Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Петров: Бахрейн по ночам не снится
Текст: Евгений Кустов
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"

Петров: Бахрейн по ночам не снится

Из эксклюзивного интервью Виталия Петрова вы узнаете, почему "Рено" мало тестируется в дождь, как россиянин поладил с Кубицей и из-за чего Петров не пришёл в Ф-1 по ходу 2009 года.
26 февраля 2010, пятница. 02:30 Авто

Петров на родной земле. Да не просто на родной, а ещё и в Москве, куда российский пилот «Рено» приезжал на Гонку звёзд «За рулём». Естественно, мы не упустили возможности пообщаться с российским пионером Формулы-1…

— Виталий, для начала смешной такой вопрос: сколько друзей вас добавило «Вконтакте» после новости о подписании контракта с «Рено»?
— Ой, да ещё добавляют! Много добавляют. Я, конечно, свою страничку просматриваю, но практически никогда на сообщения не отвечаю — сами понимаете, одному отвечу, другой обидится, что не ответил. Да и вообще, мягко говоря, есть и поважнее дела (смеётся). Лучше приезжайте на гонки!

— Насколько успешно проходит адаптация в «Рено»?
— Всё хорошо! Уже познакомился со всеми, даже шутим с инженерами. Проводим полноценную работу, всё идёт по плану. После Барселоны уже точно поймём, в какой форме мы находимся.

Уже познакомился со всеми, даже шутим с инженерами. Проводим полноценную работу, всё идёт по плану. После Барселоны уже точно поймём, в какой форме мы находимся.

— С Робертом Кубицей много общаетесь? Какое он производит впечатление?
— Ну, пока не слишком много общаюсь. Но могу сказать, что это весёлый парень, открытый. Наверное, надо дать какое-то время, я его получше узнаю и тогда смогу больше рассказать!

— В «БМВ-Заубер» Кубица выглядел чуть ли не вечно недовольным человеком, который часто критиковал команду...
— Ну, я такого за ним не замечал. Пока идут тесты, все выполняют свою работу, всё идёт хорошо.

— То, что по ходу испытаний выпадало много дождевых дней, сильно затрудняет подготовку к сезону?
— Это очень сильно сбило наши планы. Скажем, надёжность лучше проверять на сухих трассах, когда машина работает на пределе возможностей — то же касается и мотора. Надеюсь, за счёт Барселоны сумеем наверстать упущенное. Но все находятся в равных условиях, так что будем адаптироваться.

— По ходу тестов не раз бывало, что даже в дождь все соперники на трассе, а вы утром подолгу сидите в боксах. С чем это было связано?
— Действительно, в дождь мы особо не выезжали, старались беречь машину. Да и тестировать-то особо нечего! Да, мы проверяли какие-то наработки, проезжали несколько кругов и возвращались в боксы… В Барселоне уже на погоду никто не посмотрит — всё равно другой возможности больше не будет.

— В Интернете пишут, что у R30 есть некоторые проблемы с тормозами: пилотам трудно к ним приноровиться. Это так?
— Да, всё верно. Но команда разработала новые тормоза, мы уже опробовали их в Хересе, но ещё надо поработать над некоторыми деталями. Так что в Барселоне на машине уже те тормоза, которые нам нравятся.

— Правда ли, что к первому этапу «Рено» чуть ли не наполовину обновит машину?
— Команда продолжает работу, но пока я не могу сказать что-то определённое. Мы все время ждём каких-то новинок, ведь и другие всё время прогрессируют. Но насчёт конкретных сроков я говорить не могу.

Мне надо было закончить чемпионат, провести зимние тесты и уже спокойно подойти к новому сезону. А входить в Ф-1 по ходу второй части чемпионата не было смысла: соперники были бы на голову выше тебя.

— Насколько сложнее работать с болидом Ф-1, чем, скажем, с машиной GP2? Насколько всё труднее с технической точки зрения?
— Ну, там всё по-другому! Другие технологии, другой руль, на котором можно менять настройки прямо во время езды. Чувствуешь, что машина где-то выглядит не очень хорошо, меняешь угол атаки переднего антикрыла. Не нравится, как мотор работает — тут же мотористы меняют программу. Не нравится переключение передач — тоже могут изменить. В Формуле-1 возможно всё, что только пожелаешь. Мне ещё предстоит на протяжении всего сезона постигать все эти моменты.

— То есть в GP2 при выборе настроек приходилось больше идти на компромиссы?
— Надо было рисковать при выборе решений. При этом там одинаковые машины, одинаковые моторы, но настройки можно всё-таки самому делать. И в 2009 году мы с инженерами выбрали довольно-таки хорошие параметры: машина всегда вела себя так, как мне надо было.

— По собственным ощущениям, вы сможете полноценно «вкатиться» к первой же гонке сезона? Или всё-таки в первое время результаты будут страдать из-за продолжающейся адаптации?
— Естественно, я буду стараться подойти в оптимальной форме уже к Бахрейну, но не могу гарантировать всё на сто процентов. Посмотрим, как я пройду тесты в Барселоне, как будет выглядеть машина. Думаю, я и сам-то смогу ответить на этот вопрос только на первом Гран-при.

— Не могу не спросить о вашем взгляде на нынешнюю расстановку сил в пелотоне… Вырвался кто-то вперёд по вашим ощущениям?
— Пока всё-таки тяжело говорить о других командах: они выполняют свою работу, мы — свою. Так что ситуация запутанная, никто не может определить, какая из команд быстра, а какая — нет. Что-то понять можно будет только после первой квалификации сезона. Тем более что команды не будут останавливаться, будут дальше прогрессировать, как мы видели это в предыдущем году.

— В первых гонках у вас будет ещё одна проблема — незнакомые трассы. Бахрейн вам уже знаком, а вот три следующих автодрома — нет...
— Да, в Бахрейне я был, но и там добавилось пять поворотов. Ну а незнание автодромов — это мой минус, хотя я уже знаю, как мне подготовиться. Буду работать на симуляторе, ну а когда мы вернёмся в Европу, то будет чуть-чуть полегче — европейские автодромы я уже знаю.

— Насколько сильно будет сказываться вот такое отсутствие опыта?
— Это будет очень сильно мешать, потому что знание трасс — это очень важный аспект. Если я выберу какую-то трассу и буду каждый день по ней ездить на протяжении полугода, а потом позову туда какого-то другого гонщика, то он никогда не сможет побить моё время! Это очень важно.

— То есть можем выразить благодарность организаторам Ф-1 за то, что в этом году сезон стартует в Бахрейне, а не в Мельбурне?
— Наверное, да (смеётся).

— Оксана Косаченко сказала нам, что не было никакого соблазна дебютировать в Ф-1 уже по ходу сезона-2009, меняя Нельсиньо Пике. Но ведь наверняка была в душе мысль: «Эх, а ведь уже сейчас можно осуществить свою мечту?»
— Ну, желание-то было! Но если бы я бросил тогда GP2, то сейчас просто не был бы нигде. Закончил бы сезон на пятом месте, а в Формуле-1 не показал бы хорошего результата. Мне надо было закончить чемпионат, провести зимние тесты и уже спокойно подойти к новому сезону. А входить в Ф-1 по ходу второй части чемпионата не было смысла: соперники были бы на голову выше тебя.

Надо опробовать машину в гоночных условиях и набирать очки. В течение всего сезона я должен прогрессировать. Загадывать не хочу — просто буду работать и не буду сдаваться.

— Мы бы, наверное, увидели что-то а-ля Грожан...
— Во-во!

— В прошлом году во время показательных заездов Формулы-1 в Москве вы были почётным гостем «Уильямса». Насколько близок был контракт с этой командой?
— Ну, мы вели-вели переговоры, но так и не договорились. Вот так получилось, что мы расстались. Наверное, лучше у них спрашивать, что им не понравилось.

— Ещё один вопрос, от которого никуда не уйти — цели на сезон-2010.
— В первую очередь, надо опробовать машину в гоночных условиях и набирать очки. В течение всего сезона я должен прогрессировать. Загадывать не хочу — просто буду работать и не буду сдаваться.

— Бахрейн не снится по ночам?
— Нет! (смеётся)

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
24 сентября 2017, воскресенье
23 сентября 2017, суббота
Партнерский контент