Человек на все времена
Фото: Reuters
Текст: Михаил Соколов

Человек на все времена

Пятьдесят лет – много это или мало? Наверное, много – целых полвека. Или всё-таки мало? Тут уж с какой стороны посмотреть…
21 марта 2010, воскресенье. 21:00. Авто
Айртон Сенна да Силва успел в своей жизни сделать куда большее за куда меньший срок. Судьба отмерила великому бразильцу лишь тридцать четыре года. А сегодня, в воскресенье, 21 марта, ему бы исполнилось пятьдесят лет.

Айртон был тем человеком, который даже медленную машину заставлял ехать быстрее, чем она физически может.

У каждого поколения свои герои. Да и если взять статистические данные, у Михаэля Шумахера титулов куда больше: по сравнению с тремя чемпионскими коронами Сенны аж на четыре штуки. Да и все рекорды королевских автогонок немец переписал уже давно. Хотя большинство экспертов всё равно продолжают считать абсолютно лучшим гонщиком именно бразильского волшебника.

«Человек на все времена». Помню, в 1994 году именно так называлась последняя часть пятисерийного фильма о команде «Макларен», который целую неделю шёл по отечественному телевидению. Для влюблённого в автогонки молодого человека это было настоящим пиршеством духа. Особенно заключительный получасовой фильм, который был посвящён последней гонке Сенны за британскую команду. И его последней победе.

Наверное, точнее названия придумать и нельзя было. Айртон был тем человеком, который даже медленную машину заставлял ехать быстрее, чем она физически может. И это не оговорка или описка – гоночный автомобиль всегда был для него живым существом, с которым он временами бранился и который он всегда любил до исступления. Как и ощущение победы.

Для него не существовало иного места, кроме первого. Даже в те годы, когда он не обладал машиной, позволявшей бороться за победу, он всё равно вытягивал из неё абсолютный максимум. И даже чуть больше. Грань допустимого риска бразильский гонщик ощущал, но отнюдь не всегда прислушивался к голосу разума. Хотя предел своих сил знал достаточно чётко.

Для него не существовало иного места, кроме первого. Даже в те годы, когда он не обладал машиной, позволявшей бороться за победу, он всё равно вытягивал из неё абсолютный максимум. И даже чуть больше.

Уже в юном возрасте он умел феноменально оценивать свои возможности. «Однажды после тестов он заявил мне: „Я мог проехать на две десятых быстрее здесь и отыграть ещё три в этом повороте. Но я не стал этого делать, ведь сегодня только тесты. В квалификации же я проеду на пять десятых быстрее, — вспоминает Падди Пелен, механик Айртона по гонкам британской серии Формулы-1600. — И действительно, он проехал ровно на полсекунды быстрее. Удивительно, но он всегда точно знал, сколько он может ещё прибавить“.

При всей своей горячности и старании перепрыгнуть грань возможного, аварий в карьере Сенны было не так уж и много. Серьёзными, пожалуй, можно назвать лишь инциденты в мексиканском Гран-при 1991 года и свободной практике в Монако в 1993-м. При этом в Монте-Карло он всё равно умудрился выиграть, несмотря на травмы.

»Second is the first of losers". Эта фраза, сказанная шефом Айртона по «Макларену» Роном Деннисом, полностью отражала главный жизненный принцип его гонщика, принесшего британской команде три чемпионских титула за шесть лет. Второго места для него попросту не существовало.

Весна 1993 года, Донингтон, Гран-при Европы. Первый круг этой гонки стал для меня одним из самых ярких впечатлений от «Формулы-1». Стартовав с четвёртой позиции, Айртон вошёл в первый поворот пятым. Но к концу первого круга был уже на столь любимой своей позиции.

Михаэль Шумахер, Карл Вендлингер, Дэмон Хилл, Ален Прост. Именно этих четырёх гонщиков, трое из которых владеют титулом чемпиона мира, он заставил выглядеть полными дураками. На более слабой машине — по сравнению с «Уильямсом» и «Бенеттоном» «Макларен» проигрывал основательно – он смог последовательно опередить оппонентов и умчаться вперёд. Разумеется, на мокрой трассе.

Различных прозвищ у бразильца хватало. Однако, именно Волшебник и Человек Дождя были наиболее «общеупотребительными». Как и остались по сей день.

Михаэль Шумахер, Карл Вендлингер, Дэмон Хилл, Ален Прост. Именно этих четырёх гонщиков, трое из которых владеют титулом чемпиона мира, он заставил выглядеть полными дураками.

«Я никогда не забуду этот круг, он вывел всех остальных гонщиков из равновесия, всех просто деморализовал. Сенна выиграл гонку на этом первом круге. Я смотрел на него, проезжающего мимо нас, и думал: этого не может быть! Как он мог захватить лидерство?» — вспоминает эту гонку спортивный директор «Макларена» Джо Рамирес.

Оппоненты были разгромлены и раздавлены. Хилл отстал на минуту и двадцать три секунды, Прост – более чем на круг. А бразильский гонщик вписал ещё одну главу в книгу, посвящённую самому себе. Книгу о легенде автоспорта.

Три чемпионских титула. Конечно, это меньше, чем у «красного барона» Михаэля Шумахера, который этой весной снял запылившийся шлем с полки и вновь вышел на старт Больших призов. Но большего судьба Айртону добиться не позволила.

Осенью 1993 года в Австралии, в Аделаиде, Сенна выиграл свою последнюю гонку за «Макларен». И ушёл в «Уильямс» для того, чтобы побеждать вновь. Лучшего варианта для продолжения карьеры он не видел: лучший гонщик хотел оказаться за рулём лучшего автомобиля. Как – не важно: бразилец был готов выступать за команду из Гроува абсолютно бесплатно, лишь бы иметь шанс бороться за победы.

Не вышло: бело-синий болид, лишённый своего главного достоинства предыдущих лет – активной подвески, оказался излишне норовистым скакуном, которого Айртон «взнуздать» так и не смог. И погиб за рулём на скорости в 314 километров в час, в Имоле, в повороте Тамбурелло. Но ушёл он из жизни как раз на том месте, которое считал единственно возможным для себя. На первом, где мы его и помним по сей день.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к тому, что Хэмилтон оттормаживал Росберга?
Архив →