Острая борьба в острых поворотах
Фото: Reuters
Текст: Александр Стельмах

Острая борьба в острых поворотах

Формула-1 как в воздухе нуждается в обгонах. Некоторые особо скучные трассы позволяют предположить, что без искусственной вентиляции лёгких не обойтись.
24 января 2010, воскресенье. 16:30. Авто
Для многих сторонних людей, которые не планируют свадьбы и семейных пикников, сверяясь с календарём чемпионата мира, Формула-1 остаётся весьма любопытным видом спорта. Уму непостижимо: чем занимают себя зрители, которые полтора часа (а то и почти два) смотрят гонку, в которой ровным счётом ничего не происходит. Ну, разве что старт, какой-нибудь дебоширящий молодой бразилец и две волны пит-стопов – комментаторы при этом скороговоркой подсчитывают круги и литры топлива, а также с истеричными нотками в голосе гадают: останется ли лидер на первом месте после остановки в боксах? Зернятся ли его покрышки? Но на некоторых Гран-при сбавляют обороты даже комментаторы: вторая волна дозаправок пройдена, пелотон не собирается менять свой порядок. До конца гонки – 20 кругов.

Болельщики не зря ждут дождя – это гарант интересной гонки.
Очевидно одно: в Формуле-1 мало обгонов, которых зрители ждут с нетерпением. Ваш покорный слуга решил проверить, сколько их. Отбросив гонки, проведению которых мешал (точнее, скорее помогал) дождь (Малайзия и Китай) он обратил свой страждущий взор на число обгонов после первого круга. Логика проста: кутерьма первого витка вокруг трассы чаще всего работает по принципу лотереи, но как только гонщик пересекает линию старта во второй раз, он уже не может надеяться на внешние обстоятельства. В подсчётах учтены обгоны, которые были совершены после ошибки соперника – если он продолжил движение. Возвращение позиции после срезки поворота во внимание не бралось (хотя у Берни, возможно, возникли бы по этому поводу другие мысли).

И что же получилось? В среднем одна гонка в сезоне 2009 года подарила нам аж 4 полноценных обгона – причём, как вы можете предположить, сюда включены и далеко не самые зрелищные атакующие мероприятия. В пелотоне ведь был и Лука Бадоер, и молодые пилоты "СТР", и наш любимый пилот "Рено" (тот, который не Алонсо). Больше всего обгонов случилось в Австралии – 14. Меньше всего в Валенсии: одна успешная атака – Бадоер замешкался на выезде из боксов и его обошёл Грожан.

Такой же одинокий обгон случился и в Венгрии – казалось, Будапешт исчерпал свой гоночный энтузиазм после дождевой гонки 2006-го, когда ход событий на трассе компенсировал 20 предыдущих лет ожидания. Один лишь раз расцвели сады и машина Формулы-1 опередила другую в Британии. Кроме этих Гран-при меньше средней нормы обгонов было в Испании, Монако, Бельгии, Сингапуре и Абу-Даби.

Какие выводы можно сделать? Первый и самый очевидный – современные автомобили Формулы-1 почти не могут обгонять. Панике поддаваться не стоит: этот спор похож на молодое поколение, которое со времён Древней Греции навевает на более пожилых людей страх за будущее человечества.
Ухищрения с аэродинамикой не панацея – обгонов в 2009-м не стало больше.
Возгласы о том, что Формула-1 стала менее подвержена обгонам, возникают с середины 80-х – примерно тогда, когда автоспортивная индустрия окончательно превратилась в наукоёмкого монстра, строящего углепластиковые монококи и эксплуатирующего хилые мощности тогдашних компьютеров. В ситуации приближения к идеалу сразу нескольких команд большого количества обгонов не может быть по определению. Особенно если регламент не меняли несколько сезонов.

Стоит отметить парадоксальную вещь: существует определённое количество болельщиков, которые выступают против слишком большого числа обгонов. Когда атакующий маневр столь редко завершается победой, каждый успех доставляет фанатам неописуемое наслаждение. Если бы в Ф-1 болиды тасовались словно колода карт на покерном столе Нико Росберга – смаковать процесс вряд ли получилось бы. Но даже эстеты сходятся во мнении, что четыре обгона – это мало.

Обгонять в Формуле-1 мешает аэродинамика, убрать которую полностью невозможно. Без аэродинамики Ф-1 превратится в GP2 с весьма раздутым эго гонщиков – антикрылья помогают болидам делать главное: проходить повороты на умопомрачительной скорости. К тому же, меры по ограничению прижимной силы, применённые в 2009-м, свидетельствуют: обгонов не стало радикально больше.

Впрочем, в 2010-м появится новшество, которое грозит разнообразить гоночный процесс – в Формуле-1 будут отменены дозаправки. Это означает, что пилоты вынуждены поменять стратегические планы, а расход топлива у многих гонщиков станет асинхронным, что в конечном итоге создаст возможность для обгонов.

Промоутеры Формулы-1 должны требовать от владельцев трасс модернизировать треки: болельщики хотят обгонов.
Но, анализируя статистику успешных атак на трассах, нельзя не заметить: некоторые треки из года в год заставляют болельщиков – пропуская свадьбу любимого родственника – следить за скучной процессией. Огульные обвинения в сторону "Тилькедромов" здесь не подходят – в Турции в этом году было пять обгонов (больше "нормы"). Некоторые особенности, впрочем, прослеживаются. Абсолютно неконкурентоспособны городские трассы: Монако, Валенсия и Сингапур вместе осилили только 7 обгонов, а если бы Феттель в Монте-Карло не сжёг покрышки, было бы и того меньше. Монако – жемчужина в короне Формулы-1 и, скрепя сердце, можно смириться с таким положением дел. В Сингапуре отбойники, по крайней мере, расположены близко к трассе – а вот Валенсия должна стать явным кандидатом на вылет.

В своё время идеальной, с точки зрения обгонов, трассой был "А1-Ринг" в Цельтвеге – по иронии судьбы, творчество раннего Тильке. Прямые там чередовались с острыми углами, которые позволяли обгонять. Длинные прямые есть в Сепанге и в Шанхае (в наш обзор не вошли из-за дождя), ритмична (цикл "разгон-торможение") трасса в Бахрейне. Прекрасно работает шпилька на новом "Хоккенхаймринге" и поворот "Казино" в Монреале. А вот в Сильверстоуне единственная длинная прямая "Хангар" упирается в весьма закругленный поворот "Стоув", обгонять в котором почти невозможно. Такие же круглые первые повороты на "Хунрагроринге" и в Барселоне. В Абу-Даби длиннющая прямая упирается в вялую скругленную шикану, где обгон нереален.

Очевидно, промоутеры Формулы-1 обязаны зорко следить за тем, чтобы трассы могли генерировать значительное количество обгонов. Вместе с тем отказываться от Абу-Даби и Валенсии они не намерены – трассы приносят огромную выручку. Остается один рецепт – отправить Германа Тильке вместе с каким-нибудь пилотом Ф-1 (недавно больше всех возмущался Адриан Сутиль) для творческой интерпретации готового трека. Пусть Тильке вспомнит свои ранние работы и острые повороты вслед за прямыми – и обгоны появятся. По крайней мере, на это стоит надеяться.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →