Хайдфельд: уверен, что способен показать результат
Фото: Reuters
Текст: Пётр Геллер

Хайдфельд: уверен, что способен показать результат

Немец Ник Хайдфельд в преддверии тестов в составе "Лотуса-Рено" признался, что опыт работы с "Пирелли" должен дать ему преимущество, а также поговорил об инциденте с Робертом Кубицей.
11 февраля 2011, пятница. 01:10. Авто
— Ник, вы уже бывали в таких ситуациях, не так ли?
— Я уже не в первый раз оказываюсь в ситуации, когда казалось, что я останусь без места, но сейчас у меня есть шанс.

— Вы чувствуете давление в связи с тем, что вам надо доказать свой уровень?
— Нет. Я уже не в первый раз оказываюсь в подобном положении. В Формуле-3 у меня была куча соперников, то же самое происходило в молодёжной команде "Макларена" в Ф-3000. Кроме того, в "Уильямсе" мне пришлось завоёвывать свой шанс в борьбе с Антонио Пиццонией, так что я уверен в том, что способен показать результат. Думаю, что тесты в Хересе – первый и самый важный шаг к получению шанса выступать.

Я думаю, что работа с "Пирелли" должна стать преимуществом. Шины определённо изменились после того, как я ушёл от "Пирелли". Но я проделал наибольшую часть работы с конструкцией шин, а также немного поработал над составами.
— Вам поможет опыт работы с "Пирелли"?
— Я думаю, что это должно стать преимуществом. Шины определённо изменились после того, как я ушёл от "Пирелли". Но я проделал наибольшую часть работы с конструкцией шин, а также немного поработал над составами.

Определённо, у меня есть кое-какие знания о шинах, и они должны мне подойти. Я не пробовал развивать шины, которые подошли бы мне, но не подошли всем остальным. Но, естественно, вы не можете сказать инженерам, что шины получились хорошими, если вас они не устраивают. Всё должно быть неплохо, и я надеюсь, что это будет преимуществом.

— У вас есть определённый план относительно того, какой подход использовать на этих тестах?
— Я буду работать так, как и всегда. Как только я почувствую уверенность, то буду стараться ехать на пределе. Как бы долго не пришлось адаптироваться. Я не собираюсь думать о том, что сначала надо ехать медленно, я просто буду ехать так, как получится.

— У вас было время изучить машину?
— Было, но недостаточно! Всё было довольно сжато. Я побывал на фабрике, поговорил с инженерами, с Эриком Булье. Мы ещё даже не подогнали сидение, это придётся делать уже в Хересе. График очень плотный, и я не сразу узнаю о машине всё. Однако всё должно быть неплохо.

— Когда вы узнали, что будете работать на тестах в Хересе?
— В среду. Я поговорил с Эриком, тогда всё и стало ясно.

Конечно, инцидент с Робертом ужасен. У меня были странные ощущения, когда в воскресенье узнал о его аварии. Я надеялся, что не всё так плохо.
— Что вы думаете насчёт Роберта?
— Конечно, данный инцидент ужасен. У меня были странные ощущения, когда в воскресенье узнал о его аварии. Я надеялся, что не всё так плохо. Я провёл большую часть дня в Интернете. Трудно понять, чему там можно верить, однако информацию я мог получить только оттуда.

Первая информация, которую я увидел, – что у него сломана нога, но, к сожалению, всё оказалось куда хуже. Если взглянуть на его машину, из которой торчал защитный барьер, то можно понять, что ситуация была весьма драматичной.

К счастью, затем стала поступать более позитивная информация. Хотя поначалу не было уверенности в том, что он выживет, ходили разговоры о возможной ампутации. Даже если бы мы не были раньше напарниками по команде, это реально шокировало. Это было ужасно.

Конечно, я надеюсь, что он восстановится как можно скорее. С другой стороны, раз мне представился шанс, то я попробую им воспользоваться.

— Несколько лет назад вы и сами получили травму. Насколько ограничены пилоты в том, чем они могут заниматься вне Ф-1?
— Ну, тогда я ехал на велосипеде! Всё может происходить очень быстро. Конечно, некоторые занятия более рискованны, чем другие. Возможно, ралли является одним из самых рискованных Каждый сам для себя решает, чем ему заниматься.

Насколько я понимаю, ему не повезло в том, что защитный барьер был не таким, каким он должен был быть. Но такова жизнь и таковы гонки. К сожалению, не всегда всё получается идеально.

У людей, которые принадлежат к элите спорта и которые испытывают к нему страсть, обычно имеют силы для возвращения. Я уверен, что Роберт – из числа таких людей.
— Как, по вашему мнению, на всё это отреагирует Роберт?
— Его любовь к автоспорту очевидна, вероятно, именно поэтому он занимается ралли. Он сделает всё, чтобы вернуться. Мы все знаем, что несколько лет назад у него был инцидент, после которого он смог вернуться быстрее, чем ожидалось. Сейчас доктора удивлены тем, что он уже способен двигать пальцами после такого короткого промежутка времени.

Конечно, он будет очень мотивирован и изо всех сил будет стараться вернуться. Трудно узнать, что с ним происходит, что он думает и чувствует. Я читал истории других людей, которые пережили серьёзные аварии, и я думаю, что ему может быть очень трудно. Но люди, которые принадлежат к элите спорта и которые испытывают к нему страсть, обычно имеют силы для возвращения. Я уверен, что Роберт – из числа таких людей.
Источник: Autosport
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →