Мове: каждый шаг в настройках отбрасывал назад
Фото: World series by Renault
Текст: Евгений Кустов

Мове: каждый шаг в настройках отбрасывал назад

Российский пилот Мировой серии "Рено" Даниил Мове объяснил нерадостные результаты первой половины чемпионата, рассказал о проблемах с инженером и пообещал добиться прогресса.
17 августа 2010, вторник. 17:00. Авто
Перед летним перерывом в WSR Даниил Мове расположился в общем зачёте серии на скромной 21-й позиции с семью очками — безусловно, это не тот результат, которого сам от себя ждал один из самых опытных гонщиков чемпионата. В чём причина неожиданных проблем россиянина в молодёжной команде "Лотуса"? Об этом пилот подробно рассказал в интервью "Чемпионат.ру".

— Даниил, можете подвести итоги не слишком радостной для вас первой части сезона?
— Очевидно, что результаты ожидались совершенно другие. Планы были самые высокие, мы были уверены, что даже при худшем варианте развития событий будем в лидирующей группе, а вообще планировали бороться за победу в чемпионате. Но когда пошли предсезонные тесты, пришло понимание, что не всё у нас идёт хорошо. Я предпринял некоторые шаги, которые помогли нам немного продвинуться вперёд, но и этого было недостаточно. К сожалению, к середине сезона можно констатировать, что результат не соответствует ожиданиям.

Планы были самые высокие, мы были уверены, что даже при худшем варианте развития событий будем в лидирующей группе, а вообще планировали бороться за победу в чемпионате.
На последнем этапе мы поменяли инженера, но это уже крик надежды: не бывает так в автоспорте, что просто придёшь с другим инженером и сразу поедешь быстро. Всё равно нужно срабатываться. Нужны те тесты, которые были перед сезоном. А сейчас их нет. Теперь мы пытаемся принять какое-то глобальное решение, которое пока в стадии проработки. Честно говоря, пока не могу поделиться идеями, ситуация достаточно сложная.

Но больше всего меня вдохновляет и радует, что поддерживающая меня компания Marussia настроена очень серьёзно, верит в меня, говорит, что ни в коем случае не откажется от меня. Так что я продолжаю работать и расти как пилот. При этом не важно, на каких позициях ты едешь, что тебе позволяет машина — всё равно ты растёшь. И цель в том, что как только у меня появится конкурентоспособный болид и возможность бороться, я её обязательно использовал - так, как это было в конце прошлого сезона.

Думаю, и в этом году у нас ещё будет какой-то прогресс, хотя очевидно, что сезон потерян с точки зрения результата. Но с точки зрения моего развития как пилота это полезный опыт.

— А что заставило уже на тестах задуматься о том, что всё может быть не так хорошо, как ожидалось? Как-то научно-популярно это можно объяснить?
— В общем, не секрет, что настройки автомобиля в первую очередь нацелены на то, чтобы максимально использовать шины — те четыре точки, которыми машина цепляется за асфальт. Безусловно, очень важно наличие уверенности в автомобиле.

И крайне необходимо, чтобы инженер и пилот нашли общий язык, понимали друг друга, быстро реагировали на изменение условий трассы, погоды и так далее. И пилот должен уметь понимать складывающуюся ситуацию, и инженер, чтобы правильно настроить автомобиль. Есть разные люди: бывают пилоты, зацикленные на своей философии, бывают инженеры. Есть более универсальные инженеры и пилоты. В любом случае, не любой пилот может поехать на любом автомобиле и не любой инженер сможет работать с любым гонщиком. Хотя я знаю инженеров, которые действительно могут сотрудничать со всеми пилотами, адаптироваться, понимать их нужды.

К сожалению, стало понятно, что моя философия, мой стиль категорически не подходят инженеру. Я еду быстро, но как только начинают вноситься изменения в автомобиль, идёт регресс. Когда мы заменили инженера, то начало было, естественно, медленным, но любые мои комментарии соответствовали мыслям инженера. Изменения, которые мы вносили, начали приносить прогресс, и это очень важно. Я уверен, что если бы мы с этим инженером работали с самого начала, с тестов, то всё пошло бы совсем по-другому. Но когда у всех позади полугодовая совместная работа, то всё гораздо сложнее.

Хотя конкуренция у нас очень плотная. Вот на последнем этапе мы сначала отставали на две секунды, потом на полторы, на секунду, на семь десятых... И каждый следующий шаг позволял отыгрывать целый ряд позиций! Может быть, когда мы приедем на следующую гонку уже с этой базой и её ещё оттюнингуем, то ещё серьёзно прибавим.

— А за счёт вашего опыта, прежних результатов не удавалось команду и инженера до этого убедить, что всё-таки следует больше к вам прислушиваться?
— Ну, конечно, все понимали, что раз я сильно проехал концовку прошлого сезона и боролся за подиумы, то всё не могло резко куда-то деться, даже если бы я вдруг начал лениться, перестал бы вдруг проявлять интерес к спорту. Ну, всё равно были бы какие-то проблески. А когда их нет, то всё всем очевидно. И команда пыталась что-то делать, но инженер слышал то, что хотел слышать, и так, как он это понимал... Тут вопрос недопонимания.

Каждый следующий шаг в настройках начал отбрасывать нас назад. К тому же мне несколько гонок не сообщали о таких изменениях в настройках, я фактически был обманут, и потом у нас назрел маленький конфликт...
Команда долгое время пыталась меня научить ездить на этом автомобиле по-другому. Я, конечно же, пытался учиться, но одновременно с этим рассказывал, что у меня уже был подобный опыт в другой команде — там тоже пытались меня научить ездить по-другому, и никакого результата не было. Конечно, был бы я Шумахером, было бы проще всех убедить. Впрочем, и у Михаэля-то в этом году проблемы, как видим.

В общем, сложная ситуация. Это в теннисе пенять можно разве что на ракетку, а в автоспорте всё сложнее. Что ж, значит, моя задача — научиться делать правильный выбор и делать так, чтобы люди меня слушали.

— Плюс, наверное, в этом году и просто можно говорить о невезении? Когда гонки завершались фактически в первых поворотах.
— Ну, на самом деле это следствие описанных выше проблем: когда в квалификации плохие результаты, то потом ничего не остаётся, кроме как рисковать на старте по принципу "пан или пропал". Получалось отыгрывать по пять, по восемь позиций, ведь это был мой единственный шанс. Но когда ты стараешься прыгнуть выше головы, то рано или поздно допускаешь ошибки.

Настоящая скорость у нас в этом сезоне была на самой первой гонке. Тогда я просто настоял, чтобы мне поставили практически те настройки, что были у меня в прошлом году. Конечно, я не знаю всех параметров — их очень много, — но в базовых я разбираюсь, и вот тогда я смог заставить выбрать мой вариант. Именно тогда произошёл резкий скачок, мы начали бороться за пятёрку, но вот затем каждый следующий шаг в настройках начал отбрасывать нас назад. К тому же мне несколько гонок не сообщали о таких изменениях в настройках, я фактически был обманут, и потом у нас назрел маленький конфликт...

— Чего реально добиться до конца сезона, учитывая всё-таки произошедшие изменения?
— В автоспорте всё меняется крайне быстро, возможности всегда есть, а борьба очень плотная, так что есть шанс сделать большой скачок. Я не думаю, что мы сможем допрыгнуть до уровня нескольких человек, которые быстры абсолютно на любой трассе, допрыгнуть до борьбы за победу в каждой гонке, но я считаю, что при идеальном развитии событий у нас есть все шансы бороться за подиумы. Но для этого надо проделать много работы.

Вообще понятно, что у меня нет желания провести всю карьеру в одной серии и стремиться добиться победы с одной определённой командой — это не Формула-1. Мне надо расти, двигаться дальше и получать возможности для успешных выступлений. Мне надо демонстрировать свой потенциал, а не заниматься развитием способностей инженера.

— До какого места в общем зачёте ещё реально подняться в этом году?
— За десятку мы можем побороться. Это будет зависеть и от ситуации у других пилотов, и от нашей собственной. Тут ведь ещё в чём дело: пилоты, которые были быстры в начале сезона, сейчас сдали позиции, а на их место пришли другие, за счёт чего положение в чемпионате очень запутанное. Так что просто не будет. Но я скажу честно: для меня не будет важно, пятым я стану в итоге или 12-м. Куда большее удовольствие мне принесут победы в двух заключительных гонках, даже если в чемпионате я при этом финиширую 25-м.

Могу сказать, что приятно удивлён результатами Михаила Алёшина: появилась стабильность. Может быть, он как-то расслабился после ухода прежних спонсоров.
— Сейчас в чемпионате длинная пауза. Как её проводите?
— Одну неделю просто потратил на отдых. Обожаю состояние, когда можно лечь, когда хочешь, встать, когда хочешь... Да, есть какая-то работа, но настоящая активность наступает в августе, когда надо серьёзно работать над концовкой нынешнего чемпионата и над следующим сезоном.

Что касается каких-то соревнований, то я дал своё согласие на участие в картинговых 24 часах Ле-Мана — это и тренировка, будет интересно, да и с точки пиара тоже интересное событие. Также наверняка будут какие-то тренировки, плюс, конечно, подготовка в тренажёрном зале.

— Вот заходит в разговоре речь о следующем сезоне. Понятно, пока конкретики нет, но какой сейчас настрой: остаться в Мировой серии или попробовать что-то другое?
— На мой взгляд, начиная с Формулы-3, а уж тем более с Мировой серии и GP2 уровень пилотов настолько высок, что из 25 участвующих в каждом чемпионате пилотов 20 теоретически готовы бороться за победы, а гонщиков восемь готовы бороться за чемпионат. Так что, на мой взгляд, разницы между WSR и GP2 с точки зрения остроты конкуренции нет.

Многие менеджеры Ф-1 считают GP2 более серьёзным чемпионатом, это такие субъективные мнения, но Кубица, Феттель, Альгерсуари наглядно показывают, что выходцы из Мировой серии абсолютно спокойно ощущают себя в Формуле-1. На мой взгляд, машины примерно одинаковые, конкуренция примерно одинаковая. В WSR команды поровнее — в силу финансовой ситуации. Так что, на мой взгляд, чемпионат не имеет значения — главное попасть в нужную команду и развиваться как пилот. В моём автогоночном образовании есть некоторые пробелы, и их устранение — это, в первую очередь, вопрос тестов.

— Последний вопрос о положении в чемпионате. Можно ли говорить, что борьбу за титул сейчас ведут только Алёшин и Риккиардо?
— Я почти уверен, что борьба будет между ними. Могу сказать, что приятно удивлён результатами Михаила: появилась стабильность. Может быть, он как-то расслабился после ухода прежних спонсоров. Знаете, раньше вот была какая-то конкуренция между российскими пилотами, выступающими в Европе, но я не мог этого понять — нас всего тут два с половиной человека, места хватит на всех. Так что я очень рад за Мишу, тем более что его серьёзно прессинговали, психологически пытались уничтожить некоторые люди. Думаю, у него есть все шансы. Полагаю, даже в худшем случае он будет в тройке, хотя я полагаю, что он должен выиграть чемпионат.

— Ну, даст бог, вся вторая половина сезона WSR будет окрашена в российские цвета...
— Да, знаете, ведь и Антон Небылицкий добился серьёзного прогресса! И у меня была такая мечта, чтобы случилась гонка, когда все места на подиуме займут россияне. Возможно, такой шанс будет только в этом году! Так что надеюсь, что это случится.

Подписаться на блог Даниила Мове вы можете здесь.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →