"Клуб пираний" потерял патриарха
Фото: Reuters
Текст: Александр Стельмах

"Клуб пираний" потерял патриарха

Умер Том Уокиншоу – один из самых колоритных персонажей Формулы-1 90-х, само воплощение того самого "Клуба пираний", который мы знаем и трепетно любим.
14 декабря 2010, вторник. 19:54. Авто
Жёсткий целеустремленный шотландец всю свою жизнь шёл напролом, не очень считаясь с мнением несогласных. На пике могущества его личная автоспортивная империя насчитывала 1300 сотрудников и приносила выручку, превышающую $ 130 млн. Том придал решающее ускорение карьерам Росса Брауна и Михаэля Шумахера. Уокиншоу был настолько крут, что умудрялся долгое время относительно мирно
Бриаторе и Уокиншоу составили весьма колоритную пару.
уживаться с Флавио Бриаторе, а Макса Мосли – президента FIA – не переносил на дух и, в отличие от остальных, не делал из этого секрета. Но природная неуступчивость и непомерные амбиции привели к краху его формульной карьеры. Умер Уокиншоу вдали от общественного внимания.

Много лет назад один простой шотландский паренёк решил попробовать себя в роли автогонщика – и дело вдруг пошло. Молодой пилот развивался, участвовал в кузовных сериях и в разнообразных "младших" чемпионатах вроде Формулы-2 и Формулы-3. В 1970-м Тома наняла заводская команда "Марч", которой (среди прочих) управлял аристократ и участник фашистских погромов (партия его папы после войны очень не любила иммигрантов) Макс Мосли. Уокиншоу, который уже в то время не лез за словом в карман, был почему-то недоволен развитием команды – а затем даже попал в аварию и сломал обе лодыжки. Выяснение отношений с боссами не прошло даром: с тех пор Мосли воспринимал Уокиншоу с едва скрываемым презрением. Когда Макс стал президентом FIA, а Том совладельцем крупной команды, их былая вражда вспыхнула вновь.

В 1975 году Том Уокиншоу основал одноимённую компанию, которая за несколько лет выросла в крупного подрядчика для "Ровера" – британская марка выставила свои автомобили SD1 в Британский кузовной чемпионат. В 1983-м выступления "Ровера" завершились грандиозным скандалом – команда под управлением Тома в буквальном смысле выиграла все, что можно, но в конце сезона её дисквалифицировали: "Ровер" использовал запасные части, не прошедшие процедуру омологации.

"Том Уокиншоу Рейсинг" ("ТВР") между тем продолжала работу с "Ягуаром". В те времена "Ровер" и "Ягуар" принадлежали одной компании – "Лейландс", находившейся в перманентном кризисе. "Дикую кошку" весьма скоро (и удачно – благодаря Тэтчер) приватизировали. Сотрудничество Тома с "Ягуаром" привело к победам в Ле-Мане, блестящему соперничеству с "Мерседесом" в мировом чемпионате спорпрототипов ("другой Формуле-1") и появлению на радаре Росса Брауна. "Том Уокиншоу Рейсинг" постепенно превращалась в крупную инженерную фирму, которая проектировала агрегаты некоторых дорожных "Ягуаров".

Успехи Уокиншоу сделали его одним из самых известных
Большие амбиции Тома в Формуле-1 натолкнулись на недостаток денег.
деятелей британского автоспорта. Правда, затем случился очередной скандал – коррупционный. Британский клуб гонщиков выкупил у Тома половину одной из его дочерних компаний, а потом внезапно продал обратно за в два раза меньшую сумму. Уокиншоу тогда (совсем случайно) претендовал на пост председателя клуба, и история наделала шума.

В начале 90-х Уокиншоу обратил внимание на Формулу-1. Очередной кризис не позволил ему выставить собственную команду (в отличие от Ника Вирта, Гвидо Форти, Кита Уиггинса – хватило ума), но жёсткий делец понравился Флавио Бриаторе. Бриаторе в своё время скрывался от итальянского правосудия, и вовсе не удивительно, что их партнёрство развивалось по известному принципу, когда рыбак видит другого рыбака издалека. Уокиншоу приобрёл 35 % доли команды "Бенеттон" (с правом дальнейшего наращивания пакета) и стал руководителем инженерного департамента. Росс Браун перешёл в "Бенеттон" в 1991-м, и в том же году в команде Бритаоре и Уокиншоу появился скромный молодой улыбчивый пилот – Михаэль Шумахер.

Уокиншоу управлял чрезвычайно успешной командой спортпрототипов и прекрасно понимал, о каком таланте идёт речь в случае Шумахера. Перед Гран-при Италии 1991 года за немца развернулась борьба, которую Эдди Джордан с содроганием вспоминает до сих пор. Шумахер уже успел дебютировать за команду ирландца, но Эдди совершенно легкомысленно не удосужился подписать с Михаэлем долгосрочный контракт, посчитав, что "Мерседес", который оплачивал место Шуми, не передумает. Уокиншоу связался с боссом автоспортивного отделения трёхлучевой звезды Неерпашем, подключил Экклстоуна (Берни хотел видеть немца в Ф-1) и уговорил (при помощи 500 тысяч американских долларов) Роберто Морено покинуть команду, хотя бразилец имел на руках решение суда, требующее от "Бенеттона" соблюдать свои обязательства. Первого пилота, Пике-старшего, памятуя о его скверном характере, разумеется, уволить не решились.

Так началась эпоха Шумахера – которая едва не прервалась преждевременно всего три года спустя. Резкое изменение регламента привело к соблазнам: команды хотели по-прежнему пользоваться удобными трекшн-контролем и полуавтоматической коробкой передач. Этих "помощников" пилота было легко спрятать, так как они управлялись программным обеспечением. Но FIA поймала с поличным "Макларен" и "Бенеттон". Ситуация приобрела ещё более серьёзный оборот, когда на Гран-при Германии едва не сгорел Йос Ферстаппен. Следствие FIA постановило: "Бенеттон" незаконно изменил конструкцию системы подачи топлива для убыстрения процедуры пит-стопа.

В тот год "Бенеттону" чрезвычайно повезло: Берни Экклстоун приложил все усилия, чтобы чемпионат мира, уже омрачённый смертью Сенны, окончательно не превратился в фарс. Известно, что за день до заседания совета FIA Берни, Макс и юрист "Бенеттона" встретились и согласовали позицию. "Бенеттон" признал свою вину, свалил всё на анонимного "младшего сотрудника" и легко отделался (под шумок пожурили и "Макларен" – без серьёзных последствий). Экклстоун, совершенно очевидно, опасался за карьеру Шумахера, особенно на фоне чрезвычайно прибыльного контракта, который заключило с Берни немецкое телевидение RTL. Михаэль, к слову, был вовсе не в восторге от скандалов, которые окружали "Бенеттон", и подумывал об уходе из команды.

В качестве компенсации за мягкое наказание Мосли потребовал увольнения Уокиншоу, который подпортил кровь федерации в самый болезненный момент – команды с подачи "Бенеттона" едва не устроили революцию после панического изменения правил и строительства резиновой шиканы в Барселоне в 1994-м (Гран-при Испании следовал за "чёрной" гонкой в Имоле) и во время истории с чёрным флагом в Британии.

Чтобы получить доступ к моторам "Рено", Бриаторе в 1994-м очень дёшево приобрёл "Лижье". Купивший у основателя команду новый владелец – де Рувр – удачно для Флавио оказался во французском аналоге СИЗО и не имел возможности для долгих переговоров. Уокиншоу получил определённую долю команды "Лижье" (какую конкретно – до сих пор неизвестно) и возглавил коллектив в 1995-м. "Лижье" представляла собой печальное зрелище: бюджет команды пополнялся отчислениями государственных табачных, лотерейных и нефтяных монополий только потому, что Ги Лижье был большим другом президента Франсуа Миттерана, а тот любил автоспорт. Четырнадцатилетнее правление Миттерана подходило к концу, и будущее французской команды было весьма неопределённым.

В 1995-м у Уокиншоу получилось существенно сэкономить: автомобиль "Лижье" оказался фактической копией "Бенеттона" (FIA решила не вмешиваться), но команде требовалась долгосрочная стратегия развития. После того как стало понятно, что Бриаторе не собирается продавать Уокиншоу 100 % доли "Лижье", англичанин разозлился. Он не мог установить контроль, планы по переводу завода французской команды в Британию застопорились — в том числе и из-за ущемлённого национального величия. По всей стране регулярно собирались группы мятежных французских инвесторов, которые через сочувствующую прессу требовали продать им "Лижье" и избавится от смутьяна, желающего лишить Францию великой команды (существовавшей долгое время исключительно на деньги налогоплательщиков). Том не стал сопротивляться. Уокиншоу заявил журналистам, что вся разработка в сезоне 1995 года велась на деньги его компании "ТВР", а завод "Лижье" в Маньи-Кур является складом металлолома. Том добавил: если французы так хотят свой драгоценный "Лижье", пусть забирают его.

Вместо этого Уокиншоу вместе с партнёром купил 51 % доли "Эрроуза". Команда Джеки Оливера была основана в 1978-м и к моменту своей смерти в 2002-м являлась четвёртым по возрасту коллективом в Формуле-1 – после "Феррари", "Макларена" и "Уильямса". Уокиншоу изо всех сил пытался сделать из "Эрроуза" настоящую команду: в 1997-м Том заключил контракт с "Бриджстоуном", переманил действующего чемпиона Дэймона Хилла и трогательно ухаживал за японской "Хондой", которая в то время подумывала о возвращении в Формулу-1. Хилл покинул "Эрроуз" спустя всего один сезон выступлений – победа, которая была так близка в Будапеште, досталась "Уильямсу".

Хаотичные усилия Уокиншоу подорвали финансовое здоровье "Эрроуза" и "ТВР".
К концу жизни одного из самых скандальных дельцов обошли другие персонажи – свою репутацию разрушили Мосли и Бриаторе.
Инвестиционный банк "Морган Гренфел" приобрёл доли Джеки Оливера и Тома Уокиншоу. Оливер получил гигантскую сумму $ 175 млн и стал единственным человеком в истории, который смог извлечь хотя бы какую-нибудь ощутимую пользу от "Эрроуза". У Тома осталось 25 %. На сцене появился (купил четверть команды) и быстро исчез нигерийский принц Малик. Надеемся, он не уверял Берни Экклстоуна, что в банке Нигерии кто-то оставил целое состояние и за определённый процент он может перевести его британцу. Для того чтобы держать "Эрроуз" на плаву, Том был вынужден попросить денег у "Моргана". Привлечённые банком спонсоры (в том числе и титульный "Оранж") лишь отсрочили банкротство. В 2002 году всё было кончено.

Коллапс "Эрроуз" потянул за собой и материнскую компанию: "Том Уокиншоу Рейсинг" была ликвидирована, её активы бесславно распроданы. Недруги – включая Макса Мосли и французов – потешались над крутым шотландцем. Том уехал как можно дальше от любимого "Клуба пираний" – и выставил команду в австралийском кузовном чемпионате.

Долгое время катастрофа "стрел" казалась позором – поучительной историей об алчном дельце, который слишком много на себя взял. Но затем Эдди Джордан оказался замешан в присвоении денег спонсоров, его команда была продана хитрым выходцам из СССР, затем таким же деятелям из Голландии и, наконец, Виджаю Маллье. Макс Мосли весьма бурно дебютировал на страницах таблоида со своими ролевыми играми. Флавио Бриаторе и Пэт Симондз намеренно подстроили аварию на Гран-при Сингапура. Найджел Степни и Майк Кофлен решили укрепить свои шансы на трудоустройство в "Хонде", украв секреты "Феррари", которые затем, по версии FIA, перетекли в "Макларен" – шпионский скандал и штраф в $ 100 млн подорвал репутацию Денниса. Высокопоставленный инженер "МакЛарен" прихватил с собой в "Рено" несколько дискет. Спортивный директор "Макларена" наврал судьям и был уволен.

Оказалось, что на фоне других участников уютного и большого цирка Формулы-1 Тому стыдиться нечего, и если кто-нибудь хотя бы повторит турбулентную карьеру Уокиншоу – честь ему и хвала.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →