Косаченко: наши фирмы в дверь не стучатся
Фото: Пётр Геллер, "Чемпионат.ру"
Текст: Евгений Кустов

Косаченко: наши фирмы в дверь не стучатся

Во второй части интервью менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко пожаловалась на низкое внимание со стороны спонсоров и не согласилась, что в высоком темпе "Рено" есть свои минусы.
8 июня 2010, вторник. 12:44. Авто
Первая часть интервью с Оксаной Косаченко

— Складывается ощущение, что приход Петрова подтолкнул спонсоров уделять автоспорту чуть больше внимания, но это выражается лишь в повышенном интересе к молодёжным сериям — до Петрова деньги так и не доходят...
Я тоже поначалу была нетерпеливой, думала: "Ох, вот сейчас как объявим о контракте, оборвут все телефоны". Ну, оборвали — оборвали советами: "Сходите туда, попробуйте там". В общем, учили. А вот о материальной поддержке речи не заходило...
— Ну, во-первых, надо понимать, что в тех сериях нужны совершенно другие деньги. А ведь на самом деле чем меньше публикаций, чем меньше трансляций гонок, тем фактически дороже обходится спонсорство! Стоимость контакта с аудиторией получается выше. Формула-1 — это вообще один из самых дешёвых способов донести свою рекламу, дешевле только чемпионат мира по футболу и Олимпийские игры. Но в Формуле-1 оперируют, скажем так, значимыми суммами, а потому компаниям, думаю, чуть сложнее принимать решения о более серьёзном финансировании.

Большинство компаний, которые уже есть в Формуле-1, не хотят оттуда уходить! Они понимают, что для них это выгодно, что это дешевле, чем, скажем, просто разместить рекламу на телевидении. В случае с Ф-1 они вкладываются чётко в свою целевую аудиторию. Это не телереклама, где не понятно, кто смотрит телевизор — может, какая-то бабушка увидит рекламу моторного масла. Если ты становишься спонсором Ф-1, то о тебе узнают именно те, кто должны.

Думаю, чужой опыт будет изучен. Действительно, интерес стал гораздо выше со стороны компаний. Чем больше времени мы проводим в Формуле-1, тем больше к нам обращаются западные компании, которые хотят поддержать Петрова — вот в Монреале у меня запланированы рабочие встречи. А вот российские фирмы в дверь не стучатся.

— Странно…
Помимо прочего Виталий подписал две кепки — в основном-то открытки и журналы были. И затем мы увидели, как одну из этих кепок продавали в ларьке за 300 евро.
— Ну, у нас в стране всё не так. Ведь мы рассчитываем всё по науке, а на деле получается по-другому. Телевизионная аудитория Ф-1 в России выросла на 332 процента. Ну что здесь говорить… Думаю, нам требуется время. Первопроходцам всегда сложнее. Это очень сложный процесс. Я тоже поначалу была нетерпеливой, думала: "Ох, вот сейчас как объявим о контракте, оборвут все телефоны". Ну, оборвали — оборвали советами: "Сходите туда, попробуйте там". В общем, учили. А вот о материальной поддержке речь не заходила.

— На этапах насколько стало больше российских болельщиков?
— В разы. Особенно это касается тех этапов, куда россиянам легче и дешевле выехать. Российские болельщики не самые богатые, а я напомню, что стоимость билетов на трибуны варьируется от 150 до 600 евро. Это очень дорого. Особенно если приехать и увидеть, как пилот, за которого ты приехал болеть, сходит с трассы. Поэтому, естественно, выбирают те этапы, где на чём-то другом можно сэкономить. Традиционно это Турция и Венгрия. Так вот, в Турции было столпотворение болельщиков. Наши целыми автобусами ездили из европейской части Стамбула на трассу. Просто гигантское количество! Было очень приятно их всех видеть.

Но, честно говоря, были и неприятные моменты. На каждом этапе проводятся специальные автограф-сессии, когда гонщики в отведённое время в специальном месте раздают автографы. Пробиться к Петрову на "Истанбул-парке" было очень тяжело! Какой-то части удалось это сделать, они что-то себе подписывали на память. И мы запомнили, что помимо прочего Виталий подписал две кепки — в основном-то открытки и журналы были. И затем мы увидели, как одну из этих кепок продавали в ларьке за 300 евро. То есть человек пришёл и просто сделал бизнес. Честно говоря, опускаются руки...

Поэтому для себя мы приняли решение, что больше никаких маек и кепок незнакомым людям не подписываем, извините. Если знаем, для кого, то подписываем, а подписать просто так, чтобы человек на чужом имени заработал... Причём копейки! Неприятный эпизод. Помню, Виталий, когда увидел фотографию этой кепки, спросил: "А кто им разрешил, кто дал право?". Такой вот наивный, честный молодой человек... Ну никто не давал права! И не знаю я, как ему объяснить. Отсюда и начинает какой-то скепсис возникать. Хотя, конечно, Виталий далеко не первый, кто попал в такую ситуацию.

— Какое-то общее впечатление о Виталии и о вас в паддоке уже сформировалось? Имидж какой-то?
— Если говорить о Виталии, то ему, конечно, в этом году пришлось зарабатывать себе авторитет — зарабатывать своим трудом. Нелегко ему было. Любят все говорить почему-то про обгон Шумахера — назовём этот эпизод так — и он сыграл немаловажную роль. Думаю, постепенно мы пообвыклись. К сожалению, очень негативное отношение к русским было долгое время в паддоке, так что приходилось не только себе авторитет зарабатывать, но и общее представление как-то менять. Было непросто, но, на мой взгляд, Виталий себе авторитет уже заработал.

Со мной попроще — я всё-таки какое-то время уже вращалась в этих кругах, меня более-менее знают.
Чем выше планка, тем лучше. Поэтому и не было "Хиспании", не было каких-то других команд — не хочется никого обижать. С самого начала мы поставили высокую планку и пытаемся ей соответствовать.
Но тоже были свои моменты — женщин не очень жалуют, честно говоря, в автомобильном спорте. Понадобилось определённое время, чтобы своими делами доказать, что женщины ничуть не хуже, а может быть, даже и лучше. Возможно, именно при управлении делами Виталия это даже какое-то преимущество давало.

— А что сильнее всего запомнилось в организации Формулы-1?
— Вот как раз сама организация! Дисциплина. Все живут по жёстко прописанным правилам, и это облегчает жизнь всем — пилотам, журналистам, менеджменту. Я в принципе люблю, когда всё по полочкам разложено, и потому мне просто в Формуле-1 — когда знаешь правила, всё очень легко. "Нельзя, а мы через заборчик перелезем" — вот такой логики там нет. Созданы все условия, чтобы заниматься нормальным бизнесом.

— Последний полушутливый вопрос: не слишком ли хорошо "Рено" выступает в этом году? Выше результаты команды — больше ожиданий от пилота, больше давление...
— Нет, не слишком. Чем выше планка, тем лучше. Поэтому и не было "Хиспании", не было каких-то других команд — не хочется никого обижать. С самого начала мы поставили высокую планку и пытаемся ей соответствовать. И пока Виталий ей соответствует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →