Косаченко: очки будем считать по осени
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Косаченко: очки будем считать по осени

Менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко в первой части интервью "Чемпионат.ру" подвела итоги дебютных гонок российского пилота "Рено" в Формуле-1. В целом позитив преобладает.
7 июня 2010, понедельник. 19:20. Авто
— Оксана, позади семь этапов. Какие впечатления?
— Во-первых, хочу отметить, что я как менеджер смотрю на гонки не как на развлечение и шоу, а как на бизнес. И Виталий чётко и профессионально работает, выполняет все задачи, которые команда ставит перед ним. Есть, конечно, моменты, которые хотелось бы улучшить, и я думаю, что сам Виталий знает об этом. Для нас обоих, наверное, было неожиданностью, как всё организовано в Формуле-1, как всё происходит. Много отличий от GP2, и я думаю, что мы оба были не совсем к этому готовы.

Виталий был прав: когда идёт "мокрая" квалификация, бессмысленно сбавлять скорость, тратить круги на прогрев шин или что-то ещё — нужно всё время ехать в полную силу!
Если учитывать, что Виталий фактически является единственным новичком Формулы-1, нагрузка на него ещё увеличивается. Сейчас многие говорят, что на данный момент он является лучшим новичком сезона. Но это довольно смешно звучит, если сравнивать его с Кобаяси или с Хюлькенбергом. У них до нынешнего сезона было на тестах три-пять тысяч тестовых километров, наката, а Виталий действительно впервые оказался за рулём болида Ф-1 только на нынешних зимних тестах. Процесс привыкания идёт.

Мы недавно были на базе команды в Энстоуне, несколько журналистов брали интервью у Эрика Буйе, и он сказал, что будет считать Петрова не новичком, а более-менее равным участником чемпионата мира в лучшем случае через два года. Пара лет даётся на то, чтобы Виталий как следует ассимилировался в Формуле-1, привык. Так что моя оценка в большей степени позитивная.

— Если бы до начала сезона сказали, что после семи гонок у Петрова будет один финиш в очках, обгон Шумахера, о котором все потом в России будут говорить, и один быстрейший круг гонки, вы были бы довольны?
— Ещё раз повторю, что со спортивной точки зрения я оцениваю всё более чем позитивно. Конечно, в итоге считаются только очки, но, думаю, об этом думать пока рано — очки по осени будем считать. Причём желательно по осени 2011 года.

— В начале сезона было несколько обидных, расстраивающих моментов. Был какой-то, который расстроил сильнее всего?
— Не знаю, что думает Виталий, могу сказать о себе. Для меня очень обидной была гонка в Австралии. Также очень обидной стала малайзийская квалификация. Пожалуй, этот момент задел меня сильнее всего! Виталий под дождём однозначно мог попасть в третью часть квалификации и там побороться за какие-то высокие места, но этого не произошло из-за небольшого недопонимания: кто сейчас тормозит, кто куда едет…

Виталий был прав: когда идёт "мокрая" квалификация, бессмысленно сбавлять скорость, тратить круги на прогрев шин или что-то ещё — нужно всё время ехать в полную силу! Но нужно время — чтобы понять, как работает инженер, как работает команда.
Я же вела работу по контракту с мая прошлого года. Эти семь с половиной месяцев, наверное, равны пяти годам моей жизни — всё это было настолько напряжённо и тяжело!
Сама команда постепенно понимает, как работает Виталий… Так что для меня самым главным разочарованием стала квалификация в Малайзии.

— Сам Виталий в одном из интервью сказал, что окончательно осознал, что попал в Формулу-1, выступает в ней, спустя две гонки. Когда у вас такое ощущение возникло?
— Я, наверное, раньше всё поняла в силу специфики своей работы. Гонщик просто управляет машиной и работает с инженерами, поэтому время Виталия фактически настало в начале февраля, когда он впервые сел за руль. Я же вела работу по контракту с мая прошлого года. Эти семь с половиной месяцев, наверное, равны пяти годам моей жизни — всё это было настолько напряжённо и тяжело! Поэтому когда я увидела этот контракт в Валенсии, когда всё уже было готово и обсуждались только какие-то мелкие нюансы, вот тогда я поняла: "Да, мы здесь!". А Виталик все равно до последнего не верил, говорил мне: "Ущипни меня. Это правда?" Он, вероятно, более эмоционально реагировал — понимал, что попадает в такой мир, в элиту. А для меня-то это была работа, надо было получить то, что, скажем прямо, удаётся немногим. В общем, для меня такой момент наступил в середине января.

— Есть какая-то гордость по поводу того, что, судя по всему, был сделан правильный выбор? Ставка сделана на команду, которая в итоге входит в топ-5 и прогрессирует чуть ли не быстрее всех в пелотоне?
— Не знаю, правильно ли назвать это гордостью… Я считаю это удовлетворением от правильно сделанной работы. Многие меня поймут, кто ставят перед собой какую-то цель. Обычно рассуждают: "Ну, наверное, если вот такую задачу выполню, это будет хорошо, а если продвинусь на шажок вперёд, это будет просто изумительно". И вот когда перепрыгиваешь свои собственные планы не просто благодаря стечению обстоятельств, а в сочетании с напряжённой работой, где-то интуицией, грамотному пиару возможностей пилота и, естественно, самим менеджментом… Вот тогда возникает чувство гордости за исключительно хорошо сделанную работу.

Я не прибедняюсь и не прошу меня пожалеть, но я не ожидала, сколько придётся сделать и сколько ещё надо сделать.
Но вместе с этим я понимаю: одновременно с чувством выполненного долга пришло и двойное чувство ответственности. Ехать – это ехать… Это верхушка айсберга, всё остальное спрятано под водой. Работа, которую выполняет Виталий, находится на поверхности, и он выполняет её чётко, хорошо, грамотно. А вот всё, что под водой — это невероятно сложно. Я не прибедняюсь и не прошу меня пожалеть, но я не ожидала, сколько придётся сделать и сколько ещё надо сделать. И очень многое сделать не удастся — я понимаю, сколько препятствий стоит на пути, сколько из них мы сможем преодолеть при максимальном напряжении сил, а сколько — нет.

И вот тут как раз наступает такое ощущение горечи и разочарования. Предлагается настолько хорошая идея, уникальная, особенно при появившейся сейчас страсти в России развивать здоровый образ жизни. Мы, конечно, рассчитывали на больший отклик, более позитивную и активную реакцию России… А у нас — с огромной благодарностью хочу сказать — вся реакция вылилась в колоссальное увеличение числа болельщиков. Это важно, это здорово. Но в целом мои ожидания большей реакции со стороны России не оправдались, это мой ужасный просчёт. Поэтому сейчас будем ждать, когда в дополнение к интересу со стороны болельщиков и СМИ появится интерес людей, которые могут финансово этот проект поддержать.

Вторую часть интервью с Оксаной Косаченко читайте на "Чемпионат.ру" во вторник.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →