и мы дали Крису Аткинсону на ралли Монте-Карло 2006 года несколько советов по вождению на льду. Кай – исключительный штурман. Они вместе с Томми стали чемпионами мира. И именно Кай был первым, кто вышел на контакт с "Ситроеном".

— Приходя в WRC, вы не чувствовали себя так, как во время первых тестов с "Заубером" в 2000 году?
— Да, сейчас я снова нахожу в себе что-то от молодого Кими. Машина WRC быстрее и жёстче, чем машина S2000, которой я управлял на прошлогоднем Ралли Финляндии. Ею в десять раз лучше управлять и в ней больше мощи. Поэтому появляется возможность справляться с критическими ситуациями. Если же "Фиат" с его нетурбинованным двигателем слишком заносило, то всё было закончено.

Мне было 14, и я перевернул "Ладу" моего брата. Я слишком сильно затормозил задней осью и дважды перевернулся. Даже каркас безопасности сломался.
— Так что насчёт переворота машины на ралли Финляндии в прошлом году?
— Это случилось не потому, что я ехал слишком быстро! Наоборот. Машина уже начала ломаться, так что я просто хотел добраться до сервис-парка. "Фиат" определённо не был самым быстрым и стабильным автомобилем в классе S2000. Моя траектория в том левом повороте отклонилась от оптимальной, вероятно, на два метра, и мы перевернулись.

— А почему вы выбрали плохую траекторию?
— Потому что в тот момент я ехал, больше полагаясь на зрение, а не на слух. Но в ралли нужно уделять стопроцентное внимание тому, что говорит штурман.

— Это одна из вещей, которой вам ещё предстоит научиться?
— Да. Само вождение не должно быть большой проблемой. Если вы знаете спецучасток, то проблем обычно возникать не должно. Вся загвоздка в дорожных пометках и вашей веры в них. И на данный момент это мой главный недостаток – я знаю только трассы Ралли Арктики и Ралли Финляндии. Мне нужно проработать для себя остальные гонки.

— Вы можете использовать легенду других участников?
— Всегда лучше иметь собственные пометки. Если вы хотите быть действительно быстрыми, то должны доверять этим пометкам. А если будете использовать чужую легенду трассы, то никогда не будете ей полностью доверять.

— Есть ли польза, если следовать по траектории, оставленной предыдущими гонщиками?
— Нет. Невозможно узнать, что делала машина, которая ехала перед вами. Надо делать то, что говорит ваш штурман.

— Когда вы впервые перевернулись?
— Мне было 14, и я перевернул "Ладу" моего брата. У нас была трёхкилометровая трасса недалеко от дома. Маркус Гронхольм тоже тренировался там. Я слишком сильно затормозил задней осью и дважды перевернулся. Даже каркас безопасности сломался.

— Ваш брат Рами считался большим раллийным талантом. Он всё ещё выступает?
— Нет, сейчас он является семейным человеком. Но в один год он был у нас вторым после Микко Хирвонена.

— Ваши племянники уже подхватили автоспортивную лихорадку?
— Абсолютно! Им всего три и четыре года, а они уже гоняют на картинге. Я также купил им квадроцикл.

— Вы хороший штурман?
— Нет. Я однажды прокатился в роли штурмана с Томми Мякиненом [четырёхкратным чемпионом WRC]. Я в нём абсолютно уверен, но я не хотел бы повторить тот опыт. Возможно, на тестах я прокачусь вместе с Лёбом. Но я не думаю, что он хотел бы проехать в роли штурмана со мной.

— Вы ожидаете нескольких вылетов в этом году?
— Конечно. В WRC такие вещи обязательно происходят. В этом спорте все допускают ошибки, и, как правило, ошибка приводит к повреждениям машины. Как много машин разбили Яри-Матти Латвала и Микко Хирвонен, прежде чем выиграли своё первое ралли? Единственный гонщик, который ни разу не переворачивался, это Лёб. Он исключение.

— Как вы думаете, более интуитивное вождение у вас будет на асфальтовом покрытии, или на гравийном?
— Мы были потрясающе быстры на гравии, но, вероятно, мне больше подойдёт асфальт. Труднее всего будет на снегу. На снежном покрытии траектории должны быть идеально выверенными, в то время как на асфальте не будет большой проблемой, если вы затормозите на метр позже и будете поворачивать более резко.
Пока я не узнаю, сколь быстры остальные гонщики, я не буду делиться личными ожиданиями. Но я уверен, что не смогу соревноваться с топ-четвёркой (Лёб, Сордо, Хирвонен, Латвала).
Кроме того, надо быть готовым "читать" гравий – на некоторых типах гравия у вас просто невероятный уровень сцепления на раллийных шинах, а на других типах этого нет.

— Каких результатов вы ожидаете?
— Первые гонки обязательно будут тяжёлыми. Пока я не узнаю, сколь быстры остальные гонщики, я не буду делиться личными ожиданиями. Но я уверен, что не смогу соревноваться с топ-четвёркой (Лёб, Сордо, Хирвонен, Латвала).

— Ваш новый напарник Себастьян Ожье также считается будущей звездой.
— Да. Он очень хорош. И это прекрасный критерий для оценки моей скорости.
Источник: Red Bulletin
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →