Как провести Гран-при в Дели и не испортить Ф-1?
Текст: Александр Стельмах
Фото: Reuters

Как провести Гран-при в Дели и не испортить Ф-1?

Новые Гран-при в неожиданных местах делают Формулу-1 веселее, космополитичнее и доступнее для местных фанатов. Или не делают?
23 января 2011, воскресенье. 20:19. Авто

Начало января – самое унылое время для болельщика Формулы-1. Рокот прошедшего сезона окончательно затих, а тесты и презентации ещё не успели толком начаться. Впрочем, есть и преимущества такого вакуума – ничего не отвлекает от серьёзных размышлений.

Пока Берни игнорирует интернет, лучший способ заработать деньги – добавить новую гонку в календарь.

Например, зачем Формула-1 переезжает в новые и необычные страны и насколько полезно это для Формулы-1?

Для начала, займёмся любимым делом – подсчётом чужих денег. Пока трудно сказать, какая была выручка у Формулы-1 в 2010 году – владелец (фонд прямых инвестиций CVC) раскроет эту информацию британским налоговым органам примерно в мае. Однако в 2009-м, в разгар рецессии и в год, когда команды покидали Ф-1 одна за одной, выручка спорта составила $ 1,1 млрд $ 450 млн принесли телетрансляции, $ 450 млн – промоутеры трасс. Остальные деньги – это спонсоры, лицензии и иные поступления.

Берни Экклстоун по определённой причине (мы не будем брать на себя смелость и утверждать, что из-за возраста) не обращает внимания на Интернет, хотя он при должном старании мог бы существенно повысить выручку. В этом вопросе Экклстоун вполне в состоянии, при желании, проконсультироваться у своего большого друга Жерара Лопеса. В результате благосостояние работодателей Берни – CVC – зависит от двух «дойных коров” – телетрансляций и платы от промоутеров.

А у этих „коров” разные перспективы. По результатам ежегодных опросов фанатов, которые проводятся с большой помпой (но никак не влияют на положение дел в Ф-1), становится понятно, что большинство болельщиков Формулы-1 концентрируется в Европе. Со времён последнего бума в Испании, который принёс Берни (и Флавио – посреднику Экклстоуна в этом деле) значительные деньги, рост почти прекратился: телевизионный

Современный Гран-при окупиться не в состоянии.

рынок приносит стабильную выручку. К тому же, CVC не может увеличить стоимость прав, поскольку европейская экономика едва вышла из рецессии. Трансляция Формулы-1 на других континентах часто уступает европейскому стандарту, где гонки показывают эфирные общенациональные каналы. В самых населенных частях планеты, которые обладают всё возрастающей покупательской способностью (например, Юго-Восточной Азии), Ф-1 – удел кабельных нишевых компаний. Они платят меньше. Так что не стоит радоваться увеличению зрительской аудитории (527 млн), о которой недавно отрапортовали. $ 450 млн останутся таковыми и в ближайшей перспективе – с незначительными колебаниями.

Не прибегая к силе Интернета, в ситуации, когда ТВ-прибыли не растут, Берни вынужден использовать единственный возможный источник повышения выручки – значительные платежи от промоутеров национальных Гран-при. Организаторы мероприятий в Абу-Даби и Малайзии платят Берни около $ 45-47 млн в год. Российский этап обойдется организаторам в $ 40 млн за гонку, а семилетний контракт, как нетрудно подсчитать, превращается в прогнозируемый денежный поток в сотни миллионов долларов. Отказаться без гигантской неустойки невозможно.

Перспектива выплат $ 200 млн в течение пяти-семи лет и необходимость инвестировать сопоставимую сумму в строительство автодрома превращает Гран-при в заведомо некоммерческое предприятие. “Отбить” деньги невозможно. Здесь в силу вступает пресловутый имидж Формулы-1. Автогонки, которые в год смотрят по 500 млн человек, преобразуются в удобный способ поднять национальный престиж. По сравнению с затратами на Олимпийские игры и чемпионат мира по футболу, оплата одного этапа, даже с учётом строительства автодрома, сумма для национального величия вполне подъёмная. Как можно догадаться, Россия в ближайшее время повысит свой международный престиж до небес – с Олимпиадой, чемпионатом по футболу, гонкой Ф-1 и даже Универсиадой.

Берни весьма заинтересован в том, чтобы как можно больше стран повышали свой национальный престиж вслед за Малайзией, Китаем, Бахрейном, Турцией, Абу-Даби, Кореей, Индией и, разумеется, Россией. В этих странах решение о проведении Гран-при принимают не предприниматели, а государство. Интерес Берни в этом вполне очевиден – такие гонки приносят огромные деньги.

Важный вопрос: не становится ли Формула-1 хуже от того, что гонки переезжают в другие страны? Одна из самых красивых трасс в чемпионате – Спа-Франкоршам – превратилась в благотворительный проект местного муниципалитета. Как только региональные власти решат, что несколько миллионов важнее национального престижа (а такое в не верящей в высокие идеалы Европе вполне возможно), прекрасная гонка может окончательно уйти в историю. С другой стороны, только сумасшедший может протестовать против появления гонок Формулы-1 в своей родной стране. Даже если мировое сообщество прохладно отнесётся к гонке в Сочи – кому какое дело, десятки тысяч людей придут посмотреть на автогонки на родине.

Но в этих делах важен баланс. Если в погоне за выручкой Берни Эклстоун фактически закрывает

Берни нужно помогать местному автоспорту – этим он заложит основу интересу к гонкам на годы вперёд.

Гран-при Бельгии, могут ли заменить повороты, которые проходили поколения чемпионов, очередные тилькедромы в азиатских странах? Теоретически – могут. Но для этого одному из самых богатых британцев нужно вспомнить, что ядро аудитории – ключевые клиенты Формулы-1 – находится по-прежнему в Западной Европе и для того чтобы гонки в новых государствах становились центрами эмоционального притяжения для болельщиков, интерес фанатов к Формуле-1 необходимо развивать на месте.

Примеры таких инициатив уже есть – Таво Хелмунд, промуотер будущего Гран-при США, намерен приложить значительные усилия для того, чтобы популяризировать Ф-1 в Штатах. На самом деле, это не ядерная физика – удачный маркетинговый план, хорошо смазанный дополнительными инвестициями, может творить чудеса. Но Хелмунду предстоит окупить коммерческое мероприятие, и у него есть стимул, ведь региональные власти окажут лишь ограниченную поддержку.

Организаторы Гран-при национального величия вопросами окупаемости, как правило, не озабочены и могут игнорировать подобные усилия. Вот именно в этом месте Берни Экклстоун должен повлиять на своих партнеров, а в идеале даже инвестировать некоторую часть из тех сотен миллионов долларов выручки от промоутеров Гран-при в популяризацию автоспорта. Лучший способ, помимо маркетинга, как нам видится – поддержка местных автомобильных серий и создание национальных программ продвижения пилотов.

А иначе наша с вами любимая Формула-1 рискует приобрести стерильную красоту мероприятия, которое проходит на чужбине и без связи с многолетней славной историей спорта.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 11
24 июля 2017, понедельник
23 июля 2017, воскресенье
22 июля 2017, суббота
Партнерский контент
Останется ли Даниил Квят в Формуле-1 в 2018 году?
Архив →