Зачем Шумахера позвали в боксы?
Фото: Mercedes GP
Текст: Евгений Кустов

Зачем Шумахера позвали в боксы?

Почему Михаэль Шумахер совершил свой странный пит-стоп под пейс-каром по ходу Гран-при Европы и на что надеялся "Мерседес"? Auto Motor und Sport детально разобрал, что же пошло не так...
1 июля 2010, четверг. 19:52. Авто
Случилась почти детективная история. Зачем Михаэль Шумахер на 11-м круге Гран-при Европы поехал в боксы для смены шин? Почему он не остался на трассе на жёстких покрышках, как Камуи Кобаяси, чтобы потом совершить единственный пит-стоп в конце гонки? В паддоке сошлись на том, что это была стратегическая ошибка.

Изучение всей гоночной статистики показывает, что отрыв Шумахера от Кобаяси увеличивался такими темпами, что у Михаэля действительно был хороший шанс.
Время на отсечках трассы и на круге, а также официальная GPS-навигация, кажется, подтверждают такую версию. Тогда вся критика должна быть направлена на стратегов команды. Глава "Мерседеса" Росс Браун полагает, что подобные обвинения несправедливы и незаслуженны. Браун объяснил, почему план "Мерседеса" мог и сработать.

"Да, возможно, речь шла бы и не о третьем месте, но очевидно, что результат мог быть лучше", — говорит Браун. Самая главная загвоздка в том, что положение Михаэля Шумахера и Камуи Кобаяси на трассе непосредственно перед заездом немца в боксы отображалось GPS не совсем верно — в задней части трассы навигация работала с перебоями. Более того, изучение всей гоночной статистики показывает, что отрыв Шумахера от Кобаяси увеличивался такими темпами, что у Михаэля действительно был хороший шанс.

Auto Motor und Sport располагает документами, которые использовали стратеги "Мерседеса". Во-первых, это информация об отрывах по итогам 10-го круга. Шумахер в этот момент был на 3,7 секунды впереди Кобаяси, чего, естественно, было крайне мало для совершения пит-стопа. Но затем происходит то, что остаётся не замеченным телекамерами. В конце первого сектора 11-го круга отрыв Шумахера вырос на 5,9 секунды. При пересечении второго сектора разрыв между "Мерседесом" и "Заубером" составлял уже 11,2 секунды. Позади Кобаяси в тот момент было уже 11 машин во главе с Дженсоном Баттоном и Витантонио Лиуцци в роли замыкающего. Но обгонять они не могли, ведь был режим машины безопасности.

Стратеги "Мерседеса" имели право на риск: пелотон ещё не собрался за машиной безопасности, а потом выезд с пит-лейна должен был быть открыт.
Естественно, возникает вопрос: почему Шумахер ехал в практически гоночном темпе, а Кобаяси был заметно медленнее? Просто японец думал, что он должен и дальше придерживаться скорости, предписанной в режиме пейс-кара — при ней время прохождения круга возрастает примерно на 20%. Однако таких ограничений уже не было, ведь он давно проехал выезд из боксов и в любом случае не планировал пит-стоп, так что правило к нему не относилось.

Итак, именно в этот момент родился план зазвать Шумахера в боксы. "Мы полагали, что разрыв будет расти и дальше", — говорит Браун. Следующая отсечка была в конце круга. Однако время Шумахера в этом месте отсутствует, потому что в этот момент его "Мерседес" как раз был в боксах. Так что в официальных документах просто написано "PIT".

Официальные данные GPS показывают, что разрыв между Шумахером и Кобаяси был намного меньше, чем 19 секунд, необходимые для возвращения из боксов впереди "Заубера". Росс Браун отмечает: "Официальная GPS-система отказывала на последнем секторе. Позиция Михаэля на экране GPS долго оставалась в 17-м повороте, а потом резко прыгнула в 25-й. Поэтому кто-то может решить, что Кобаяси был ближе, чем на самом деле".

В таких случаях "Мерседес" рассчитывает на свою собственную систему GPS, которая незамедлительно предоставляет верную информацию. На схеме "Мерседеса" видно, что Шумахер находился на въезде в боксы в тот момент, когда Кобаяси был между 18-м и 19-м поворотами. Так что стратеги "Мерседеса" имели право на риск: пелотон ещё не собрался за машиной безопасности, а потом выезд с пит-лейна должен был быть открыт.

Но "Мерседес" не мог знать, что "Заубер" заметил ошибку с Кобаяси после второго сектора и приказал ему ехать в полную силу. Поэтому на третьем секторе отрыв Шумахера перестал серьёзно увеличиваться. Система GPS “Мерседеса" говорит о том, что Льюис Хэмилтон на выходе из 25-го поворота опережал Кобаяси на 18,8 секунды. "Мерседес" ориентировался на это время, рассчитывая тактику. К линии "старт/финиш" гандикап уменьшился до 16,257 секунды, потому что Феттель и Хэмилтон замедлились за машиной безопасности, собиравшей пелотон.

Разрыв между пейс-каром с Феттелем и Хэмилтоном и остальным пелотоном даёт Брауну доказательства того, что красный сигнал светофора на выезде из боксов не должен был загораться. Должен был дальше гореть зелёный, позволяя Шумахеру вернуться на трассу. Браун цитирует соответствующий пункт правил: "Когда используется машина безопасности, на въезде и выезде с пит-лейн горит зелёный сигнал светофора. Это всегда так за исключением ситуации, когда пейс-кар и группа машин за ним проезжают выезд из боксов".

Однако к этому правилу есть и разъяснения: "Светофор переключается на красный, когда пейс-кар находится между первой и второй линиями". Это было именно так, потому что Бернд Майландер ждал на стартовой прямой лидеров. Браун признаёт, что тут есть определённая неясность: "Правила не говорят точно, идёт ли речь об одной или нескольких группах машин. По нашему мнению, разрыв между Хэмилтоном и Кобаяси был достаточно большим, чтобы дать Михаэлю выехать из боксов. Мы думали так ещё и потому, что светофор загорелся зелёным, когда Феттель и Хэмилтон проехали выезд из боксов".

Росс Браун своим анализом в первую очередь хочет доказать, что при выборе стратегии не было ошибок.
Телезапись показывает, что Норберт Хауг был излишне оптимистичен, когда говорил о возможности Шумахера финишировать на подиуме. Когда Шумахер выезжал от своих механиков, Кобаяси уже пересекал финишную черту на максимальной скорости.
"Мы исходили из того, что с пит-стопом на 11-м круге получим преимущество по сравнению с решением оставить Михаэля на трассе и зазвать в боксы незадолго до финиша гонки. Проблема нашей стратегии в ошибочных данных GPS”.

Однако телезапись также показывает, что Норберт Хауг был излишне оптимистичен, когда говорил о возможности Шумахера финишировать на подиуме. Когда Шумахер выезжал от своих механиков, Кобаяси уже пересекал финишную черту на максимальной скорости. Судя по данным FIA, в плотной группе позади него находились Дженсон Баттон, Рубенс Баррикелло, Роберт Кубица, Себастьян Буэми, Нико Хюлькенберг, Фернандо Алонсо, Педро де ла Роса, Виталий Петров, Нико Росберг и Витантонио Лиуцци.

Шумахеру нужно было проехать до выезда с пит-лейн ещё как минимум 50 метров на скорости 60 км/ч, только затем он мог газовать. "Где бы он именно оказался, можно спорить", — говорит Браун. По мнению Росса, вполне возможно было стать пятым или шестым. Однако такой выезд Шумахера мог бы привезти к очередной порции споров: пилоты позади него могли бы жаловаться, что немец обогнал их, что запрещено при пейс-каре.

Поэтому FIA и использует красный сигнал светофора, чтобы избежать подобных ситуаций при присутствии машины безопасности. Росс Браун рассказал следующее: "7 июля главы команд обсудят все эти вопросы перед Сильверстоуном. Остаётся слишком много открытых вопросов, в которых есть разные варианты". Однако болельщики могут сказать, что Формула-1 и должна быть такой сложной...
Источник: Auto Motor und Sport Сообщить об ошибке
Всего голосов: 11
26 февраля 2017, воскресенье
25 февраля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Как вам внешний вид машин Формулы-1 2017 года?
Архив →