Косаченко: Россия уже не сможет прожить без Ф-1
Фото: vitalypetrov.ru
Текст: Евгений Кустов

Косаченко: Россия уже не сможет прожить без Ф-1

Во второй части интервью "Чемпионат.ру" Оксана Косаченко рассказала о программе поддержки молодых пилотов, взаимодействии с программой "Гравити" и проблемах спортивного менеджмента в России.
2 октября 2010, суббота. 15:55. Авто
Часть 1. Косаченко: команда ждёт результатов от Виталия

— В последнее время ваше имя мелькало в новостях не только в связи с Петровым. Было объявлено о начале сотрудничества с картингистом Юрием Григоренко. Вы так ищете новых Петровых, как-то расширяете бизнес?
— Всё очень просто: посмотрев на тот путь, который мы прошли за десять лет с Петровым, посмотрев на всё происходящее в автоспорте, мы пришли к одному выводу: здорово, что Виталий Петров стал первым российским гонщиком в Формуле-1, но если Ф-1, наверное, может прожить без России, то вот Россия без Формулы-1 уже прожить не может — особенно после нашего прихода при поддержке такой серьёзной компании, как "Ростехнологии". Для неё Формула-1, если грубо говорить, очень профильна. Россия так или иначе должна быть интегрирована в Формулу-1.

Если Ф-1, наверное, может прожить без России, то вот Россия без Формулы-1 уже прожить не может — особенно после нашего прихода при поддержке такой серьёзной компании, как "Ростехнологии".
Первый звоночек — это российский пилот. Дальше будет больше: или проведение этапа, или внедрение российских технологий, или даже появление российских команд. Первый шаг сделан — это Петров. Но понятно, что он не будет в Ф-1 50 или 100 лет. Есть определённый спортивный цикл, после которого Виталий уйдёт в ралли или ещё куда-нибудь. Поэтому надо понимать, что рано или поздно на смену Петрову надо будет приглашать кого-то ещё.

Если мы отводим Виталию в Формуле-1 пять, шесть, семь или восемь лет, то надо найти некого спортсмена, который мог бы его заменить, и чтобы этому спортсмену тоже готовилась замена, в свою очередь. И вот сейчас мы жёстко выстраиваем лестницу. Отбор проводился долго, на протяжении шести лет. Ведь сама программа по подготовке молодёжи была у нас готова давно, была представлена одной серьёзной компании, она решила как-то по-своему её претворять в жизнь, позаимствовав из моей концепции 99,9 % процента, но не об этом речь сейчас.

Мы изучили ситуацию вокруг и увидели, что перспективных спортсменов в возрасте 16-17 лет не так много. Почему я не беру в расчёт, скажем, Сергея Афанасьева? Потому что у него свой менеджмент, свой путь. Я примерно догадываюсь, как выстраивают его карьеру, очень рада успехам этого спортсмена, поздравляю Серёжу с его результатом в Формуле-2, но ему 22 года. То есть в его случае мы можем получить ещё одного Петрова, оказавшегося в Ф-1 в 25 лет, а я считаю, что идеально, когда гонщик садится за руль болида Формулы-1 в 21-22 года.

Чтобы решить задачу по подготовке пилота, готового к такому дебюту, нам нужно было взять спортсмена в возрасте 16-17 лет. Мы выбрали такого спортсмена. Вообще лауреатами нашей программы стало примерно 15 гонщиков, их имена я назову позже. И вот выбран один в своей возрастной категории, на которого сделана основная ставка, - это Юрий Григоренко.

Следующая категория — 10-11 лет. Тут есть три основных претендента, с которыми мы ещё окончательно не определились просто потому, что пока дети могут сами ездить с папами, с мамами, там пока менеджмент не нужен. Вот в 14-15 лет происходит переосмысление: кто-то хочет отправить сына в бизнес, кто-то понимает, что ребёнок слаб физически, ну и так далее. Так что до этого возраста мы, как правило, просто наблюдаем, встречаемся с родителями, ездим на соревнования. А вот со спортсменами, которым 15-17 лет, можно заключать договоры и разрабатывать для них программы развития.

Никто не сбрасывает со счетов молодёжные серии "Рено": там прекрасная последовательность чемпионатов, можно всё выше подниматься, но мне кажется, что нужен более техничный автомобиль, а серия должна обеспечить более серьёзную инженерную подготовку гонщика.
На сегодня разработана программа для Юрия Григоренко, уже в октябре он едет на свои первые тесты "формулы" в Европу, чтобы к декабрю мы смогли принять решение, в какой серии он поедет. Сейчас уже есть программа развития на три года, уже определено, какие знания он должен за это время накопить. Ясно, что через три года ждать его в Ф-1 не стоит — необходимо пять-шесть лет напряжённой работы.

— Какие европейские серии вы считаете самыми перспективными для продвижения наших пилотов?
— Понятно, что последней ступенькой является GP2, но Григоренко в неё сейчас идти, безусловно, рано. Что касается промежуточных серий, то есть разные варианты, можно пойти одним путём, можно другим... Но должна быть оптимизация всех процессов. Например, есть прекрасные серии в Германии, но у нас нет в Германии тренера по физической подготовке, нет диетолога, занимающегося подбором питания. Зато всё это у нас прекрасно работает в Италии и Испании, соответственно, серии в этих странах и изучаются самым подробным образом. Для Юрия сейчас очень важно найти правильный чемпионат. Могу отметить, что на прошедшем неудачно чемпионате мира по картингу Юрий многих удивил своим бойцовским характером, когда после аварии в первом заезде побитый и с перевязанной рукой поехал дальше.

— Как насчёт серий "Рено"?
— Никто не сбрасывает со счетов молодёжные серии "Рено": там прекрасная последовательность чемпионатов, можно всё выше подниматься, но мне кажется, что нужен более техничный автомобиль, а серия должна обеспечить более серьёзную инженерную подготовку гонщика. Я перед Юрием, наверное, очень жёсткие задачи ставлю, но так и должно быть, ведь у него колоссальный картинговый опыт! Колоссальный. Уверена, что некоторые моменты, которые Виталию давались тяжело, в случае с Юрой будут преодолены быстрее. В целом же я ни от кого не скрываю, что помимо прочего при выборе серии нужна и медийная составляющая: спонсоры должны понимать, что серии показывают по телевизору, что про них пишут газеты. Плюс я считаю, что любые серии, проходящие в рамках уик-энда Формулы-1, по своему рангу выше всех остальных. Что касается финансирования, то мы позднее объявим, как всё это будет организовано.

— Учитывая ваши связи с "Рено", можно ли ожидать какой-то кооперации с молодёжной программой "Гравити"?
— Не буду скрывать, что у нас есть планы по такому сотрудничеству. Мы будем использовать какие-то их технологии, какие-то возможности, будем приводить гонщиков в команду Формулы-1, чтобы они имели доступ к определённой информации, но подробности я оглашу позже.

— Вы сказали, что отбор был серьёзным. По ощущениям, насколько много сейчас талантливых пилотов в России?
— Если говорить о пилотах в возрасте 16-17 лет, то их можно пересчитать по пальцам одной руки. В России развиваться некуда, и все кто мог уехали за границу. Это Небылицкий, Самарин, Лукашевич, Афанасьев, ну и Мове, который немного постарше. Даниил прошёл колоссальный путь, но я боюсь, что уже поздновато. Все эти люди могут себе позволить выступать в Европе, но это не означает, что они самые талантливые. Ни в коем случае не хочу кого-то обидеть — к большинству из них я отношусь очень уважительно. Да я ко всем отношусь уважительно, просто очевидно, что у кого-то есть талант, у кого-то — связи, возможности. Но есть проблемы с менеджментом.

Когда вам кто-то говорит, что 11-летнему спортсмену нужен менеджер, то не верьте. Менеджер нужен в 14-15 лет, когда мама и папа уже чётко понимают, чего они хотят.
Если говорить о 10-11-летних детях, то это уже представители нового поколения, чьи родители уже что-то понимают в автоспорте, и вот таких детей очень много, некоторые из них уже попали в какой-то круг менеджмента. Но могу сказать, что талант — это далеко не всё. Важна ещё и, скажем, психологическая устойчивость. И я просто разрываю контракт, если нарушается условие, что родители никак не влияют на процесс продвижения пилота. Родители должны ездить на гонки, смотреть их на трибунах или в боксах, но не вмешиваться. А вот в 11 лет ситуация другая: там всё решают именно родители, и когда вам кто-то говорит, что 11-летнему спортсмену нужен менеджер, то не верьте. Менеджер нужен в 14-15 лет, когда мама и папа уже чётко понимают, чего они хотят.

Каждый должен заниматься своим делом. Когда тренеры становятся руководителями менеджерских программ - это смешно. На Западе я такого не могу представить. У нас всё чётко распределено: есть тренеры (у Виталия это был Винченце Соспири), есть физиотерапевты (финн из "Макларена"), есть медийная работа.

— Когда ждать раскрытия подробностей молодёжной программы? Объявления новых участников, спонсоров?
— Сейчас приоритет по срокам — Виталий Петров. Но вообще эти процессы будут идти параллельно: в Формуле-1 будет завершаться сезон, а молодёжь будет проводить тесты, чтобы определяться с серией, и кто-то будет продвигаться в программу "Гравити".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →