Уэббер: а ведь мог улететь в какой-нибудь мост
Фото: Red Bull
Текст: Виталий Крысанов

Уэббер: а ведь мог улететь в какой-нибудь мост

Марк Уэббер, наглядно продемонстрировавший, что "Ред Булл" действительно окрыляет, после гонки рассказал о своей аварии и признался, что ему повезло отделаться парой синяков.
27 июня 2010, воскресенье. 22:37. Авто
— Как вы оказались участником этой жуткой с виду аварии?
— К сожалению, я стартовал не лучшим образом и потерял много позиций на первом круге, в первых двух шиканах. Мы решили рискнуть и попробовать отыграться за счёт смены гоночной стратегии – финишировать на подиуме, думаю, нам не удалось бы, но можно было бы побороться за неплохие очки. Но и на пит-стопе случилась заминка, и после возвращения на трассу я оказался позади Ковалайнена. Я достаточно быстро догнал Хейкки – на задней прямой он сместился влево, и я решил было, что он пропускает меня вперёд. Но неожиданно он сменил траекторию, явно защищая свою позицию.
На задней прямой Хейкки сместился влево, и я решил было, что он пропускает меня вперёд. Но неожиданно он сменил траекторию, явно защищая свою позицию. Я попробовал уйти влево, затем принял чуть правее – и в этот момент он затормозил.
Я попробовал уйти влево, затем принял чуть правее – и в этот момент он затормозил. Куда раньше, чем на предыдущем круге – метров на восемьдесят, думаю.

— Авария произошла на полной скорости?
— Да.

— В момент аварии вы использовали воздуховод?
— Да, но он не очень-то мне помог.

— Разница в скорости была не больше, чем, скажем, в вашей дуэли с Хэмилтоном?
— Я так не думаю.

— В момент контакта вы успели понять, что сейчас взлетите?
— Да, я сразу понял, что стал участником серьёзной аварии. Но я ничего не мог сделать – мне оставалось лишь наблюдать за происходящим. Мне повезло, что в том месте такая широкая зона безопасности, и здорово, что в качестве отбойника там используются старые добрые покрышки, а не новые барьеры TechPro. Как ни странно, они гасят скорость куда лучше – в Сингапуре в прошлом году удар был намного неприятнее. Самым большим сюрпризом было то, что болид может вот так просто взять и взлететь, если кто-то впереди затормозит чуть раньше.

— Получили ли вы какие-либо травмы в этой аварии?
— Пустяки, всего несколько синяков. К Сильверстоуну от них не останется и следа.

— Насколько жёстким было приземление?
— Не таким жёстким, как могло показаться – в этот момент машину сильно тащило вперёд, что помогло.

— Можно сказать, что вы отделались лёгким испугом?
— Да, мне повезло. Но меня беспокоит тот факт, что при такой аварии можно запросто «прилететь» в какой-нибудь пешеходный мост, пересекающий трассу – и тогда последствия могут быть куда печальнее. Высота полёта была вполне достаточной.

Мне повезло, что в том месте такая широкая зона безопасности, и здорово, что в качестве отбойника там используются старые добрые покрышки, а не новые барьеры TechPro – как ни странно, они гасят скорость куда лучше.

— Как вы думаете, почему вы взлетели?
— Я не знаю, что отправило меня в полёт – собственное переднее антикрыло или колесо «Лотуса». Думаю, моё антикрыло, подломившись, сменило функцию.

— Вы уже обсудили этот инцидент с Хейкки?
— Да. Он сказал, что защищал свою позицию.

— В 1999-м, в Ле-Мане, вы уже попадали в подобную аварию...
— Да, тогда мне тоже пришлось «полетать» – скорость была примерно такой же. С тех пор, по сути, ничего не изменилось.
Источник: Auto Motor und Sport Сообщить об ошибке
Всего голосов: 8
28 марта 2017, вторник
27 марта 2017, понедельник
26 марта 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Как вам ситуация с обгонами в Формуле-1?
Архив →