Петров: показал лучший круг со сломанной подвеской
Фото: Renault F1
Текст: Евгений Кустов

Петров: показал лучший круг со сломанной подвеской

Российский пилот "Рено" Виталий Петров вспомнил перипетии Гран-при Турции, рассказал о своей адаптации в Формуле-1 и отметил, что он на месте Феттеля тоже атаковал бы партнёра по команде.
11 июня 2010, пятница. 17:52. Авто
— Виталий, этап в Турции придал вам уверенности? Вы произвели впечатление и в квалификации, и в гонке...
— В принципе можно сказать, что Гран-при Турции был для нас лучшим.
Гран-при Турции был для нас лучшим. Большего я и не мог ожидать. Теперь всё должно идти так каждый раз. Гонка в Турции была почти совершенной — за исключением последних пяти-семи кругов.
Большего я и не мог ожидать. Теперь всё должно идти так каждый раз. Гонка в Турции была почти совершенной — за исключением последних пяти-семи кругов. Я был намного более уверен в машине. В Барселоне и Монте-Карло я разбивал свои новинки, но в Турции мог использовать все обновления. На этот раз всё прошло для нас очень хорошо.

— Насколько сильным был контакт между вами и Алонсо в Турции?
— Столкновение было серьёзным, моя подвеска была сломана. Быстрейший круг я показал с рулём, повёрнутым на 30 градусов по сравнению со стандартными положениями. Так что авария была серьёзной.

— Мог ли Алонсо оставить вам больше места?
— Да, он мог. Однако я думаю, он хотел получше подойти к пятому повороту, поэтому в конце он слегка сместился влево. Это и привело к инциденту. Если бы он остался в середине поворота, я всё равно не мог бы пройти его в пятом повороте. Но я не думаю, что всё это было сделано преднамеренно.

Столкновение было серьёзным, моя подвеска была сломана. Быстрейший круг я показал с рулём, повёрнутым на 30 градусов по сравнению со стандартными положениями.
— Насколько трудно будет повторить такой уровень выступлений на трассе, которую вы не знаете?
— На новых трассах всегда сложно. В Турции я довольно хорошо знал автодром, ведь я выступал и побеждал там в GP2, так что я знал в каждом повороте, где могу прибавить. Когда я приехал в Турцию, то уже перед первой практикой — не знаю почему — я знал, что могу быть быстрым, могу тормозить позднее и быстрее проходить повороты. Так что когда вы знаете трассу, это хорошо. Тут же будет по-другому, ведь трассу я не знаю. В Монреале важнее будет торможение и поведение машины на бордюрах.

— И тут нельзя допускать ошибки, совершённые в Барселоне и Монте-Карло...
— Это правда. В Турции были большие зоны безопасности, тут они не помогут.

— Когда знаешь, что нельзя ошибаться, это как-то давит психологически?
— Для меня это не имеет значения. В Монако я совершил глупую ошибку. В Барселоне виной всему стала вода. Я не видел её на бордюре, и она привела к развороту. Так что я не держу такие мысли в голове. И это хорошо.

— Вы чувствуете, как меняетесь от гонки к гонке? Вы провели в Ф-1 уже семь Гран-при...
— Постепенно я начал понимать, какой машиной мне нравится управлять. Например, в Турции я поблагодарил инженера, потому что он проделал фантастическую работу. Парни многое поменяли в машине. Возможно, это связано с обновлениями болида, но теперь моя машина управляется совсем по-другому.

Конечно, и я сам серьёзно изменил свой стиль пилотирования, чтобы попасть в топ-10. В Турции мы были в таком положении, что могли бороться с "Феррари" и "Мерседесом". Это было очень интересно. Однако у нас было недостаточно скорости на прямых, чтобы атаковать их.

— В каких аспектах вы поменяли свой стиль?
— Пришлось меняться во всём: в торможении на входе в повороте, в том, как лучше всего работать рулём... В Формуле-1 всё это очень важно, а GP2 всё было совсем по-другому. Здесь есть немало вещей, которые надо делать по-другому.

— Что вы думаете об автодроме имени Жиля Вильнёва?
Иногда у вас может быть всего один шанс, надо его использовать. Возможно, помимо прочего пилотам "Ред Булл" просто не повезло.
— Это трудная трасса, потому что стены тут очень близко. Нужно пытаться сохранять скорость и агрессивно атаковать бордюры. Благодаря этому можно отыграть немало времени. Также очень важно, чтобы машина была хороша на торможении. Мы поработаем над этим. Машиной должно быть легко управлять, чтобы ты мог атаковать и поздно тормозить. Скорость на бордюрах тут очень важна. В Канаде нет быстрых поворотов. Так что нужны мягкие настройки подвески, чтобы как бы облизывать бордюры.

Также тут важна скорость на прямых. К сожалению, у нас нет воздуховода. Такое устройство действительно серьёзно помогает — особенно на длинной прямой после шпильки. Но у нас воздуховода нет. Надо справляться без него.

— В "Ред Булл" сейчас серьёзные внутрикомандные проблемы. А в "Рено" есть какие-то правила борьбы? Какие-то чёткие инструкции?
— Нет. Всё равно это даёт немногое. Однако мы понимаем ситуацию. Такие вещи могут произойти с каждым. У нас проблем нет. Но посмотрим — в автоспорте никогда нельзя быть во всём уверенным.

— Если бы вы оказались в положении Феттеля, а Кубица ехал перед вами, вы бы стали его обгонять?
— Конечно. Почему нет? Иногда у вас может быть всего один шанс, надо его использовать. Возможно, помимо прочего пилотам "Ред Булл" просто не повезло.
Источник: Motorsport-Total.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →