Повторит ли "Вёрджин" судьбу "Симтека"?
Фото: Reuters
Текст: Александр Стельмах

Повторит ли "Вёрджин" судьбу "Симтека"?

Ник Вирт желает узнать, осталось ли в Формуле-1 место для высокотехнологичной команды с миниатюрным бюджетом.
19 февраля 2010, пятница. 19:00. Авто
В 1989 году два британца решили, что их категорически не устраивает уровень проектирования и создания автоспортивных болидов – ретрограды-конструкторы заперлись в своих тесных мирках и загородились от слепящего солнца технического прогресса. Пожирающее двух учредителей недовольство стало прародителем фирмы "Симтек", которая предлагала всем желающим помощь в создании автоспортивных конструкций высочайшего уровня. Двух джентльменов звали Ник Вирт и Макс Мосли. Последнему в будущем была уготована судьба
"Симтек" зарождался как идеальное место для аутсорсинга проектирования болидов.
стать самым противоречивым президентом FIA – и одним из любимых героев таблоида News of the World. Первый до сих пор изо всех сил двигает технический прогресс.

В конце 80-х лишь самые богатые команды эксплуатировали на полную мощность аэродинамические туннели и методики проектирования, связанные с использованием компьютеров – хотя их вычислительные мощности по нынешним меркам были эфемерны. Поэтому, когда на рынке появилась компания, которая могла относительно за небольшую плату приобщить всех желающих к дивному новому миру технологий, у неё появились заказчики. Клиентов стало ещё больше, когда в дело вмешался Макс Мосли – до своего избрания президентом он обладал большим влиянием в автоспорте, благодаря своему участию в проекте March и партнёрству с Берни Эклстоуном.

Небольшая компания вскоре стала получать серьёзные заказы от FIA и правительства Франции. По французскому направлению "Симтек" спроектировала и установила аэродинамическую трубу для команды "Лижье". Последняя в то время пользовалась особым покровительством Франции и её многочисленных государственных монополий.

Вскоре после своего ухода в качестве моторостроителей Формулой-1 вновь заинтересовались в БМВ. В недрах баварского концерна всегда тлела микрогруппа инженеров, которая постоянно отслеживала новые тенденции в Ф-1, а когда в самом конце 80-х появились предположения, что звёзды сложатся в благоприятствующей манере и наблюдательный совет компании сможет поддержать проект появления команды БМВ, "Симтеку" был заказан проект автомобиля.

Сейчас можно предположить, что это стало всего лишь следствием корпоративной эквилибристики – на стол совета – при необходимости – можно было бы эффектно положить доклад о том, что болид Ф-1 полностью готов и команда могла бы выступить в Формуле-1 немедленно. Но БМВ попасть в высший класс автогонок не решился – и проект автомобиля для сезона 1990 года был продан потрясающему коллективу "Андреа Мода" в 1992-м – единственной команде новейшего времени, которая была исключена из чемпионата за то, что нанесла ущерб репутации спорта. Пожалуй, это стало одним из немногих случаев, когда данную универсальную норму приняли справедливо. Впрочем, сотрудничество с БМВ продолжилось в других видах автоспорта. В 1992-м Макс Мосли продал свою долю Вирту, так как приступил к обязанностям президента всея FIA.

В 1993-м трудоустройством своего сына Дэвида озаботился Джек Брэбхем – известный австралийский чемпион. Вопреки расхожему мнению, Дэвид не был никудышным пилотом – его последующие успехи в спортпрототипах развеяли по этому поводу все сомнения. Однако сын трёхкратного чемпиона начал выступления в картинге невероятно поздно – в 17 лет – и дебютировал в Формуле-1 в возрасте 29 лет.

Самостоятельное "плавание" команды "Симтек" завершилось финансовой катастрофой.
У нынешних акселератов вроде Альгерсуари к этому возрасту уже, вполне возможно, будет двое детей. Брэбхем убедил Вирта в том, что ему просто необходимо стартовать в Формуле-1 — и приобрёл небольшую долю в компании. Ник посчитал, что предложение разумно. Без политического лоббирования со стороны Мосли Ник, судя по всему, больше не мог предлагать услуги крупным клиентам, а репутацию без реальных спортивных результатов было поддерживать сложно. К тому же, выход в Формулу-1 мог бы стать настоящей витриной для всех тех новых технологий, которые пропагандировал Ник Вирт.

В "Симтеке" посчитали, что 35 человек персонала – у "Феррари" в то время было в 10 раз больше – вполне хватит для полноценной работы. Бюджет был смешным – хотя на фоне нынешней команды "Заубер" спонсоры всё же существовали, включая титульного – MTV. Но затем команду ожидала неудача – дух был сломлен смертью Роланда Ратценбергера, а финансовое равновесие – чередой разрушительных для шасси аварий. Несмотря на проблемы, команда смогла продолжить выступление в 1995-м, правда, до конца сезона не дотянула: мечты о спонсорах из Японии были разрушены землетрясением в Стране восходящего солнца. Падение команды Ф-1 означало банкротство всего бизнеса Ника Вирта – компания "Симтек" была ликвидирована.

В 2010 году – спустя 16 лет после первого сезона "Симтек" – у некоторых наблюдателей появилось ощущение, что история повторяется. Вновь для участия в чемпионате заявлена команда с подчеркнуто минимальным бюджетом, ставкой на передовые технологии и с Ником Виртом во главе техотдела. По сути, "Вёрджин" — это команда Джона Бута (кстати, никто не вспомнил, что он зловещий тезка убийцы Авраама Линкольна) "Манор", усиленная техническими специалистами Ника Вирта и связью с брендом "Вёрджин". Официально компания Ричарда Брэнсона не предлагает команде чемоданы денег, предполагая, что та будет зарабатывать их, предлагая возможность спонсорам связать свое имя с одной из самых популярных торговых марок в мире.

Ник Вирт уверен, что старый рецепт может подействовать в новой Формуле-1.
Вирт усиленно пиарит технологию CFD-проектирования, утверждая, что автомобиль Формулы-1 можно спроектировать без участия воздушного туннеля. На самом ли деле так? Майк Гаскойн – главный специалист по CFD в современной Формуле-1, который считался апостолом этой методики в конце 90-х, - открыто усомнился в шансах Вирта полностью зависеть от компьютерной симуляции.

После второго раунда испытаний в Хересе Вилли Рампф косвенно подтвердил, что его команда в прошлом году ощущала определённые проблемы с правильной интерпретацией результатов, полученных в результате компьютерного проектирования – а ведь "Альберт" всегда считался самым совершенным в Ф-1. В случае с командой "Вёрджин" CFD-эксперименты осложняются тем, что она работает в рамках чрезвычайно небольшого бюджета и вероятные ошибки будет трудно нейтрализовать.

Стоит ли бить в набат и сомневаться в дальнейшей судьбе команды? Пожалуй, рановато. Ник Вирт не оставляет сомнений в своей профессиональной пригодности. Джон Бут всегда работал эффективно. Партнёры из "Вёрджин" помогут с маркетингом. К тому же, в отличие от двух других участников-новичков, "Вёрджин" показал свой болид и отправил его на тесты. Команде, впрочем, стоит пожелать одного: не терять связи со здоровым прагматизмом и, при необходимости, всё-таки защищать глаза от слепящего солнца прогресса.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →