Андерсон: мы можем легко успеть к сезону-2011
Фото: USF1
Текст: Пётр Геллер

Андерсон: мы можем легко успеть к сезону-2011

Руководитель USF1 Кен Андерсон выразил надежду, что FIA предоставит команде место в Формуле-1 на 2011 год, и заверил, что американская конюшня легко и уверенно к нему подготовится.
4 марта 2010, четверг. 02:40. Авто
Кен Андерсон — руководитель команды USF1, которая потеряла место в Формуле-1 в 2010 году — заверяет, что если FIA предоставит им место на сезон-2011, то американцы легко успеют достроить машину, и что на этот случай у них даже есть несколько инвесторов, готовых вложить деньги в американскую мечту, которая находится на грани закрытия...

— Итак, Кен, какова нынешняя ситуация в вашей команде?
— Мы ждём ответа из FIA.

— Вы уже слышали что-нибудь от них?
— Мы много общались на прошлой неделе. К пятнице они получили всю необходимую информацию, которую и изучали. Я ожидаю ответа, и я надеюсь, что мы сможем продвинуться вперёд в ближайшие несколько дней.

— Но вы уже гарантированно не выйдете на старт в 2010 году?
— Да. В январе всё сложилось против нас. После этого уже не было смысла пытаться появиться на каком-то этапе сезона после пропуска тестов, ведь по ходу сезона их не будет. Нет смысла пытаться пропустить первые гонки, а затем появиться просто ради того, чтобы показать себя. Всем новым командам было трудно попасть на первые тесты. Но после старта сезона в отсутствии тестов очень трудно будет решать возникающие проблемы.

В январе всё сложилось против нас. После этого уже не было смысла пытаться появиться на каком-то этапе сезона после пропуска тестов, ведь по ходу сезона их не будет. Нет смысла пытаться пропустить первые гонки, а затем появиться просто ради того, чтобы показать себя.
Мы хотим перегруппироваться, завершить машину для сезона-2011, протестироваться поздним летом или ранней осенью и быть действительно готовыми к следующему году. Вся ирония состоит в том, что мы подали заявку ещё в декабре 2008 года, но вся ситуация прояснилась только к марту следующего года. Мы въехали в здание в Шарлотте, готовые к работе. Но после этого, если вы помните, началась вся эта чертовщина между FIA и FOTA, между командами-сторонницами ограничений на бюджет и командами-противницами, и так далее. Все новые команды, которые хотели попасть в Формулу-1, пытались сделать это при ограничении бюджета.

Кроме того, FIA подтвердила нашу заявку только 12 июня. После этого Договор согласия не подписывался до 31 июля. Потерю четырёх месяцев восстановить всегда трудно, но до середины января мы работали по плану. Однако тогда возникли проблемы со спонсорами, из-за которых наш проект фактически оказался заблокирован.

— Вы говорите, что причина, по которой сложилась нынешняя ситуация — спонсор, который ушёл от вас в начале или середине января?
— Да. У нас был контракт, который мы по определённым причинам не выполнили. Проблемы испытывали все новые команды. После того, как мы подписали Договор согласия, наступило уже 1 августа. Но было ещё два месяца, прежде чем мир вокруг удостоверился, что война между командами и FIA закончилась, и стало ясно, что никакого альтернативного чемпионата не будет. Это был сложный период для спонсоров, и нам было трудно чего-то добиться в этом направлении. И когда у нас ничего не вышло, то мы оказались буквально взаперти.

— И какова ситуация сейчас? Вчера вы отправили сотрудников в неоплачиваемый отпуск?
— Да.

— Ожидаете ли вы, что в ближайшее время поступят какие-то новости, чтобы вернуть их к работе?
— Думаю, что FIA достаточно быстро ответит нам, будем ли мы иметь преимущество при выборе команды на сезон-2011. Затягивание ответа не пойдёт на пользу никому. Федерация понимала нас и помогала, а этой ситуации не рад никто. Я не думаю, что имеет место какая-то месть и FIA хочет добиться закрытия нашей команды. Мы инвестировали много денег, потратили много времени, построили хорошую базу с оборудованием, и у нас здесь много людей.

Если FIA откажет нам, то команда закроется. К следующему году мы можем сделать действительно хорошую работу. Мы старались изо всех сил, чтобы успеть к этому сезону, но даже малейшую задержку отыграть практически невозможно. FIA понимает нас. Мы предложили несколько вариантов того, как мы можем выйти на старт в следующем году. В прошлом году они уже знали наш бизнес-план, а Чарли Уайтинг был на базе команды на прошлой неделе. Мы сделали то, что нам и говорили сделать. На базе присутствовали несколько человек, занимающиеся CFD-проектированием, были изготовлены части болида, и поставщики привезли нам нужные детали. Не было сомнений в том, что мы можем построить машину, весь вопрос в том, можем ли мы сделать это за 30 недель.

— Это правда, что вы предложили залог, который не сможете получить обратно, если не выйдете на старт сезона-2011?
— Да.

— И каков размер залога? Ходят разные слухи — $ 5 миллионов, $ 8 миллионов, $ 15 миллионов…
— Это существенный вопрос. Здесь я не могу говорить слишком много, потому что эти переговоры должны быть конфиденциальными. Но это существенное предложение, и оно отображает наше стремление. С другой стороны, мы уже инвестировали $ 20 миллионов, и если команда просто закроется и мы разойдёмся, это станет трагедией. Этот залог вернули бы нам, когда мы вышли бы на старт. Раньше залог составлял $ 48 миллионов, и за последние десять лет только "Хонда" и "Тойота" платили его. "Хонда" — за "Супер Агури", а "Тойота" за саму себя. Это был слишком большой залог.

—Что изучали представители FIA во время визита к вам?
— Оборудование, машину и части, которые мы производим. Мы показали, что это всё специализировано для Формулы-1.

— А финансовая часть не изучалась?
— FIA просто хотела посмотреть, где мы находимся с точки зрения развития машины. И до середины января всё шло так, как я и думал, но затем деньги кончились, и мы остановили производство.

— Чед Хёрли по-прежнему с вами? Потому что ходят слухи, что он не разговаривает с вами, что он ушёл из команды. Мы также слышали, что Питер Уиндзор ушёл, но уже успел вернуться?
— От нас никто не уходил, все члены команды по-прежнему с нами. Мы изучали разные варианты. Мы не звонили прессе со словами: "Эй, мы собираемся провести переговоры с "Кампосом". Мы пытались держать это в секрете.

Мы общаемся с Чедом каждый день, и он великолепен. Он делал всё, что обещал. Он вложил деньги. Но он никогда не соглашался стать спонсором команды — а ведь это значительные суммы. 15 января у нас всё шло по плану. Затем начались проблемы, и это был первый звоночек. Я хотел справиться с ситуацией, но не мог сделать это столь быстро.

Питер сейчас в Англии, но он ведь живёт там. В США в последние три месяца он жил в отеле. Мы держим с ним связь, пока ждём ответа от FIA, потому что сейчас мы ничего не можем сделать. Нет никакого смысла тратить сейчас деньги на завершение машины, если нам откажут. Если же FIA даст нам зелёный свет, то все вернутся на рабочие места уже к концу недели.

— Вы сказали, что Питер вернулся в Англию. Он по-прежнему является частью USF1, по-прежнему ли он директор компании?
— Да. Ничего не изменилось. Мы изучили все варианты для того, чтобы выполнить своё обязательство и быть в Бахрейне. Одной из таких опций, очевидно, было партнёрство с "Кампосом", потому что у них есть шасси "Даллары", а наш болид появился бы позже. Но это не сработало. У нас обоих есть контракты с "Косуортом", у нас обоих были места в чемпионате, и у нас не было ничего, в чём нуждался бы "Кампос".

Мы также вели переговоры со "Штефаном", но не пришли к соглашению. Мы испробовали всё, но не получилось. Сейчас самое главное — не бегать вокруг, как стайка безголовых цыплят, пытаясь успеть к пятой гонке или что-то вроде того, и смотреться ещё хуже из-за отсутствия тестов. Нам надо перегруппироваться, сделать всё правильно и быть сильными в 2011 году.

— Пытаясь спасти команду, как я понимаю, вы приезжали на базу "Тойоты" и изучали их болиды?
Если FIA откажет нам, то команда закроется. К следующему году мы можем сделать действительно хорошую работу. Мы старались изо всех сил, чтобы успеть к этому сезону, но даже малейшую задержку отыграть практически невозможно.
— "Тойота" сделала серьёзные вложения в эту машину и не хотела останавливать работу. Но они на самом деле не знали, уволит ли "Тойота" сотрудников, и откуда появится машина на следующий год. Так что это было бы лишь краткосрочным решением. Кроме того, у нас было соглашение с "Косуортом", и у нас не было опций для разрыва контракта. Так что мы не могли ничего сделать, чтобы совершить сделку с "Тойотой".

— Две недели назад вы разговаривали с Джоном Хауэттом, о чём вы говорили?
— Мы просто изучали все опции для попадания в Бахрейн. Но для этого требовалось много денег, которых у нас не было. И я ещё не знаю, какую сделку с ними заключил Зоран Штефанович.

— Что вы скажете о словах Берни Экклстоуна, который считает, что история USF1 закончена? Вы общались с ним в последнее время?
— Нет. Мы общались с ним, когда пытались объединиться с "Кампосом". Берни всегда был великолепен, оказывал поддержку, и всегда пытался помочь. Я читаю подобные комментарии в прессе, но не знаю. Берни есть Берни!

— Что вы думаете о своих шансах на то, что FIA разрешит вам участвовать в сезоне-2011? Сколько процентов дадите?
— Я не думаю об этом с точки зрения процентов. Я хочу говорить больше с практической точки зрения — мы делали всё, что обещали, в отношении нашей заявки в FIA, пока произошло событие, которое было не в нашей власти, и мы не смогли завершить работу над машиной.

Мы сказали, что создадим базу, спроектируем и построим на ней болид, и мы является настоящей командой Формулы-1. Расписание было очень плотным, и мы преодолели несколько трудных ситуаций, но проблемы, возникшие в этом году, были непреодолимыми. К следующему году мы легко можем успеть. Мы уже далеко зашли и полностью способны на создание и постройку машины. Сейчас мы бы просто внесли изменения в машину под регламент 2011 года, так как нет смысла строить болид для сезона-2010. Мы бы начали работать над машиной 2011 года уже сейчас.

Если нам не позволят выйти на старт в 2011 году и закроют команду, то, вероятно, что FIA снова объявит тендер. Но я не знаю, кто ещё из команд-кандидатов добился того, что сделали мы.

Так что я не думаю о процентах. Я бы хотел дать на это 90 процентов! Америка — большой рынок, и мы уже показали, что у нас есть сила, сделав инвестиции в здание, людей и оборудование. Для нас не создаёт болид какая-то другая компания. Мы всегда планировали сами строить машину, даже до того, как появилась идея ввести ограничение бюджета или ресурсов.

— Если вам не предоставят гарантии того, что вы сможете принять участие в сезоне-2011, то есть ли у вас деньги для того, чтобы команда не закрылась и вы продержались до открытия нового тендера?
— Давайте скажем так: если FIA предоставит нам место в сезоне-2011, то у нас будут деньги. Чед вошёл в сделку год назад с бизнес-планом и идеей, у нас сейчас есть фабрика, сотрудники, оборудование и детали. Люди могут приехать сюда и увидеть, как мы сможем попасть на старт в 2011 году. Найти деньги будет гораздо легче.

Если же в ход пойдёт план С и нам придётся участвовать в тендере на общих основаниях… Если бы у нас была готовая машина, то было бы легче доказать, что нам по силам выйти на старт.

— У вас есть деньги ещё на год, чтобы ждать процесса отбора команд?
— Я даже не пытался ставить вопрос таким образом. Если нам дадут место в чемпионате 2011 года, то это не будет проблемой. Если нет, то для кого-то это будет подарок судьбы. Пока FIA не даст нам официальный отказ, мы не хотим думать о таком развитии событий.

— И Чед готов инвестировать деньги вплоть до 2011 года?
— Чед будет принимать участие. Конечно, не он один будет инвестировать. У нас есть и другие инвесторы, которые готовы вложить деньги. Но в интересах Чеда остаться с нами. Он будет частью команды, но он не будет платить за всё. Есть инвесторы, готовые прийти к нам.

— Вы освободили Хосе-Марию Лопеса от его обязательств?
— Да.

— Есть ли ещё какие-то гонщики, с которыми заключён контакт?
— Нет. Лопес был нашим главным и единственным гонщиком. Были и другие гонщики, с которыми мы вели переговоры, но мы не стали подписывать контракт с кем-либо, пока не узнаем свою дальнейшую судьбу.

—Это должно быть трудное время для вас…
— Я просто хочу поблагодарить всех за их поддержку, и я надеюсь, что мы сможем выйти на старт в следующем году. Вся ирония в том, что год назад мы и хотели начать сезон вместе со всеми в марте и провести его полностью. Мы были очень близки к этому, но не получилось. Однако успеть к следующему году будет очень легко.

—Как много людей в вашей зарплатной ведомости?
Сейчас самое главное — не бегать вокруг, как стайка безголовых цыплят, пытаясь успеть к пятой гонке или что-то вроде того, и смотреться ещё хуже из-за отсутствия тестов. Нам надо перегруппироваться, сделать всё правильно и быть сильными в 2011 году.
— У нас почти 90 человек, занятых на проектировании и производстве, но у многих из них временные контракты. После того, как они уходили, мы набирали людей в гоночную команду. Но когда у нас начались сложности, мы перестали набирать новичков и сообщили, что если наши сотрудники хотят перейти на другую работу, то мы не будем им препятствовать. Сейчас, вероятно, у нас 50-60 сотрудников. Если понадобится, они вернутся на рабочие места уже на следующей неделе.

— Какова теперь ситуация с Арагоном в Испании?
— Там есть здание, которое достроили всего месяц назад, и мы только собирались перевезти туда некоторое оборудование. В этом и была идея — мы хотели, чтобы у нас была фабрика здесь, а европейская база со всеми грузовиками и фурами там. Мы все намеревались успеть к Барейну.

— Так у вас уже есть грузовики?
— Да, мы купили два трейлера у "Брауна". Это старые тестовые трейлеры "Хонды". Они прошли всего 1500 миль, ведь они катались от Брэкли до Сильверстоуна и обратно. Мы подготовили эти грузовики. Так что с технической точки зрения мы хорошо подготовлены.

— Значит, ваше будущее зависит от решения FIA?
— Абсолютно.
Источник: Autosport
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →