Петров выступил на уровне Шумахера
Фото: Toro Rosso
Текст: Александр Стельмах

Петров выступил на уровне Шумахера

Гран-при Канады закончился неудачно для двух самых любимых пилотов России – Шумахера и Петрова. И в этой колонке мы, увы, не смогли удержаться от некоторой критики.
15 июня 2010, вторник. 16:35. Авто
Вы, разумеется, уже заметили, что на пьедестале Гран-при Канады оказались сплошь чемпионы мира – в последний раз такое случалось в 1991 году. В некотором смысле появление такого подиума – результат интересных битв последнего пятилетия. Так, в сезонах 2005-2009 годов у нас было четыре разных чемпиона, а в сезонах 2000-2004 только один. И вы его прекрасно знаете. Причём сегодня в пелотоне из пяти чемпионов "нулевых" годов присутствуют четыре – и только Кими Райкконен (по собственной инициативе) утюжит полотно спецучастков в таких гламурных локациях, как Мексика, Иордания и Турция.

Борьба с Кубицей – сама по себе – выглядела зрелищно, но Шуми принесла одни неприятности.
Но в отличие от трех чемпионов, которые поливали друг друга шампанским в Монреале, четвертый триумфатор – у которого титулов столько, сколько у Батона, Хэмилтона, Райкконена, Алонсо и Хаккинена вместе взятых – оказался вне очковой зоны. В интервью телеканалу RTL Михаэль Шумахер говорил обычные для пилота, неудачно проведшего гонку, вещи, но лицо его было перекошено от недовольства.

Примерно в это же время Мартин Брандл, партнер Шумахера по команде "Бенеттон" 1992 года, в прямом эфире "Би-Би-Си" назвал выступление немца "худшим в его карьере" и задался вопросом – а зачем нужно было вести себя на трассе с таким почти ослиным упрямством? За свои фривольные комментарии Брандл тут же получил сполна – некоторые болельщики сравнили количество его чемпионских титулов (ноль) и триумфов Шумахера (соответственно, семь) и вывели знакомый вердикт "сначала добейся сам".

Несмотря на недовольство фанатов Шумахера, право на критику Брандл имеет, поскольку — не считая Росберга – остался в истории как самый эффективный партнер Шумахера. В первых семи гонках сезона-92 у Мартина было пять сходов (три по техническим причинам), а за девять Гран-при после Канады (в той гонке Мартин Михаэля, кстати, обогнал) пилот и вовсе завоевал на 5 очков больше, чем Шумахер. В 1993-м – по тем временам неожиданно – Бриаторе с Брандлом контракт не продлил, согласившись на услуги Патрезе. С чем это было связано, не известно до сих пор, но, учитывая некоторые кадровые склонности, которые Бриаторе проявлял позже в своей карьере, вполне вероятно, что молодой суперталант, по мнению Флавио, не нуждался в особой конкуренции.

Провёл ли Шумахер худший Гран-при в своей карьере? Как это обычно бывает в Формуле-1, однозначного ответа нет. Точнее, он есть, но выбравший ту или иную сторону неминуемо получит в лоб ярлык "фоб" или "фан".
Немец не выглядит ветераном, который гоняется в свое удовольствие.
В обоих случаях общественность не будет ожидать объективного анализа. Гран-при Канады для немца не заладился с самого начала. Шуми проиграл в квалификации Росбергу, однако прекрасно стартовал и до стычки с Кубицей выглядел неплохо. В борьбе с поляком пилот повредил машину, был вынужден внепланово заехать в боксы, а затем какому-то гениальному стратегу в "Мерседесе" показалось неплохой идеей поставить Шуми более мягкие покрышки до конца гонки.

Стоило Шумахеру выступать менее агрессивно в случае с Кубицей? На страницах наших уютных колонок мы последовательно выступаем за жесткую борьбу. Формула-1 – не крикет: миллионы зрителей хотят видеть атаки, защитные маневры и изматывающую игру на нервах соперника. Поэтому критиковать Шумахера со столкновения с Массой и борьбу с Кубицей – бессмысленно. Михаэль в своей душе, прежде всего, гонщик и им он, судя по всему, остался даже в статусе второго по количеству проведенных Гран-при в истории Формулы-1 пилота. Но, начиная каждую атаку и каждый оборонный маневр, стоит осознавать риск. Шумахер имел все шансы финишировать в очках, как и Росберг — а то ещё и выше Нико, но в пылу борьбы он решил срезать и не уступил позицию Кубице, который, между прочим, находился на гоночной траектории. Риск был безрассудный – и Михаэль проиграл.

В целом, поведение Шумахера на трассе в Канаде не стало для болельщиков новым явлением: немец традиционно начинал вести себя сверхагрессивно в ситуации, когда чувствовал неминуемое поражение. Скорее всего, это стремление — составляющая того уникального таланта, который помог немцу стать самым титулованным пилотом в истории. Но в контексте его "второй карьеры" в Формуле-1 выступление в Канаде оставило немало вопросов. Точнее, вновь подняло на поверхность самый главный – зачем Шумахер возвращался?

Если предположить, что он сделал это удовольствия ради, для того, чтобы вспомнить былое и заняться любимым делом – то зачем так переживать после гонки? Во внешнем облике Михаэля – по свидетельству очевидцев – после гонки сквозила досада и разочарование. Можно предположить, что эмоционально пилот чувствовал себя далеко не самым лучшим образом.

Сам Шумахер подчёркивал, что для него выступление в "Мерседесе" – не проект одного года. Но тогда и вовсе непонятно, зачем было так упрямо рисковать в сражениях и, по большому счету, терять очки, если в 2010-м — по намёкам Шуми – от него никто ничего не ждет. Напротив, Шумахер в своем упорстве выглядел как новичок, контракт которого на следующую гонку решился бы по итогам Гран-при Канады.

Поэтому, главным рецептом безмятежного спокойствия для
Для Виталия Гран-при Канады стал одним из худших.
Шумахера стал бы совет не вести себя на трассе так, как будто его на самом деле заботит отставание в 40 очков от Росберга и авторитетное мнение "специалистов" о том, что семь титулов в Формуле-1 можно выиграть легко и непринуждённо.

И раз уж ваш покорный слуга уже явно рискует оказаться мишенью нападок в комментариях, можно ускорить эту терапию – покритиковать заодно и Виталия Петрова.

К большому сожалению, Формула-1 – не площадка для тренировок. Это не GP2, где, как Джорджо Пантано, начиная с азов, можно выступать огромное количество сезонов без боязни вылететь и достичь, наконец, культового статуса и заслуженного чемпионства серии. Виталий Петров гоняется на автомобиле, который позволяет Роберту Кубице сражаться с командой "Мерседес" и тем самым Михаэлем Шумахером. Российский гонщик – после грубой, невынужденной ошибки на старте — был вынужден бороться (безуспешно) с Хейкки Ковалайненом на "Лотусе". Между двумя партнерами по команде 67 очков разницы и безраздельное доминирование Кубицы в квалификации.

Менеджмент Петрова перед сезоном 2010 года сделал самую высокую ставку: заплатив кучу денег, Виталий оказался в команде "Рено". Увы, у этого достижения есть и побочный эффект – в жёлтом болиде отсидеться в спокойствии и прикрыться необходимостью набрать опыт получится куда хуже, чем в машине середняка.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →