Булье: я должен думать о будущем
Фото: Renault F1
Текст: Евгений Кустов

Булье: я должен думать о будущем

В обширном интервью Motorsport-Total глава "Рено" Эрик Булье поразмышлял о финансах, будущем Виталия Петрова, проблемах "Рено"-2009 и взаимодействии автоконцерна с компанией Genii.
6 августа 2010, пятница. 11:31. Авто

— Какова общая ситуация в «Рено»? Всё ли есть для будущей борьбы за чемпионский титул?
— Ситуация очень проста. Бюджет на 2010 и 2011 годы у нас есть. С января этого года Genii и «Рено» являются партнёрами. За эти шесть месяцев мы обновили и реструктуризовали команду, нашли новых спонсоров, разработан новый финансовый план. Всё абсолютно новое, за исключением работников и базы.

Сперва мы должны установить цели, которые команда способна решить. На бумаге мы знали, что команда способна выигрывать чемпионаты. Но прошлый год она завершила на восьмом месте. Это лучший и худший результаты.

Основываясь на результатах этого сезона, мы будем рады, если победим «Мерседес». Мы хотим усилить развитие болида 2011 года, но вместе с тем мы хотим продолжать доработку и новинок для нынешней машины вроде воздуховода. Поэтому я и наши владельцы попросили заранее предоставить нам платёж за телевизионные права. Мы спросили у Берни, можно ли получить эти деньги. Они могли бы помочь нам спокойно пережить лето, поскольку следующие перечисления от спонсоров запланированы на сентябрь. Вот и всё.

— Каковы долгосрочные задачи?

— Сперва мы должны установить цели, которые команда способна решить. На бумаге мы знали, что команда способна выигрывать чемпионаты. Но прошлый год она завершила на восьмом месте. Это лучший и худший результаты. Нам нужно было понять, что пошло не так. Мы начали понимать те аспекты, благодаря которым команду вновь можно поднять хотя бы в первую четвёрку, что мы сейчас и делаем. Моя работа — думать о будущем, о последующих сезонах. Это включает в себя реструктуризацию и новое повышение уровня команды. Затрагиваются техническая сторона, все ресурсы и бюджет.

— Какие сильные стороны команды вы обнаружили при анализе?

— Главные сильные стороны — опыт, посвящённость цели и командный дух среди работников — и в Англии, и во Франции. Эти три элемента очень важны, потому что с их помощью вы можете получать от людей максимум.

— А в чём были слабости?

— Думаю, был недостаток управления, недостаток инструкций от топ-менеджеров, недостаток чётких задач. Трудно говорить, ведь я не хочу никого критиковать. Но ситуация с Фернандо Алонсо была неидеальной. Он вернулся в «Рено» из «Макларена», а затем подписал контракт с «Феррари». Это был ключевой момент.

Существует цепочка, и в её конце — пилот. Когда пилот не давит на команду, потому что знает, что покинет её, то, на мой взгляд, это самое главное. Роберт принёс в команду свежесть и мотивацию. Плохие результаты демотивировали команду, потому что все были посвящены цели, а отсутствие результатов сказывалось на настрое. Менеджмент не направлял команду, команда была сама по себе. Вдобавок был высокомерный пилот, с которым было сложно работать, и он не давил на команду так, как надо. Очевидно, два этих компонента были основными проблемами.

— Как на всё повлиял скандал с Сингапуром?

— Действительно, он повлиял отрицательно. В скандал был вовлечён один из главных людей команды Пэт Симондс. Думаю, это повлияло на работников даже сильнее, чем участие Флавио Бриаторе.

— Какие ингредиенты вам нужно собрать воедино, чтобы добиться успеха?

— Место Роберта в кокпите уже гарантировано. Вторая вакансия пока свободна. Виталий Петров начинает хорошо делать свою работу. Дальнейшее развитие сезона покажет, посчитаем ли мы, что этого достаточно (разговор проходил между квалификацией и гонкой Гран-при Венгрии. — Прим. «Чемпионат.ру»). Очень важно, чтобы вторая машина на каждом этапе попадала в очки.

Если честно, мне нужен гонщик, который бросил бы вызов Роберту — как в «Ред Булл», где у Себастьяна Феттеля и Марка Уэббера одинаковая скорость. Это был бы наилучший вариант для развития команды. И я должен прояснить, что не ставлю бизнес выше спорта.

Я хочу иметь двух пилотов, которые полностью привержены команде. Я никогда не попрошу пилота о чём-либо. Если он принесёт деньги, то это хорошо, но если гонщик выступает за команду потому, что хочет победить, то это всё меняет. С моей точки зрения, это было самым слабым местом команды в прошлом году.

— Вы согласны, что сейчас у «Рено» один сильный и один слабый пилот?

— Нет! Просто второй пилот адаптируется. И это многое меняет. Нам нужно иметь двух сильных гонщиков, делать всё для успеха команды.

— Но ведь есть и свои плюсы, когда есть явный первый номер: второй не будет отбирать у него очки. Вы согласны?

— Нет, я так не думаю. При таком сценарии, например, возникают проблемы с развитием, потому что вы можете полагаться на данные только с одной машины. Нужна хорошая машина. Пилоты — эгоисты, они думают только о себе, а не о команде. Моя работа — обеспечить, чтобы всё работало на благо команды.

— В квалификации в Венгрии Виталий впереди опередил Роберта. Как Роберт воспринял это? Ведь он очень амбициозен…

— В Q3 мы допустили небольшую ошибку, потому что мы думали, что шины будут достаточно хороши для двух кругов, но это оказалось не так. Иногда такое случается, это гонки. В любом случае Виталий хорош, потому что он близок к Роберту. Он делает хорошую работу, потому что всё больше сокращает отставание.

— Какие угрозы существуют будущему «Рено»? Может ли уйти «Рено», может ли прекратить своё участие Genii?

— Я не могу ничего гарантировать. Вдруг завтра паддок захватят террористы? Всякое может быть. Однако никаких конкретных угроз нет. Если «Рено» или Genii захотят уйти, то команда может быть продана. Но говорить о чём-то таком бессмысленно, потому что у нас долгосрочные планы.

Существует цепочка, и в её конце — пилот. Когда пилот не давит на команду, потому что знает, что покинет её, то, на мой взгляд, это самое главное. Роберт принёс в команду свежесть и мотивацию.

— Партнёрство между Genii и «Рено» рассчитано до 2012 года. А потом какие есть варианты?

— Компания принадлежит Genii и «Рено». Так может быть и дальше — если стороны этого захотят. А может и не быть, если кто-то захочет уйти. Такой сценарий верен для любой компании мира.

— Но возможен вариант, при котором «Рено» больше не будет поставлять моторы, но будет как-то по-другому поддерживать Genii? Есть такая вероятность?

— Не знаю. Всё возможно. У «Рено» есть чёткий интерес к тому, чтобы быть поставщиком мотороd и иметь одну команду, либо владеть её частью. Команда даёт имиджу компании больше, чем просто мотор.

— То есть «Рено» по-прежнему за участие в Формуле-1?

— Да, очевидно, «Рено» хочет быть в Ф-1.

— Но большая часть команды принадлежит Genii?

— Да — то, что касается Энстона.

— Genii владеет двумя третями команды?

— Я не могу раскрывать такую информацию.

— Можно ли это сравнить с тем, что было в «Макларене» до этого года? «Мерседес» был партнёром, и ему принадлежало моторное подразделение.

— Нет, это не совсем похоже. С одной стороны, да — ведь «Мерседес» давал моторы. Но в то же время всё по-другому. Наша команда называется «Рено», а не Genii-Renault. Мы несём цвета «Рено», а в «Макларене» были цвета «Макларена».

— Кому напрямую подчиняется, скажем, глава моторного подразделения Роб Уайт?

— Жану-Франсуа Кобе и Бернарду Рею.

— Но вы можете как-то влиять на моторное подразделение?

— Оно не находится под нашим контролем. Genii не владеет фабрикой во Франции. Но логично, что у нас есть общие интересы. Они знают нашу стратегию, а мы — их.

— Моторы «Рено» регулярно занимают первый ряд стартового поля с «Ред Булл». Но Роб Уайт говорит, что двигателям недостаёт мощности на фоне конкурентов…

— Да, мы так считаем, потому что у нас есть данные, доказывающие это. Согласно нашим данным, разница есть.

— Как вы можете это подсчитать? Идёт ли речь о пяти процентах, о десяти?

— О меньшей разнице.

— Если мощность мотора составляет 700 л/с, то при разнице в 5 % речь идёт о 35 силах…

— Она меньше.

— Вы можете огласить точные данные?

— Мы их не знаем. Анализ не даёт нам точных данных, и не ясно, насколько «Мерседес» впереди. Мы знаем, чем располагаем мы, и, с помощью симуляций, мы можем сказать, что разница есть. Мы знаем данные и знаем, что разница составляет менее пяти процентов.

— С 2013 года будут новые правила касательно моторов. Как вы можете на них повлиять?

— Так, как это могут делать команды. Кроме того, у нас есть клиенты.

Виталий хорош, потому что он близок к Роберту. Он делает хорошую работу, потому что всё больше сокращает отставание.

— Есть ли у мотора «Рено» преимущество в мобильности и экономичности? «Ред Булл» очень силён, и вряд ли это достигается только за счёт машины.

— Если наш мотор менее мощен, то, вероятно, он и расходует меньше топлива. Но это не даёт слишком много. Разница есть, но не слишком большая — такая же, как в случае с мощностью. К счастью, у нашего мотора есть свои преимущества.

— Будущее Формулы-1 зависит от нового Договора согласия, который должен быть подписан к 2013 году. Ведутся ли обсуждения по данному поводу?

— Об этом говорить ещё слишком рано. Мы едва начали думать об этом.

Источник: Motorsport-Total.com Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 9
23 июня 2017, пятница
22 июня 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Какое событие вам интереснее?
Архив →