Шумахер: я не стыжусь результата в Бахрейне
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Шумахер: я не стыжусь результата в Бахрейне

Пилот "Мерседеса" Михаэль Шумахер перед Гран-при Австралии рассказал о сравнении с Нико Росбергом, проблемах Формулы-1 с обгонами и о том, почему он не вернётся в Ассоциацию пилотов Ф-1.
25 марта 2010, четверг. 16:40. Авто
— Михаэль, прошёл ли этап в Бахрейне так, как вы ожидали? Или вы были слегка расстроены тем, что ваш партнёр был впереди вас в каждой сессии, ведь это очень редко происходило по ходу вашей карьеры?
— Да, действительно, но ведь и трёхлетнюю паузу я тоже брал очень редко. В целом я вполне доволен тем, как всё складывалось, как шёл прогресс, как мы понимали, в чём мне нужно стать лучше и что нам надо сделать для развития болида. В принципе всё соответствовало нашим ожиданиям. Я не мечтал о том, что приеду в Бахрейн и надеру всем задницу. Но и мне никто её не надрал, так что всё нормально.

— У вас есть ощущение, что к этому уик-энду вы готовы по-другому?
— Скажу вам потом, я не знаю. Нужно сесть за руль и посмотреть.

Я хорошо стартовал и провёл чистую гонку без ошибок. Времена на круге были конкурентоспособными для стандартов нашей машины. Так что для меня это был хороший старт после перерыва.
— В Бахрейне у вас было ощущение, словно вы после каникул снова идёте в школу?
— В принципе, да. Это как игрушка, которую ты любил, потом она наскучила, но затем вы снова её полюбили.

— Думаете ли вы, что люди ждут от вас слишком многого?
— Если люди ждут, это хорошо. Я знаю, что люди серьёзно верят в меня, я горд этим фактом, но я не волшебник. Я просто человек. Я достаточно долго в спорте и знаю, какое внимание уделяется деталям, как важны правильные настройки. Вы не можете ожидать, что я поеду в полную силу с самого начала.

— Вы чувствуете, что машины сейчас едут намного медленнее?
— Я не знаю, какова реальная разница на круге, потому что первая гонка проходила на изменённом автодроме, однако есть чувство, что болиды слегка медленнее. Возможно, я просто лучше готов. Но вот есть ощущение, что для управления сейчас приходится прикладывать чуть меньше усилий.

— Это плохо?
— Это делает жизнь проще для тех, у кого прежде были проблемы, потому что они не могли прикладывать необходимые усилия. Но я не думаю, что для меня это имеет значение. Дело по-прежнему заключается в том, чтобы детально изучать машину и вникать в её устройство. Сейчас другие болиды, другие шины и другие правила, так что нужно всё это понять.

— Сколько гонок вы отводите себя на набор формы?
— Столько, сколько потребуется.

— Ники Лауда сказал, что ваши выступления нельзя оценивать до третьей гонки. Согласны?
— Я буду использовать столько времени, сколько по моим ощущениям мне будет нужно. Есть ли у Ники или кого-то другого свои подходы, это вопрос к ним.

— Что вам больше всего понравилось во время гонки в Бахрейне?
— В целом я был вполне доволен. Я хорошо стартовал и провёл чистую гонку без ошибок. Времена на круге были конкурентоспособными для стандартов нашей машины. Так что для меня это был хороший старт после перерыва.

— Вы получили удовольствие?
— Да. Оно немного меньше, чем ожидалось, потому что машины слегка медленнее, а их резкость не такая большая, как я привык. Вероятно, всё это отличается от того, что было в конце 2006 года. В первую очередь это связано с шинами, потому что в 2006-м наши шины были намного лучше, ведь была борьба между двумя производителями резины.

— У вас есть свой взгляд на новые правила?
— Основной вопрос в том, что нет обгонов. Но если мы обратимся в прошлое, то скажите мне, когда и где у нас было больше обгонов? В Формуле-1 всегда была подобная ситуация из-за стратегии. Раньше у вас было больше пространства для манёвра, теперь его меньше. Это было сделано, чтобы улучшить ситуацию и вернуться к временам, когда самые умные люди могли придумать, как сделать всё лучше. Иногда у них получалось лучше, иногда хуже. Но ситуация очень сложная. Мы не можем требовать от машин Ф-1 того же, чего от мотоциклов. Это невозможно.

— Как вы думаете, как далеко ваша команда будет здесь от "Ред Булл"?
— У нас есть определённое отставание, да.

Если мы обратимся в прошлое, то скажите мне, когда и где у нас было больше обгонов? В Формуле-1 всегда была подобная ситуация из-за стратегии.
— На прошлой неделе появились сообщения, что вы не планируете вновь вступать в GPDA. Не могли бы прояснить ситуацию?
— Да, это так: я не намерен. После всех лет, когда я был вовлечён в работу, ребята три года провели без меня, и я не думаю, что они во мне нуждаются. Я буду в Ф-1 ограниченное время, и я не думаю, что должен вновь вовлекаться в эту деятельность.

— Вы говорили о желании адаптировать машину к своему стилю пилотирования, о поведении передней части машины. Прежде мы никогда не слышали от вас этого. Это потому что "Феррари" знала, в каком направлении ей надо было двигаться?
— Я что-то говорил про передок машины?

— После Бахрейна вы говорили, что передние шины работали не на максимуме.
— Да, про передние шины говорил, но это не имеет отношения к машине. Шины у всех одинаковые, они ухудшают работу передка, но очевидно, что другие смогли лучше справиться с этой ситуацией, так что и нам надо лучше сделать свою работу.

— Ходили слухи, что вы не хотите вступать в GPDA, потому что не хотите платить вступительный взнос...
— Не знаю, откуда взялись эти слухи, но я полагаю, что у меня есть деньги, чтобы оплатить взнос.

— Какой результат в этом сезоне вы назовёте успешным?
— Почему вы хотите, чтобы я назвал что-то конкретное? Потом вы вспомните мои слова и скажете: "Ах, вы выступили намного хуже, чем говорили"? (Смеётся.)

— Ну а как вы хотели бы, чтобы вас оценивали?
— Думаю, вполне достаточно просто оценивать по результатам. Не думаю, что я должен задавать какие-то ориентиры.

— Вы здесь для получения удовольствия или потому что хотите что-то доказать?
— В основном я здесь для удовольствия. Но я не хочу быть последним. Я хочу побеждать, что естественно. Большое наслаждение получаешь тогда, когда ты успешен.

— Вы привязаны к Ф-1?
— Возможно, я слегка привязан к борьбе. Вот так правильно говорить.

— Как вы думаете, изменится ли положение команд по сравнению с Бахрейном?
— Абсолютно! Об этом я уже говорил прежде. Но не обязательно, что положение дел в Австралии затем сохранится в следующей гонке.

В основном я здесь для удовольствия. Но я не хочу быть последним. Я хочу побеждать, что естественно. Большое наслаждение получаешь тогда, когда ты успешен.
— Нико выглядит лучше, чем вы ожидали?
— Не думаю, что у меня были определённые ожидания. Не секрет, что он топ-пилот с большим потенциалом. Мы оба являемся ориентирами друг для друга. Он очень хорошо делает свою работу, он очень хороший партнёр по команде. Он концентрируется на очень похожих моментах, что весьма важно.

— Если бы ваша машина была лучше, вы бы избегали подобных вопросов?
— Нет, просто мне задавали бы другие вопросы. Думаю, мы с Нико показали максимально возможные результаты. Выступили на том уровне, который обеспечивала наша машина в настоящий момент. Мы делаем сложную работу, это Формула-1. Это серьёзный вызов, и мы здесь именно для борьбы.

— Вас огорчают разговоры вокруг, что Нико оказался впереди вас?
— Это нормально. Возможно, прежде это выглядело бы по-другому, но это было начало нового сезона, начало нового вызова для меня. Так что я спокоен. Он очень хороший и быстрый гонщик, так что не думаю, что должен стыдиться того, где я оказался в Бахрейне.
Источник: Autosport
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →