Шумахер: Браун приглашал меня ещё в "Хонду"
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Шумахер: Браун приглашал меня ещё в "Хонду"

Пилот "Мерседеса" Михаэль Шумахер подтвердил, что полностью готов к возвращению, рассказал о переговорах с Россом Брауном и отметил, что не рвёт отношения с членами "Феррари".
25 января 2010, понедельник. 18:45. Авто
Презентация команды "Мерседес". 12 фото.

— Михаэль, отец Росберга сказал после истории в Монако-2006, что в спорте такого быть не должно. Какие у вас после этого будут ощущения от выступления с Нико в одной команде?
— Хорошие.

У меня нет проблем с шеей. Я провёл тесты на болиде GP2, серьёзно готовился зимой, прошёл множество проверок, чтобы удостовериться, что всё хорошо.
— Михаэль, многие ждут, что вы снова будете бороться за титул. Реально ли это?
— Думаю, у нас есть всё для этого. Одно дело — иметь все ингредиенты, чтобы смешать их вместе, и другое — получить хороший результат. Я верю, что с опытом Росса и результатами, показанными в прошлом сезоне, со всем нашим опытом и ноу-хау, которыми мы обладаем, с качеством работы команды… Боюсь, у нас только одна цель. Но одно дело — ставить задачи, а другое — их решать.
— Михаэль, у вас нет опасений по поводу возвращения за руль машины Формулы-1 на следующей неделе? Вы уверены, что всё будет в порядке?
— Да, я уверен. Я готов. Мы не можем дождаться следующей недели. У меня нет проблем с шеей. Я провёл тесты на болиде GP2, серьёзно готовился зимой, прошёл множество проверок, чтобы удостовериться, что всё хорошо.

— В Бразилии в 2006 году вы сказали, что серьёзно сожалели по поводу всех ошибок, которые прежде делали. Такое возвращение — это способ показать, что вы можете побеждать честно?
— Знаете, я одержал 91 победу в гонках и выиграл семь титулов. Что ж, вы абсолютно правы — всё это я выиграл не по правилам.

— Мы имеем в виду стиль, в котором вы побеждали.
— Да, я имел в виду, что я выиграл всё в той манере, о которой вы пытались задавать вопросы. Давайте смотреть в будущее, с которым мы все можем столкнуться, изучать что-то новое. Именно этого я жду.

— Что значит для вас возможность занять своё место в истории "Мерседеса" в Ф-1?
— Ну, моё имя уже значилось в этой истории в 90-е годы. Теперь мы рассчитываем провести вместе определённое время в будущем, и я надеюсь, что всё будет успешно. В этом заключается цель.

— Михаэль, вы согласны, что сейчас вам будет сложнее, чем в годы перед вашим уходом? Теперь всё сильнее становится Феттель, появился Хэмилтон и другие пилоты…
— Думаю, суть в том, что раньше приходилось бороться против одной команды, а сейчас против двух-трёх. Но в конечном счёте, вероятно, один из соперников выйдет на первой план, и вы сконцентрируетесь именно на нём. Я знаю, что в прошлом году всё было по-другому, но, вероятно, это было исключение. Возможно, такое случится вновь, но это не имеет значения.

— Что скажете насчёт Феттеля и Хэмилтона?
— Молодые ли они или опытные, не имеет значения, потому что когда ты сидишь в машине, то не смотришь, молод ли соперник или стар, как его зовут. Буду ли я лучше от того, что будут знать это?

— Было ли вам сложно обсуждать с семьёй и детьми возвращение в число боевых пилотов?
— У меня было серьёзное обсуждение с моей женой. И хорошо, что всё было так. Моя жена может смотреть на вещи слегка со стороны. Она легко описала аргументы за и против возвращения, но в конечном счёте сказала, чтобы решение принимал я. Это помогает сделать правильный выбор.

— Контракт с "Мерседесом" означает, что вы вернулись домой. Но не странно ли вам, что на вас не красный комбинезон?
— Действительно, существенная часть моей карьеры связана с "Феррари", и в моём сердце есть частичка "Феррари". Нельзя забывать или отрицать все хорошие моменты, которые у нас были вместе. Я действительно жду с нетерпением новой возможности увидеть моих друзей, с которыми я был так долго. Я продолжаю регулярно общаться со Стефано Доменикали, он очень часто звонит мне и только-только приглашал меня кататься на лыжах, а ведь это действительно личное событие для семьи "Феррари".
Существенная часть моей карьеры связана с "Феррари", и в моём сердце есть частичка "Феррари". Нельзя забывать или отрицать все хорошие моменты, которые у нас были вместе.
Так что мы с ними остаёмся друзьями, и эта дружба никогда не закончится. Да, мы будем бороться, но это не значит, что мы должны забывать о прошлом.

— А что это за аргументы против возвращения были у вашей жены?
— Секрет!

— Когда Росс вышел на контакт с вами в ноябре, позвонив по телефону, знали ли вы, о чём пойдёт речь?
— Да. Потому что, если честно, мы контактировали почти каждый год. Когда он пришёл в "Хонду", то говорил о возможности оказаться там, но я не был готов. Мы всегда были на связи, видели друг друга на гонках. Иногда он спрашивал серьёзно, иногда это было шуткой. В Абу-Даби он уже слегка коснулся этой темы, но не глубоко. А затем он мне позвонил. Зная, в какое время года он мне звонит и что происходит в Ф-1, ты понимаешь, каким будет вопрос.

— После решения подписать контракт с "Мередесом" вам уже приходилось вновь бывать в ресторане в Маранелло?
— Ещё нет. Пытаюсь найти для этого время! Я скучаю по Мамме Росселле! Она уже написала мне несколько писем и хочет, чтобы я приехал. Как я уже говорил, у меня хорошие отношения с друзьями в Италии, и они не прекратятся. Они глубоко в моём сердце.

— К чему вам в первую очередь придётся адаптироваться?
— Нужно попробовать новые машины. Никто ещё их не пилотировал, либо, по крайней мере, не управлял ими с такой большой загрузкой топливом. Но, если честно, чувствуешь себя слегка некомфортно от того, что должен управлять лёгким болидом в квалификации, а затем начинать гонку с гораздо большим количеством топлива. Но правила одинаковы для всех, нужно привыкнуть к ним — адаптировать свой стиль, чтобы добиться компромисса между скоростью в начале гонки, середине и конце. Всё одинаково для всех, просто нужно справиться с этим.

— Михаэль, ваше стремление выиграть очередной титул намного сильнее, чем в те дни, когда вы побеждали в "Феррари"?
— Трудно назвать его более сильным. Я всегда был сконцентрирован, мотивирован и нацелен на успех. То же самое и сейчас. Стремление не стало сильнее или слабее.

— Михаэль, вы как-нибудь изменились за последние четыре года? Стали расслабленнее, сконцентрированнее?
— Думаю, да. Думаю, такое бывает с увеличением опыта, вы смотрите на вещи слегка под другим углом. Такое происходит. Надеюсь, это положительные изменения, но мы посмотрим.

— В целом можно сказать, что вы пытаетесь доказать: возраст — не помеха успеху?
— Нет. Я не должен никому ничего доказывать насчёт своего возраста. Я просто должен доказать себе самому, что всё ещё способен на многое. Но главная причина, по которой я делаю это, это потому что мне нравится. У меня вызывает воодушевление сама возможность пилотировать и соревноваться на высочайшем автоспортивном уровне. Я два или три года выступал в картинге, других сериях, это было здорово.
Если честно, чувствуешь себя слегка некомфортно от того, что должен управлять лёгким болидом в квалификации, а затем начинать гонку с гораздо большим количеством топлива.
Но теперь я говорю самому себе: "Почему бы не вернуться на высочайший уровень?".

— Неправильно было бы сказать, что отсутствие дозаправок — это что-то новое для всех. Ведь у вас их не было в первые годы в Ф-1. У вас остались какие-то воспоминания о тех временах?
— Да, это так. Но это было давно в прошлом, машины серьёзно изменились, а правила эволюционировали. Какими бы не были правила, пилоты должны к ним адаптироваться. Думаю, у большинства из нас, включая Нико, был период в карьере, когда он выступал в серии, где нет дозаправок. Не думаю, что это будет многое значить. Машины будут тяжелее. Возможно, вам надо будет тщательнее следить за шинами. Нужно играть со стратегией, пытаться получить опыт, как лучше всего использовать новые правила, чтобы получить преимущество над другими командами. Но вопрос адаптации к новым условиям всегда был ключевым фактором.
Источник: Autosport
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →