Шумахер: чувства – как у ребёнка перед Рождеством
Фото: Reuters
Текст: Пётр Геллер

Шумахер: чувства – как у ребёнка перед Рождеством

Накануне старта предсезонных тестов Михаэль Шумахер пообщался с журналистами Bild, рассказав о своих ожиданиях от сезона-2011, семейной жизни и дружбе с Феттелем.
31 января 2011, понедельник. 13:50. Авто
— Во вторник в Валенсии начнутся первые тесты в Формуле-1. Вы уже 20 лет в гонках и, вероятно, вряд ли испытываете волнение?
— Совсем наоборот, у меня буквально руки чешутся. Я чувствую себя, как ребёнок перед Рождеством.

Являемся ли мы претендентами на чемпионский титул? С моей точки зрения пока что нет. Ситуация проста: мы знаем, насколько хорош наш болид, но мы не знаем, какие машины у всех остальных.
— Вашим подарком станет новый "Мерседес". Вы уже сидели за его рулём?
— Нет, но у меня хорошее предчувствие. Сегодня не нужно сидеть в машине, чтобы получить первые впечатления, у нас достаточно информации.

— О чём говорит эта информация?
— О том, что парни на базе в Брэкли проделали отличную работу, я очень доволен. Мы достаточно рано начали работать над новой машиной. Мы также усовершенствовали все те идеи, которые помогли нам улучшить машину 2010 года.

— Звучит так, будто вы сами принимали участие в создании машины.
— Я всегда нахожусь в контакте с инженерами. Зимой у меня нет возможности много тренироваться вне дома, поэтому у меня есть время для того, чтобы посидеть и подумать. Как мы можем добиться той или иной цели? На какой стадии нашего плана мы находимся? Когда я могу потревожить инженеров, чтобы посоветовать что-нибудь? Мобильный телефон всегда со мной. И когда я звоню, то в Англии знают, что Шумахер снова тренировался и думал о машине.

— Вице-чемпион 2010 года Фернандо Алонсо назвал вас главным соперником в 2011-м. Это была просто лесть?
— Фернандо умеет всё анализировать, он понимает, что у нас всё идёт лучше и лучше, в конце прошлого сезона всё уже было неплохо. Он также знает, что мы долгое время работали над новой машиной. Я думаю, что с его стороны реалистично опасаться "Мерседеса".

— Возможен ли для вас восьмой титул в этом году?
— Являемся ли мы претендентами на чемпионский титул? С моей точки зрения, пока нет. Ситуация проста: мы знаем, насколько хорош наш болид, но мы не знаем, какие машины у всех остальных.

— В 42 года вам уже нелегко поддерживать форму?
— Совсем нет. Просто в прошлом году мне пришлось возвращаться после трёх лет перерыва. В это межсезонье я продолжил тренироваться и полностью готов.

— Достаточно готовы для того, чтобы побороться с 23-летним чемпионом мира, вашим другом Себастьяном Феттелем?
— Дело не только в том, что ему 23 года. Есть и более молодые гонщики. Но если говорить в этом отношении, то в прошлом году было понятно, что физически я ещё готов ездить в чемпионате мира.

— А в этом сезоне?
— В этом году у меня хорошие ощущения. В 2010 году я уже вскоре после тестов понял, что с той машиной многого добиться не получится. Теперь, надеюсь, у меня будет болид, который позволит бороться впереди.

— Вы провели хоть один день в межсезонье без мыслей о Формуле-1?
— Нет, потому что я не должен вытеснять спорт из своих мыслей. Я люблю его. Почти каждый день так или иначе я сталкиваюсь с Формулой-1. Но, конечно, бывают дни, когда в раздумьях о ней нет никакой необходимости. Это те дни, когда я нахожусь вместе с друзьями и семьёй и могу переключиться.

— Впереди у вас 20 Гран-при, придётся много путешествовать. Как на это смотрит жена Коринна?
— Сейчас больше нет тестов и времени на Формулу-1 тратится гораздо меньше, чем раньше. Коринна понимает это.

Мы смогли спланировать семейную жизнь так, что никто не в обиде. И я рад этому. Только при таком условии возвращение было возможным для меня. Также я договорился с Россом Брауном и Норбертом Хаугом о том, что количество моих участий в PR-мероприятиях будет ограничено. Мой приоритет – семья.
— Но ей должно быть трудно.
— Коринна росла вместе со мной и спортом. В прошлом году перед тем, как принять решение о возвращении, мы обсудили, в каком графике проходит сезон. Поэтому мы смогли спланировать семейную жизнь так, что никто не в обиде. И я рад этому. Только при таком условии возвращение было возможным для меня. Также я договорился с Россом Брауном и Норбертом Хаугом о том, что количество моих участий в PR-мероприятиях будет ограничено. Мой приоритет – семья. Это самое важное для меня.

— Как вы смотрите на то, чтобы выпустить пять чемпионов мира, которые сейчас гоняются (Шумахера, Феттеля, Алонсо, Хэмилтона и Баттона), на одинаковой машине и узнать, кто же из них лучше?
— Это была бы хорошая идея.

— Может, провести такое соревнование на мотоциклах?
— (Смеётся). Это была бы неравная схватка, я бы "вжарил" и обошёл всех достаточно быстро! Да, мотоциклы были моим хобби, но это большое преимущество. Гоняться на байке трудно. Я сомневаюсь, что мои коллеги по Формуле-1 смогут наклоняться в поворотах так сильно, как это нужно. По крайней мере, в первое время.

— У вас дома есть техника с мощностью менее 100 лошадиных сил?
— Конечно. У меня есть милый старый трактор, построенный ещё в 60-е.

— Каким образом вы постоянно сохраняете мотивацию?
— Такова моя натура. Я наслаждаюсь своей работой.

— А как вы мотивируете свою команду?
— При помощи своих выступлений. Если они видят, что я отдаю 100 процентов сил, то и работают соответствующе. При этом атмосфера у нас такова: если что-то пошло не так не по вине Шумахера, то в этом не виновата и команда. Но также время от времени надо беседовать с членами команды, общаться с ними жестами.

— Что это за жесты?
— Это незначительные вещи, вроде похлопывания по плечу или простой улыбки. Я знаю всех своих механиков. Мне не так хорошо удаётся запоминать имена, так что мне понадобилось время, ведь я пришёл в новую команду. Но со временем отношения выстраиваются. В какой-то момент вы уже знаете имена их подружек или жён и спрашиваете, как у них всё идет. К сожалению, мы слишком редко разговариваем друг с другом за кружкой пива.

Чисто гипотетически было бы неправильно, если "Мерседес" не интересовался бы планами Феттеля на будущее. Ведь моё будущее предсказуемо. Но всё это теоретически, я не говорю, что им на самом деле интересуются в команде.
— Правда ли, что "Мерседес" заинтересован в приглашении Феттеля?
— Нет никакого секрета, что у меня хорошие отношения с Себастьяном. Мы вместе празднуем, вместе ужинаем. Между мной, Себастьяном и Норбертом Хаугом есть дружеские отношения, достаточно длительные. Чисто гипотетически было бы неправильно, если бы "Мерседес" не интересовался планами Феттеля на будущее. Ведь моё будущее предсказуемо. Но всё это теоретически, я не говорю, что им на самом деле интересуются в команде.

— Феттель также фанатично настроен на позитив, как и вы. Он хочет опробовать буквально всё: поездить, полетать, подвигать.
— Мы хотели даже вместе прыгнуть с парашютом.

— Вы бы доверили ему свою жизнь в совместном прыжке?
— А вы?

— Я бы лучше прыгнул с вами, у вас больше опыта. Вам я доверяю.
— (Улыбается). Хороший выбор. В основном потому, что у нас с Себастьяном так и не получилось попробовать.

— Почему?
— Он новый чемпион мира, и времени у него нет. Слишком много обязательств.
Источник: T-Online
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →