Цепляясь за Формулу-1
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Цепляясь за Формулу-1

Журналист Autosport Эд Строу вспомнил вместе с Ником Хайдфельдом все прежние моменты в карьере немца в Ф-1, когда казалось, что Квик Ник уже не сможет вновь выйти на старт Гран-при.
2 марта 2011, среда. 16:00. Авто
"Моя карьера в Формуле-1 несколько раз возвращалась к жизни, но я должен сказать, что данный случай — самый экстремальный". — Ник Хайдфельд.

Лишь невероятное стечение обстоятельств — удачное для него и ужасное для бывшего напарника Роберта Кубицы — сделало возможным очередное возвращение Ника Хайдфельда в Ф-1. 33-летний немец уже не раз вроде бы отправлялся на обочину Гран-при, но каждый раз ему удавалось вернуться. На сей раз он оказался в «Лотусе-Рено», который может позволить ему вновь подняться на верхнюю ступеньку подиума — там он не был начиная с шестого этапа Формулы-3000 в 1999 году.
После Ф-3000 я надеялся — так же, как и сейчас, — что через несколько лет буду за рулём топ-болида бороться за чемпионский титул. Формула-Форд, Ф-3 и Ф-3000 — это не Ф-1, но я выиграл все эти серии и думаю, что могу сделать то же самое в Ф-1.

Только тот, кто не обращает внимания на факты, может назвать Ника безнадёжным. Очевидно, что нестабильность его карьеры в Ф-1 в первую очередь была вызвана цепью совпадений, а не недостатком мастерства: большинство обитателей паддока считают Хайдфельда хорошим, стабильным пилотом. Одарённый — пусть и не так, как Фернандо Алонсо, но достаточно, для того чтобы получить место в стане лучших. Именно поэтому он стал очевидным выбором для Эрика Булье, когда босс «Лотуса-Рено» осознал, насколько серьёзна авария Кубицы.

Постоянные восставания Хайдфельда из пепла также доказывают, что у него правильный настрой и необходимый набор навыков, чтобы справляться с такой ситуацией. После побед в Ф-3000, немецкой Ф-3 и Формуле-Форд его карьера в Ф-1 не должна ограничиваться борьбой за очки.

Пребывание Ника в Ф-1 вполне могло подойти к концу уже после дебютного сезона за рулём ужаснейшего «Проста» AP03 в 2000-м, либо после ухода из «Заубера» в конце 2003-го. Или если бы Фрэнк Уильямс не подписал с ним контракт на сезон-2005 в последний момент. Затем был уход «БМВ», который оставил его без места на 2010 год. До аварии Кубицы у Ника не было места и на 2011-й.

Однако даже после всего этого Хайдфельд остаётся таким же амбициозным, как и в тот момент, когда он приходил в Ф-1.

"После Ф-3000 я надеялся — так же, как и сейчас, — что через несколько лет буду за рулём топ-болида бороться за чемпионский титул, — говорит Хайдфельд. — Формула-Форд, Ф-3 и Ф-3000 — это не Ф-1, но я выиграл все эти серии и думаю, что могу сделать то же самое в Ф-1".

Его первый сезон стал суровым пробуждением после сладкого сна в молодёжных сериях. «Прост-Пежо» стал катастрофой. Экс-«Лижье» закончила сезон на последней строчке, а Хайдфельд ни разу не смог квалифицироваться выше седьмого ряда. Финиши в гонках были редкими, результаты плохими, очков не было. Только наличие в другой машине Жана Алези позволяло Хайдфельду демонстрировать, что он может хорошо выполнять свою работу — Ник закончил год выше француза в общем зачёте (правда, лишь по дополнительным показателям).

"В тот год мы были последней командой, — вспоминает Хайдфельд. — Обычно тогда последней была «Минарди», но мы оказались позади даже неё. Это было особенно разочаровывающим, почему что вся работа, которую мы проделали, ничего не изменила. Когда у вас нет прогресса, это худшая ситуация. Я был в составе команд, у которых были плохие машины, но при условии упорной работы вы обнаруживали проблемы и могли что-то менять. Однако в «Просте» не менялось ничего. Это было очень сложно".

Пара столкновений с Алези стала единственным памятным моментом года. Хайдфельд не произвёл особого впечатления, и его переход в «Заубер» не давал причин ожидать от него ничего, кроме посредственного пребывания в середине пелотона.

К счастью, «Заубер» C20 стал настоящей жемчужиной. Хайдфельд провёл отличный сезон в качестве лидера команды, где его партнёром был Кими Райкконен, сенсационно взятый в Ф-1 прямо из Формулы-Рено. Ник занял четвёртое место в Австралии, затем завоевал первый подиум в Бразилии и в итоге привёл команду к выдающемуся четвёртому месту в Кубке Конструкторов.

Затем пришёл большой шанс. Со времён Ф-3 Хайдфельда поддерживал «Макларен-Мерседес», и когда Мика Хаккинен объявил о будущем отпуске (на деле ставшем завершением карьеры), то в одной из топ-команд появилась вакансия. Хайдфельд был тестером «Макларена», а потому очевидным выбором, однако в итоге место получил Райкконен.

Хайдфельд слишком умён, чтобы говорить что-то негативное о решении Рона Денниса. Похоже, Деннис подозревал у Хайдфельда недостатки с точки зрения организационной работы и имиджа — того, о чём сам Ник не хочет распространяться.

"Это был большой шанс для меня, потому что «Макларен-Мерседес» помогал мне начиная с моего второго года в Ф-3, когда я управлял болидом, окрашенным в серебряный цвет, — говорит Хайдфельд. — Затем, когда я пришёл в «Прост», то оставался связанным с «Маклареном», и у меня был хороший шанс перейти туда после первого года в составе «Заубера». Но они решили взять Кими. Да, он стал чемпионом мира, но у меня мог быть этот шанс.

Я много думал, изучал разные теории такого решения, но не буду делиться своими соображениями. Но если взять вопрос имиджа, то, думаю, Кими не идеально подошёл им
".
Я много думал, изучал разные теории такого решения, но не буду делиться своими соображениями. Но если взять вопрос имиджа, то, думаю, Кими не идеально подошёл им.

В общем, Ник остался в «Заубере». После второго удачного года, когда он помог команде занять пятую позицию вместе с диковатым бразильцем по имени Фелипе Масса, у Хайдфельда была хорошая репутация. Затем пришёл неизбежный спад 2003 года, когда «Заубер» вновь откатился на шестое место, а немец сумел набрать только шесть очков, в то время как швейцарская команда не могла угнаться за темпами развития лидеров в области аэродинамики.

Из всех партнёров Хайдфельда, в числе которых были Алези, Райкконен, Масса, Джорджио Пантано, Тимо Глок, Жак Вильнёв и Роберт Кубица, только Хайнц-Харальд Френтцен в 2003 году сумел превзойти его в ходе совместных выступлений. Не слишком плохие достижения, но «Заубер» подписал контракты с Джанкарло Физикеллой и Массой, вернувшимся после года тестов в «Феррари», так что места для Ника на 2004-й не осталось.

"У меня были грустные ощущения, — говорил тогда Петер Заубер. — Я хотел работать с ним. Он очень профессионален. Он очень точен, особенно в технической части. Инженерам легко работать с ним, и у него очень хорошая скорость. Сейчас Ник в сложной ситуации, и я надеюсь, что он сможет найти себе место".

Хайдфельд полагает, что решение «Заубера» расстаться ухудшило его репутацию, из-за чего Нику было сложнее остаться в пелотоне в 2004 году.

"Ожидания всегда очень важны, — говорит Хайдфельд. — Всё зависит от ощущений команды. В 2001-м они были отличные, потому что никто не думал, что мы сможем финишировать четвёртыми. Это был фантастический сезон для маленькой команды. Прогресс был большим, но, с другой стороны, затем мы чуть откатились назад. Все были расстроены, пусть даже мои выступления остались на прежнем уровне. Это проблема восприятия".

И всё же Хайдфельд нашёл себе место, обойдя Йоса Ферстаппена в борьбе за право стать вторым пилотом «Джордана». У команды был глубокий спад, и седьмое место в Монако было действительно хорошим результатом, оно оставило Ника в деле. Затем пришло предложение «Уильямса» принять участие в тестовой программе и конкурировать с бывшим чемпионом британской Ф-3 Антонио Пиццонией за место боевого пилота.

"Это было сумасшедшее время, — вспоминает Хайдфельд. — Когда сезон-2005 наконец-то стартовал, у меня было впечатление, словно я уже проехал целый год! Это ведь была не одна тестовая сессия, всё длилось месяцы! Презентация машины проходила в Валенсии, мы с Антонио не знали, кто будет пилотом. Команда хорошо отзывалась обо мне, но Фрэнк ничего не говорил!

За 10 минут до презентации нас пригласили в комнату, где нас ждал Фрэнк. Антонио зашёл туда до меня, и я старался понять по его внешнему виду, что ему сказали. Но я не мог понять! Затем зашёл я. У меня не было радостных криков, я не ликовал — было ощущение, что с плеч упал огромный камень. Это была странная ситуация из-за её напряжённости. Затем, в ходе презентации, Пиццонии пришлось сидеть рядом со мной и говорить, как он рад быть тест-пилотом! Представляю, какие при этом ощущения!
"
"Уильямс"-2005

"Уильямс"-2005

Это было началом длительных отношений с «БМВ». Момент был неудачный, так как в тот год началась серия «Уильямса» без побед, которая продолжается до сих пор. Хорошие этапы были, но Ник знал, что 2005 год должен стать трудным.

"Ожидания заключались в том, что этот сезон не будет фантастическим, потому что годом ранее темпы развития были не идеальными. Однако сезон стал одним из лучших для меня. Я завоевал первый поул и дважды занял второе место за одну неделю — на «Нюрбургринге» и в Монако. Однако вы всегда хотите большего, когда выступаете за команду вроде «Уильямса», которая была в числе лидеров".

"Это был сложный сезон, ведь отношения между «БМВ» и «Уильямсом» были неидеальными. Однако они настоящие гонщики. У меня было впечатление, что для «Уильямса» политические мотивы не играют никакой роли — они выбрали пилота, который быстрее".

«БМВ» вернул Ника в знакомое окружение «Заубера» в 2006-м — в рамках программы, которая, как многие ожидали, должна была наконец-то принести Хайдфельду первую победу. После солидного начала в 2006 году команда продолжила подбираться к лидерам в 2007-м и 2008-м — когда в Канаде Хайдфельд, находившийся на тактике с одним пит-стопом, вынужден был пропустить Роберта Кубицу, шедшего на два пит-стопа, чтобы обеспечить команде победный дубль. Тогда казалось, что скоро и у Ника будет шанс поднятья на верхнюю ступеньку подиума.
Это была странная ситуация из-за её напряжённости. Затем, в ходе презентации, Пиццонии пришлось сидеть рядом со мной и говорить, как он рад быть тест-пилотом! Представляю, какие при этом ощущения!

Затем пришла катастрофа 2009 года и уход «БМВ», который вновь оставил Хайдфельда за бортом, хотя за три с половиной совместных сезона он набрал больше очков, чем Кубица.

После этого был период работы резервным пилотом «Мерседеса» и затем тесты с «Пирелли», которые позволили ему остаться в паддоке, прежде чем «Заубер» позвал Ника на пять последних гонок сезона. Спустя несколько недель после возвращения «Заубер» заключил сделку с Серхио Пересом на 2011-й, и Хайдфельд вновь остался ни с чем.

И вот мы подходим к 6 февраля 2011 года. Когда Ник проснулся с утра, в перспективах у него был сезон, в котором он должен был наблюдать за гонками Ф-1 со стороны. Ник думал: «Мои шансы на место в Ф-1 становились всё меньше и меньше». Возможно, на этом всё и было бы закончено — пилот, точно достойный хотя бы одной или двух побед, так и остался бы с неприятным достижением по числу гонок без побед (172) и наибольшему числу вторых мест при отсутствии побед (8).

Затем Ник увидел первые новости об аварии Кубицы и понял, что, возможно, для него может появиться место в Ф-1. Менее чем неделю спустя он вернулся за руль «Рено» в Хересе, а ещё через несколько дней подписал контракт на оставшуюся часть года.

Новый год, новое воскрешение карьеры. Причём вполне заслуженное — несмотря на столь ужасные обстоятельства.
Источник: Autosport Сообщить об ошибке
Всего голосов: 6
27 марта 2017, понедельник
26 марта 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Что делать Фернандо Алонсо перед сезоном-2018?
Архив →