Хорнер: я не мог поделить антикрыло пополам
Фото: Red Bull
Текст: Евгений Кустов

Хорнер: я не мог поделить антикрыло пополам

Глава "Ред Булл" Кристиан Хорнер максимально подробно прокомментировал напряжённую ситуацию в команде, заверив, что Марк Уэббер не второй пилот и что такое соперничество даже идёт на пользу.
12 июля 2010, понедельник. 02:45. Авто
— Кристиан, вы хотите, чтобы Марк остался в команде в следующем году?
— Глупый вопрос (смеётся). Мы подписали контракт только месяц назад, так что я могу сказать, что он точно будет с нами в следующем году.

— Но он говорит, что не подписал бы контракт, если бы знал, что будет номером два...
— Он не номер два. Речь шла о решении по поводу всего одной детали машины по ходу этого уик-энда. Полагаю, такое бывает во всех машинах. Просто в этот раз историю слишком раздули.

Уэббер не номер два. Речь шла о решении по поводу всего одной детали машины по ходу этого уик-энда. Полагаю, такое бывает во всех машинах. Просто в этот раз историю слишком раздули.
— Историю раздувает пресса, но начата она вами...
— Я не сказал, что историю сочинила пресса, но иногда приходится принимать сложные решения. У нас была новинка всего в одном экземпляре. И самым правильным способом решить, на какую машину она будет установлена, было обращение к чемпионату. На следующей гонке всё будет точно так же, хотя я надеюсь, что такая ситуация с новинками больше не повторится.

— Новинка сломалась на машине Себастьяна, и было бы логично всё оставить как есть. Именно это беспокоит людей...
— Это нелогично, потому что носовые части не приписаны к какой-то конкретной машине. Да, новинка сломалась на машине Себастьяна. Если бы он её сам сломал, то это было бы одно дело, но она сломалась сама, и мне пришлось принять решение. И сегодня я принял бы такое же решение.

— То есть вы не жалеете о том решении?
— Нет. Мы команда, и мы делаем всё, чтобы каждую неделю у нас была самая быстрая машина. Иногда надо принимать решения. Вчера мы оказались в ситуации, которой не хотели — было только одно антикрыло, которое мы очень хотели использовать. Ясно, что когда одна часть боксов получает антикрыло, вторая этим недовольна.

Мне нужно быть логичным. А потому позиция останется такой же и на следующей гонке. Решение принималось за очень короткий промежуток времени, оно было сделано, наверно, за 25 минут до начала квалификации. Эдриан хотел использовать его, чтобы получить опыт на будущее. Так что я принял решение, исходя из озвученного критерия. Этим критерием было положение в чемпионате. Я всё ещё думаю, что это правильный подход и что мы научились чему-то как команда.

Это самое важное: мы команда, и сегодня мы как команда выиграли Гран-при Великобритании. Марк провёл великолепную гонку. Он лучше стартовал, и я более чем доволен тем, как пилоты вели себя в первом повороте. Нужно только посмотреть повтор того, как Льюис повредил заднее колесо Себастьяна, но самое важное, что наша команда выиграла этап.

— Как вы считаете, именно ситуация с антикрылом сделала такой острой сегодняшнюю борьбу в первом повороте?
— Марк — отличный борец. Конечно, перед гонкой он был разгорячён. Вы могли видеть, как близко они были, а потому очень обидно, что уже после старта пилотов разделяла половина круга. Полагаю, сегодня наши пилоты могли показать отличную гонку.

— Получается, в будущем выгоду из подобной ситуации получит уже Марк?
— Самое главное, что оба пилота работают на команду. Нет кого-то одного. Марк — пилот команды, в своё время он боролся с нами за 10-11 места, так что он знает, как упорно работала команда для того, чтобы выйти вперёд и побеждать.

Не думаю, что кого-то из наших пилотов надо мотивировать. Если у вас есть два гонщика, борющихся за титул, трения, конечно, возникают. Мы не скрываем этого факта, но я уже сказал: в этот уик-энд пришлось принять сложное решение, и если такая ситуация вновь возникнет в будущем, то решение будет приниматься, исходя из тех же критериев.

— Сегодня ваш пилот выступал с ощущением, что он номер два в команде. Он впервые сказал об этом. Как вы хотите изменить такую ситуацию?
Марк Уэббер проводит в команде четвёртый сезон. Он знает, с какой страстью и нацеленностью работает наша независимая команда, вкладываясь в обе машины, чтобы они обе были впереди. Марк знает это лучше всех, он важный член команды. Так было всегда и так есть сейчас. Но и другие члены команды тоже важны. Если возникают какие-то трения, мы с этим боремся, но он как опытный спортсмен знает, что иногда приходится принимать сложные решения.

— Но он полагает, что Себастьяну отдаётся предпочтение, поэтому он и даёт комментарии по радио насчёт второго номера. Это ведь нездоровая ситуация, разве нет?
— Сегодня самое главное, что он выиграл Гран-при Великобритании. И я более чем доволен его выступлением.

Решение принималось за очень короткий промежуток времени, оно было сделано, наверно, за 25 минут до начала квалификации. Эдриан хотел использовать его, чтобы получить опыт на будущее.
— Марк сам назвал себя вторым пилотом. Вы не опасаетесь, что это может только подлить масла в огонь?
— Ясно, что пилот всегда хочет опережать партнёра по команде, потому что он знает, что делает его напарник. Это важно. Любой пилот солжёт, если скажет, что он не хочет победить напарника. У нас два гонщика борются за чемпионский титул. Если мы сконцентрируем усилия на ком-то одном, а не на команде, то мы как команда просто не будем развиваться.

— И Марк как раз говорит, что он номер два. Вы довольны такими высказываниями?
— Это был такой фривольный комментарий. Он только что выиграл Гран-при. Я понимаю, что он так говорил не со зла. Очевидно, что он был раздражён вчерашним решением. Он предпочёл бы, чтобы антикрыло оставили ему, но я не мог разделить новинку пополам.

— Что может сделать Марка первым пилотом "Ред Булл"?
— Вопрос не в том, чтобы быть первым номером. Но если вновь возникнет ситуация, когда в наличии будет лишь одна новинка, то я буду исходить из тех же критериев, что и прежде.

— Наступит ли момент, когда кто-то из пилотов станет первым номером?
— Когда-то может наступить момент, когда у одного из гонщиков не останется реальных шансов на титул. Тогда будет логично распределить роли — иное решение будет глупым. Оба пилота — командные игроки, и пока очень рано говорить о том, что кто-то будет номером два. Мы ничего такого не определяли. Всё, что произошло вчера, касалось лишь одного компонента машины.

— Марк сказал, что он не подписал бы новый контракт при таких обстоятельствах. Очевидно, он чувствует себя номером два. Как вы хотите избавить его от этого чувства?
— Марк не подписывал контракта как номер два. Он точно знает, что команда хочет соблюдать баланс при подходе к пилотам. Он знает, как серьёзно команда его поддерживает. У меня нет сомнений, что он извлечёт опыт из этой ситуации и всё обдумает. Очевидно, он как спортсмен должен понять, что иногда принимаются сложные решения.

— Это правда, что британцы в вашей команде больше симпатизируют Марку, а австрийцы — Себастьяну?
— Вовсе нет. Мы как команда дружнее, чем прежде. Посмотрите, например, как проходят пит-стопы. Сила команды в том, что две бригады работают как единое целое. Поэтому мы можем бороться с такими титанами, как "Макларен" и "Феррари".

— У вас нет опасений потерять Марка в свете последних событий?
— У Марка контракт с нами. Мы дали ему машину, с которой он способен ехать впереди, выигрывать Гран-при и бороться за чемпионство. Я очень сильно сомневаюсь, что он куда-то уйдёт. Марк — командный игрок. Я могу понять, что его переполняли эмоции после такой напряжённой борьбы, но суть в том, что он выиграл Гран-при Великобритании, не сделав ошибок и стартовав лучше, чем коллега по команде. Сегодня это было определяющим.

Любой пилот солжёт, если скажет, что он не хочет победить напарника. У нас два гонщика борются за чемпионский титул. Если мы сконцентрируем усилия на ком-то одном, а не на команде, то мы как команда просто не будем развиваться.
— Вы обсуждали вчерашнее решение с Хельмутом Марко?
— Нет. Решение принимали мы с Эдрианом Ньюи. Эдриан очень хотел использовать этот компонент. Мы оба решили, на какую машину его поставить. Мы думали насчёт того, какой критерий был бы самым справедливым. И мы решили, что это будут положение в чемпионате и результаты третьей практики. На этой основе и было принято решение.

— Соперничество внутри команды, возможно, даже полезно для хороших результатов. Но считаете ли вы, что можете держать его под контролем?
— Я верю в это. Очевидно, что два пилота соперничают, они серьёзно давят друг на друга. Хотя мне и приходится так много с вами разговаривать, в целом это даже позитивная ситуация для команды, когда два гонщика так наседают друг на друга.

— Марк по радио указал, кого хочет видеть на подиуме. Вам понравилось такое его поведение?
— Не Марк решает, кто пойдёт на подиум. Это решение команды. Питер Продрому — наш глава отдела аэродинамики, и в этом году он делает отличную работу. Поэтому я решил послать его на подиум. Уверен, Марк был рад видеть его там.
Источник: Motorsport-Total.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →