Чей “Лотус” круче?
Фото: Lotus Racing
Текст: Александр Стельмах

Чей “Лотус” круче?

Чью сторону в споре двух лагерей “Лотуса” (оба из Малайзии) должна принять общественность? К сожалению, решение далеко не очевидно – Тони Фернандес может проиграть.
4 ноября 2010, четверг. 15:30. Авто
Исторически получилось, что формульный мир живет под диктовку английской прессы. Английский – современный lingua francа, великое множество команд происходят именно из Великобритании, и болельщикам по всему миру слишком легко попасть под влияние британских журналистов, которые, пребывая – как им кажется – абсолютно в непредвзятом состоянии, подспудно продвигают выгодные англосаксонскому миру идеи.
“Единая Малайзия” стала неправильным “Лотусом”.

СМИ других национальностей за пределами своих стран почти не имеют авторитета – разве что сверхновая вроде Карлоса Микеля прорубит себе дорогу в англоязычный мейнстирим, но, увы, по причинам, никак не связанным с качественной журналистикой.

В этом сезоне особенно ярко проявился разлом между немецкими и английскими СМИ: когда бушевали страсти вокруг турецкого столкновения Феттеля и Уэббера и великой битвы за переднее крыло, тевтонские сайты, газеты и журналы осторожно, но настойчиво заговорили о том, что молодого Себастьяна в команде “Ред Булл” не очень-то уважают. Британские коллеги столь же аккуратно, но всерьёз взяли курс на поддержку Марка Уэббера.

Но Германия – после Михаэля Шумахера – имеет право на высокомерие даже в глазах британской прессы. А вот, прости Господи, Малайзия не должна посягать на национальные интересы. Поэтому, когда появились сообщения о конфликте Тони Фернандеса и автомобильного “Лотуса”, мировое сообщество - вслед за британскими СМИ, - как кажется, поддержало именно Фернандеса.

Вкратце предыстория такова. Несколько лет назад на государственном уровне в Малайзии начала продвигаться программа “Единая Малайзия”, призванная – если говорить упрощённо – продемонстрировать единство всех национальностей, населяющих страну. Разумеется, такая важная инициатива не могла обойтись без команды Формулы-1 – в Куала-Лумпуре собрали консорциум из государственных компаний и приняли предложение Тони Фернандеса создать автоспортивный коллектив. Фернандесу повезло – Майк Гаскойн к тому времени уже вовсю работал над созданием костяка будущей команды. Официально коллектив, который называется сегодня “Лотусом”, дебютировал как команда 1Malaysia Racing.

Как “Одна Малайзия” стала “Лотусом”? Чрезвычайно просто – английская марка “Лотус” принадлежит малайской компании “Протон” (известной такими душевными автомобилями, как “Пердана”). Малайское единство ощущалось во всем – раз уж правительство дает деньги на команду, пусть прорекламируются “национальные“ бренды.

Автомобильный бренд ”Лотус“ был отделён от автоспортивного в 1954-м году. В 1986 году ”Лотус“ был куплен ”Дженерал Моторс“, а в 1993-м перепродан итальянскому бизнесмену Романо Артиоли, который в то время владел брендом ”Бугатти“. В 1996-м году ”Лотус“ перешел под контроль национального автопроизводителя Малазйии ”Протон“.

Долгое время малайский ”Лотус-Протон“ вызывал снисхождение, делая ставку на вечно молодую модель ”Элиз“, которая базируется на платформе ”Опель Спидстер“. И это явно не добавляло автоспортивного лоска бренду. Но в конце 2009 года всё изменилось – боссом ”Лотус“ стал Дани Бахар.
“Лотус” под контролем Дани Бахара начал амбициозную программу возрождения.

Бахар приобрел известность своими умелыми маркетинговыми действиями в ”Ред Булл“. Именно Дани пришла в голову идея делать ставку на спорт в продвижении энергетического напитка, и именно он в своё время убедил Дитриха Матешица приобрести команды в Формуле-1. После ”Ред Булл“ Бахар перебрался в ”Феррари“, где отвечал за маркетинг, продажи автомобилей и за все сопутствующие этому тяжёлому делу процессы.

Результаты не заставили себя долго ждать – на парижском автосалоне этого года было представлено пять новых моделей ”Лотус“. Компания Бахара заявила о своих намерениях серьёзно расширить влияние в автоспорте – под контролем Клаудио Берро ”настоящий“ ”Лотус“ создаст машину класса LMP2 для Ле-Мана и намерен активно заявить о себе в серии GP2. Некоторые наблюдатели считают, что логичным шагом станет покупка коллектива Формулы-1 – серьёзной команды. Уже звучат предположения, что таковой станет ”Рено“.

Однако Бахар и ”Лотус“ столкнулись с неожиданным препятствием в лице Тони Фернандеса. Малайский бизнесмен весьма трепетно относится к ”своему“ ”Лотусу“ и даже праздновал в этом сезоне пятисотый Гран-при команды (хотя юридически никак не мог этого делать – название лицензировалось у малайского ”Лотуса“). Когда стало очевидно, что Бахар собирается взять автоспортивную деятельность под свой контроль, на сцене возник Дэвид Хант.

Брат чемпиона мира прославился в своё время покупкой остатков команды ”Лотус“. Благодаря всегда готовой британской прессе Хант приобрел статус героя, который изо всех сил защищает наследие Колина Чепмена. В реальности, если отбросить в сторону национальные предрассудки, Хант выступал в роли настоящего патентного тролля – человека, который заведомо не собирается использовать право на патент или торговый знак, препятствует другим и ждёт богатых покупателей. Все эти годы Хант выигрывал судебные слушания в Британии, прикрываясь нормой закона, которая позволяет правообладателю продолжать контролировать торговый знак, если его использование невозможно по объективным причинам. Хант указывал, что эти причины существуют – Формула-1 очень сложный бизнес и требует кучу денег. Он бы и рад участвовать в автогонках, но средств нет – и использовать знак ”Лотус“ невозможно.
Скорее всего, Тони Фернандес будет вынужден уступить “Протону”.

После конфликта Бахара и Фернандеса услуги Дэвида Ханта наконец-то понадобились. Он продал права на торговый знак ”Лотус“, а британская пресса по привычке одобрительно погудела – британское наследие в хороших руках.

Между тем если кто и заслуживает использовать название ”Лотус“, так это Дани Бахар и ”Протон“. Именно эта компания спасла марку от неминуемого банкротства – в отличие от исторической команды Формулы-1 дорожный ”Лотус“ переживает робкий ренессанс. Семейство Чепменов, после смерти Колина в 1982 году, не только не смогло сохранить команду, но и уволило Питера Уарра, компетентного специалиста, который привел в ”Лотус“ Айртона Сенну. После ухода Уарра в 1989-м году ”Лотус“ стремительно покатился в бездну.

В общем и целом, из пары двух ”Лотусов“, принадлежащих Малайзии, преимущество стоит отдать стороне ”Протона“. Впрочем, последние новости из Куала-Лумпура свидетельствуют, что Тони Фернандес находится под большим давлением – ведь, по большому счету, деньги на команду Формулы-1 давало правительство Малайзии, и если оно сочтет спор неприемлемым, не поможет даже Дэвид Хант.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →