Жертвы клуба пираний. Часть 1
Фото: Reuters
Текст: Александр Стельмах

Жертвы клуба пираний. Часть 1

Сколько коллективов, дебютировавших после 1990 года, сохранились в первозданном виде и с основателем во главе компании? Правильный ответ – один.
14 октября 2010, четверг. 13:56. Авто
Речь идёт о команде “Заубер” и Петере Заубере. Но это достижение условно: в 2005-м швейцарец продал 80 % доли своей команды концерну BMW, а в прошлом году был вынужден вновь стать начальником родной компании после того, как у наблюдательного совета баварской марки вдруг закружилась голова. BMW из Ф-1 спешно ретировалась.

Автогонки – бизнес жестокий. Из заявочного списка 1990 года остались всего три команды, которые выступают по сей день в виде одного и того же юридического лица. Речь идёт о “Феррари”, “Макларене” и “Уильямсе”. 

Новые команды уже 20 лет не могут закрепиться в Ф-1.
Для сравнения, из состава 1990 года итальянской серии А в 2010-м — в той же лиге — в добром здравии пребывают 14 команд. Почему итальянский футбол, не менее скандальный, чем Ф-1 при Мосли, позволяет командам оставаться на плаву десятилетиями, а автогонки больше похожи на кинематографическую игру на выживание “Бегущий человек”, где участники по очереди изощрённо уничтожаются?

Скорее всего, FOTA обратит внимание на этот перманентный кризис в рамках обсуждения нового Договора согласия, в рамках которого команды Ф-1 намерены потребовать увеличения своей доли выручки с 50% до 75%. Битва будет знатная. 

В случае с новыми коллективами Ф-1 ситуация ещё хуже. 

Как тут не посочувствуешь “Лотусу”, “Вёрджину” и особенно беднягам из “Хиспании” – их участь незавидна. Такое ощущение, что почти всех их ждёт неминуемое банкротство или продажа в неласковые руки грубых инвесторов.

С 1990 года в Формуле-1 дебютировали 12  новичков. Под термином “дебютировали” мы принимаем процесс создания команды с чистого листа. BAR включена в эту дюжину, несмотря на то что в 1997-м приобрела Tyrrell. Британско-американская табачная команда не воспользовалась активами Кена Тиррела (их приобрёл Пол Стоддарт, будущий владелец “Минарди” и ночной кошмар Мосли). Крейг Поллок на деньги курильщиков отгрохал в Брекли гигантский комплекс и позиционировал свою команду как абсолютно новую. Коллективы, которые пришли в Ф-1 благодаря покупке действующих команд, в расчёт не принимались. “Ред Булл”, например. 

Из 12 команд только две смогли добиться победы (“Джордан” и “Стюарт”) – триумф Роберта Кубицы отнесём в копилку BMW, а не “Заубера”. 

Злоключения “Заубера” описаны нами ранее с пугающей дотошностью. Второе рождение команды проходит трудно, но наперекор критикам. Петер Заубер, похоже, не растерял навыков, развлекая три года подряд корпоративных пользователей “БМВ” и комментируя из боксов для швейцарского телевидения. Контракт со Слимом обеспечил команде будущее – хотя и не очень сытое. Петер заслуживает уважения: ему удаётся ценой невероятных усилий удерживать на плаву команду Формулы-1 из Швейцарии, где автоспорт запрещён вообще.

“Стюарт” – один из самых удачных примеров. Коллектив, который был создан в 1997-м при ощутимой поддержке “Форда” и спонсорской помощи правительства Малайзии, стал – на данный момент – последней новой командой, которая смогла добиться победы в Гран-при. На фоне сегодняшних злоключений “Лотуса”, “Вёрджина” и, особенно, “Хиспании” “Стюарт” с самого первого дня выглядел весьма профессионально. Ни единого Гран-при на раскачку – автомобили Рубенса Баррикелло и Яна Магнуссена сходу вели себя как заправские середняки, а бразилец даже смог подняться на подиум в Монако. Сравните с “Хиспанией”, где одно антикрыло на весь сезон, а инженеры из DTM не знают, как настроить болид. 

“Стюарт” – пример почти идеального старта нового коллектива.
Джеки Стюарт тряхнул связями, Пол Стюарт увеличил темп своего существующего автоспортивного бизнеса – команда построила комплекс зданий в Милтон-Кейнс и уже в 1999-м году усилиями Джонни Херберта одержала победу на Нюрбургринге. Конечно, триумф был связан с невероятно хаотичной гонкой, но в том году Рубенс Баррикелло ещё трижды занимал нижнюю ступень пьедестала.

Стюарт с большой прибылью продал в конце 1999-го команду “Форду” (и она превратилась в “Ягуар”), а затем коллектив перешёл в руки Дитриха Матешица – теперь экс-“Стюарт” известен как “Ред Булл” и сражается за титул. Рассуждения Макса Мосли о полуграмотном полусумасшедшем шотландце, как вы поняли, не выдерживают критики: трёхкратный чемпион, при желании, мог бы написать весьма эффективное практическое пособие: “Как создать команду Формулы-1 и не стать второй ”Хиспанией“. 

“Джордан” дебютировал в 1991-м и долгое время довольно удачно набирал обороты. Команда смогла уцепиться за табачные деньги (бренд “Бенсон энд Хэджес”), завоевала первую победу в 1998 году, а в 1999-м усилиями Хайнца-Харальда Френтцена даже могла претендовать на чемпионский титул. Успехи “Джордана” были связаны с неплохими японскими моторами “Мюген Хонда” (впоследствии просто “Хонда”). В конце 90-х японцы всерьёз рассматривали возможность появления в Формуле-1 со своей командой. В связи с этим моторное отделение “Мюген” было укомплектовано специалистами из материнской компании, быстро превративших двигатели “Джордана” в одни из самых мощных в пелотоне. 

После смерти Харви Постлуэйта “Хонда” решила снабжать моторами “БАР” и “Джордан”, но японский концерн постепенно свыкался с мыслью, что отдельное присутствие в автогонках ему необходимо. “Хонда” начала постепенно выкупать “БАР”, а Эдди остался не у дел. 

Как только представители Страны восходящего солнца покинули “Джордан”, результаты начали стремительно падать. Эдди Джордан подпортил свою репутацию, когда оказалось, что он тратил деньги спонсоров на себя, вместо того чтобы передать их команде. В 2004-м Джордан неприятно удивил общественность, подав иск на гигантскую сумму в 150 млн фунтов против мобильной компании “Водафон”. Эдди претендовал на деньги, так как, по его словам, представитель оператора устно обещал ему спонсорскую поддержку, сказав по телефону “Контракт у вас”. Судья превратил Джордана в посмешище, а команда была вынуждена оплатить весьма дорогостоящие услуги адвокатов “Водафона”.

Как раз в этот период из Формулы-1 начали уходить табачные деньги, и в результате в 2005-м захиревшая команда была продана Алексу Шнайдеру, хотя и некоторое время ещё называлась “Джорданом”. Сегодня это “Форс Индия”, а Эдди Джордан поражает своими яркими нарядами зрителей канала “Би-Би-Си”. 

А вот топ-менеджеры “Бритиш Америкэн Рэйсинг” (старт в 1999-м) первые три сезона удивляли другим: своим талантом распиливать бюджеты табачников из “БАТ”. Жак Вильнёв получал в те годы фантастическую зарплату – вполне вероятно, эти деньги в Ф-1 ещё вернутся, если канадец надумает стать капитаном собственной дружины. “БАТ” это быстро надоело, вместо Крейга Поллока пригласили Дейва Ричардса, который энергичными манёврами за два года навёл порядок. Команда трансформировалась в “Хонду”, а её руководителем стал талантливый маркетолог Ник Фрай. “Хонда” принесла Баттону первую победу, успела помечтать о Земле в странном экологическом порыве, затем превратилась в “Браун” и выиграла в 2009-м всё, что можно, и сейчас известна под именем “Мерседес”. 

“Тойота” потратила на Ф-1 млрд., не победив ни разу. На что надеется “Хиспания”?
“Тойота” дебютировала в 2002-м после невероятно насыщенных (и напыщенных) испытаний. Астрономический бюджет, впрочем, не позволил коллективу претендовать на победу – и в прошлом году команда решила покинуть автогонки, потратив больше $ 3 млрд. Решение было несколько любопытным, поскольку “Тойота” сохранила часть персонала, создала болид для 2010 года, а её пресс-служба, словно замогильный голос, даже периодически рассылает новости, связанные с формульными технологиями. 

В продолжении нашего эпоса, уходящего корнями в глубину пелотона, мы поговорим о командах, на фоне которых (за исключением “Супер Агури”) не стыдно даже “Хиспании”.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 18
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →