Леонов: прежде всего нужно понять мотоцикл
Фото: Vector Kiefer Racing
Текст: Сергей Беднарук

Леонов: прежде всего нужно понять мотоцикл

В перерыве между предсезонными тестами в Хересе единственный российский пилот MotoGP Владимир Леонов побывал в Москве, где встретился с корреспондентом "Чемпионат.ру" и ответил на вопросы.
26 марта 2010, пятница. 13:10. Авто
Напомним, что дебют Владимира Леонова в чемпионате мира состоялся в прошлом году – 22-летний россиянин выступал в классе 250 куб. см и смог заработать по итогам сезона девять очков. В 2010-м пилот команды Vector Kiefer Racing поедет в новой категории Moto2, которая приходит на смену "четвертушкам". О том, какие впечатления оставил дебютный сезон в MotoGP и как проходит подготовка к новому чемпионату,
Сейчас главное постараться быстро адаптироваться к новому мотоциклу, понять его и научиться правильно настраивать. Поэтому на тестах мы не гнались за быстрыми секундами – пусть болельщиков не смущают не слишком высокие результаты.
Владимир рассказал в эксклюзивном интервью нашему сайту…

— Владимир, первый вопрос о прошедшем сезоне – дебютном для вас в чемпионате мира MotoGP. Сейчас, оглядываясь назад, довольны ли тем, чего смогли достичь?
— В целом сезон оправдал мои ожидания. Хотя, честно признаться, я не думал, что будет настолько тяжело. Я готовился к трудностям, но не предполагал, что адаптация к 250-кубовому мотоциклу займёт такое количество времени и потребует столько сил. И полностью адаптироваться к нему до конца мне так и не удалось – для этого нужно либо иметь базу в виде выступлений в 125-кубовом классе, либо провести на этом мотоцикле несколько сезонов. А пересаживаться на 250-кубовоую машину с "шестисотки", как было в моём случае, очень тяжело.

— А в чём заключались основные трудности?
— Мотоцикл категории "250" совсем другой, у него другие повадки, он иначе себя ведёт. "Четвертушки" гораздо легче, и у них нет торможения двигателем, что было для меня очень непривычно – в поворотах скорость не падала! И ещё у этого мотоцикла очень жёсткое шасси – на нём либо ты едешь быстро, либо падаешь. Оно работает только на своих лимитах. И к этому рубежу мне так и не удалось добраться – кое-что начало получаться только к концу прошлого сезона, но всё равно этого было недостаточно.

— Тем не менее вам удалось по ходу сезона несколько раз финишировать в призовой группе. Довольны этим результатом?
— Конечно! Я рад, что мне удалось заработать несколько очков в первом же своём сезоне в чемпионате мира.

— Рассчитывали на это перед его началом?
— У меня не было цели достичь определённого результата. И в этом году также. Сейчас главное постараться быстро адаптироваться к новому мотоциклу, понять его и научиться правильно настраивать. Поэтому на тестах мы не гнались за быстрыми секундами – пусть болельщиков не смущают не слишком высокие результаты. Думаю, что и первые две-три гонки тоже будут посвящены именно изучению мотоцикла. Нужно понять, на что он способен и как добиться от него максимальных показателей.

— На прошедших тестах вы жаловались на сильную вибрацию – так называемый чаттеринг.
— Эти проблемы возникли во время первых же тестов этого мотоцикла. Причём чаттеринг наблюдается у абсолютно всех шасси Moto2. Просто у "Сутер" они наиболее сильно выражены. Полагаю, что в начале сезона впереди будут те команды, у которых меньше проблем с чаттерингом. А потом наверняка подтянутся и остальные, поскольку сейчас все команды напряжённо работают над решением этой проблемы.

— Причина чаттеринга в новом моторе Honda?
— Нет, проблема не в двигателе, а в самом мотоцикле. Чем, например, отличается Moto2 от стандартного мотоцикла? Прежде всего очень жёсткой рамой – похожие рамы используются и в MotoGP. Она предназначена только для быстрой езды. Но вывести мотоцикл на этот рубеж очень сложно. Возможно, проблема в том, что разрабатывались эти мотоциклы под другую резину – новые шины Dunlop для класса Moto2 появились позже. Многие в паддоке считают, что эти покрышки просто не подходят мотоциклам.

— У вашего партнёра по команде Штефана Брадля такие же проблемы?
— Да, хотя на его мотоцикле чаттеринг не такой сильный. Возможно, это связано с тем, что он легче меня – у нас почти 10 килограммов разницы в весе. Из-за этого центр масс мотоцикла и его баланс может несколько отличаться.

— Сравните 250-кубовый мотоцикл, на котором вы выступали в прошлом году, с Moto2.
— Сложно говорить о различиях, поскольку тот мотоцикл я до конца так и не изучил, а на этом из-за чаттеринга мне пока не удалось проехать на пределе возможного. Но могу сказать, что из-за разных моторов мотоциклы ведут себя совершенно по-разному, хотя сами шасси у них похожие. Плюс мотоцикл Moto2 гораздо тяжелее. Поэтому сейчас нужно правильно научиться на нём ехать, чтобы потом не перестраиваться по ходу сезона. И ближайшие тесты будут посвящены именно этому. Главное – решить проблему с чаттерингом.

— Прошлые тесты принесли какие-то плоды в этом плане?
— Мы пробовали разные настройки, смотрели, как изменяется поведение мотоцикла. Мы перелопатили огромное количество регулировок, но от чаттеринга избавиться так и не удалось. Тем не менее я считаю, что тесты мы провели продуктивно, многое сделали, я познакомился с моим новым гоночным инженером и наладил с ним контакт.
Опыт прошлого сезона будет очень полезен в этом году – я узнал новые трассы, привык к атмосфере паддока MotoGP. Теперь мне будет проще.
Мы собрали большой объём информации, проанализировали его, и на следующие тесты у нас уже есть определённый планы работы.

— Вы упомянули своего нового гоночного инженера – Петера Бома. Что можете о нём сказать?
— У него огромный опыт, и он очень открытый человек. Петер полностью сосредоточен на работе и нацелен на достижение поставленной цели. Его вклад в работу начал ощущаться с самого его прихода в нашу команду. Он сразу собрал всю имеющуюся информацию о шасси "Сутер", изучил её, чтобы понять, над чем нужно работать. Все в команде очень довольны им.

— Раньше вы выступали на 600-кубовых мотоциклах, но прошлый год провели в классе 250 "кубиков". Сложно ли было после этого вновь возвращаться на "шестисотки"?
— Действительно, это было трудно. За год я полностью забыл о навыках пилотажа 600-кубовым мотоциклом, поскольку в "четвертушках" всё совсем по-другому. Так или иначе, Moto2 серьёзно отличается от мотоциклов класса Supersport, на которых я выступал прежде. Это прототип, совсем другой мотоцикл. Хотя, ещё раз повторю, пока сложно проводить сравнения, поскольку из-за чаттеринга мне не удалось как следует изучить этот мотоцикл. В любом случае, опыт прошлого сезона будет очень полезен в этом году – я узнал новые трассы, привык к атмосфере паддока MotoGP. Теперь мне будет проще.

— Как складываются отношения с вашим партнёром по команде Штефаном Брадлем? В прошлом году вы выступали в разных классах, а теперь будете выступать в одной категории…
— Со Штефаном у нас очень хорошие, дружеские отношения. Мы постоянно общаемся, делимся информацией. Команда работает сообща.

— Как вы восприняли новость о приходе в Moto2 вашего бывшего партнёра по Vector Racing Владимира Иванова?
— Я порадовался за него! (Смеётся.)

— Во время тестов общались?
— Я зашёл в его боксы, поздоровался. Все гонщики общаются друг с другом в паддоке.

— Приход Иванова в Moto2 – это для вас дополнительный источник мотивации?
— Я не ставлю перед собой цель во что бы то ни стало опередить Иванова. Главный соперник всегда тот, мотоцикл которого стоит в боксах рядом с твоим. В первую очередь ты стремишься обогнать именного своего партнёра по команде, а уже потом – всех остальных.

— Кого считаете фаворитом сезона?
— Сложно ответить на этот вопрос. Есть немало сильных гонщиков – тот же Тони Элиас или Алекс де Анжелис… Думаю, за победы в гонках будут бороться по меньшей мере пилотов 10.

— На тестах многих удивили дебютанты чемпионата мира американец Кенни Нойес и колумбиец Йонни Эрнандес. В чём секрет их скорости?
— С обоими я знаком. Что касается Нойеса, то в его результатах нет ничего удивительного, ведь весь прошлый сезон он выступал в испанском чемпионате именно на мотоцикле Moto2. Поэтому с ним он знаком, наверное, лучше всех остальных пилотов. Эрнандеса я тоже знаю – он, кстати, как и я, пришёл в кольцевые гонки из мотокросса. Мы с ним зимой даже планировали вместе потренироваться на кроссовых мотоциклах, но, к сожалению, не получилось…

— Какие цели стоят перед вами в грядущем сезоне?
В первую очередь ты стремишься обогнать именного своего партнёра по команде, а уже потом – всех остальных.
— Я пока никаких конкретных целей не ставлю. Главное – научиться понимать мотоцикл. Думаю, первые два этапа превратятся для нас в своего рода боевые тесты. Ну а вообще команда хочет, чтобы оба её пилота – и я, и Брадль – завершили чемпионат в первой десятке.

— И последний вопрос: с чем связана смена номера, ведь в этом году вы будете выступать под № 21 вместо 56-го?
— Я недавно смотрел свои старые фотографии, среди которых нашёл снимок, на котором сижу за рулём своего первого мотоцикла, сделанного моим отцом. И на нём был именно такой номер. К тому же, мне просто нравится число 21 – азартные люди, думаю, меня поймут! Вот поэтому я и решил взять именно такой номер.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →