Выйти из тени
Фото: Reuters
Текст: Александр Стельмах

Выйти из тени

Макс Мосли – далеко не тот лидер, на которого хотелось бы равняться. Но Жан Тодт не спешит менять направление развития FIA.
9 февраля 2010, вторник. 22:45. Авто
Накануне Жан Тодт дал большое интервью журналистам – прямиком на Елисейских полях – в котором он предоставил ответы не некоторые явные и неявные вопросы, давно интересующие общественность. Увы, президент FIA не отреагировал на леденящие душу обвинения Белорусской автомобильной федерации, прозвучавшие некоторое время назад.
Последние известия с Площади Согласия – Тодт встретился с журналистами. Такие рандеву происходят нечасто.
Дерзкая БАФ не платит взносы уже достаточно давно и даже была лишена приятной возможности присутствовать на эпохальной Генеральной ассамблее, посвященной сексуальным эскападам Макса Мосли. Если серьёзно, общение с журналистами свидетельствует, что политика FIA после смены лидера – а произошла она 23 октября, если кто забыл, не слишком изменилась. И, наверное, стоит допустить, что это не самое лучшее развитие событий.

На выборах Тодт соперничал с Ари Ватаненом. Финский экс-депутат Европарламента (избраться в этот орган Евросоюза может по большому счету любой желающий), который использовал не слишком оригинальный лозунг "Yes we can", провозгласил курс на тотальные перемены и не стеснялся в открытую сражаться с Максом Мосли, так и не научившегося терпеть критику за 16 лет у власти.

Как вы помните, Мосли разродился несколькими возмутительными письмами, которые изобличали Ари Ватанена и выставляли его на фоне Жана Тодта негодным к управлению кандидатом. Мосли за годы своего правления выстроил безупречно смазанную систему политического влияния и раз уж смог выстоять в момент разоблачения собственных эксцентричных увлечений, то пролоббировать преемника – тем более.

Потуги Мосли всё же выглядели на тот момент медвежьей услугой. Жан Тодт не нуждался в особом представлении – ни как спортивный профессионал, ни как деловой человек. Эти качества француз продемонстрировал за долгие годы своей карьеры, которая привела нынешнего пилота "Мерседеса" к тотальному доминированию в начале 2000-х. Ватанен, хотя и смотрелся весьма эмоционально и искренне – а ваш покорный слуга поддерживал его публично – обладал небольшим политическим опытом и был с удовольствием съеден на завтрак близкими Мосли клубами, которые без проблем проголосовали за Жана Тодта.

Несмотря на то что Макс Мосли вполне однозначно сделал выбор в пользу Тодта, француз был вовсе не обязан британцу: Мосли ушел на пенсию окончательно и не оставил себе номинальной возможности официально влиять на процессы в Формуле-1. Жан Тодт, казалось, начал неплохо: реформе подверглась система начисления очков, преобразовался административно-бюрократический аппарат FIA, со своего поста был смещен Тони Парнелл, чьи неоднозначные технические инициативы зачастую не находили понимания у команд.
Тодт пока не решается коренным образом изменить порядок дел в FIA.


Тодт смог зарекомендовать себя абсолютно непредвзятым президентом – упрекнуть его в особой любви к "Феррари" невозможно. Тем более, "Скудерия" уже не та, а Тодт покинул команду, когда Лука ди Монтеземоло посчитал, что коллективу нужно обновление. К тому же Шумахер и Браун сейчас в "Мерседесе" и общего между ними и Тодтом не больше, чем между Уайтингом, Блашем и Эклстоуном – все они просто когда-то работали в одной команде. “Брат? Сын? Нет – скорее друг”, — так охарактеризовал Шумахера сегодня Тодт, и в этой оценке почти не прослеживались эмоции.

Но затем на Площади Согласия воцарилась непонятная тишина и у публики сложилось ощущение, что новая администрация не слишком-то отличается от старой – словно американские президенты-республиканцы, которые меняют друг друга на посту. Тодт отреагировал на щелчок по носу, которым FIA наградил Флавио Бриаторе, в манере, подходящей больше его предшественнику – вместо того чтобы смириться с локальной победой злейшего врага Мосли, Тодт поднял спорный вопрос о лицензировании руководящего состава Формулы-1. Сегодня в общении с журналистами француз заявил о том, что FIA скоро вновь обратится к этому предложению. Флавио Бриаторе по-прежнему является главным злодеем Формулы-1 в глазах FIA и даже частичного оправдания он не дождётся. "Мы удостоверимся в том, чтобы лицензии были у каждого руководителя команды", – отметил Тодт.

Проблема в том, что в отличие от пилотов, где аспект выдачи суперлицензии напрямую связан с опытом гонщика и разумными опасениями в том, чтобы он не угробил половину пелетона, FIA не сможет выработать единого и понятного регламента выдачи и изъятия лицензий: если этот вопрос вновь будет регулироваться универсальной нормой международного спортивного регламента о нанесении ущерба спорту, прозрачности в решении вопросов не добавится.

Несмотря на увольнение Тони Парнелла – главного апологета введения KERS в Формуле-1, – Жан Тодт неожиданно вернулся к этой теме, призвав команды обратить внимание на технологию рекуперации энергии.
Тодт подхватил несколько инициатив старой FIA.
Аргументы не изменились со времён предыдущего президента – это, якобы, экологичная и перспективная технология. Повсеместный мораторий на использование KERS является яркой иллюстрацией того, что дорогая технология не является в настоящий момент возможностью действительно эффективно использовать её в борьбе.

Словно подтверждая курс на преемственность, Тодт прямо назвал Макса “другом и одним из самых умных людей в своей жизни – он был великолепен даже в роли врага”. Тодт, как и предыдущая администрация, большой сторонник сокращения расходов. Правда, в отличие от Мосли, ограничивать верхнюю планку бюджета он не намерен. В Формуле-1 найдётся немало наблюдателей, которые бы предпочли, чтобы об эре Мосли не вспоминали никогда. Сможет ли Тодт плавно отойти от наследия Макса или предпочтёт остаться в рамках его курса? Ответ на это даст новый сезон.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 16
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →